Остров ТОП
Севастополь 20° ... 22°

Наперсточник и проститутка — сравниваем старую и новую медицину

16.10.2015 12:45
Здравоохранение в Крыму и Севастополе сильно изменилось, но стало ли оно лучше? Хотя перемены еще идут, уже можно подвести некоторые итоги. И они очень неоднозначны.

Чиновники от медицины, не работавшие в Севастополе ни дня до весны 2014 года, любят рассказывать, какой преступной, бесчеловечной и безответственной была прежняя медицина. Ну окей. А как можно охарактеризовать медицину нынешнюю?

Давайте попробуем разобраться, что мы приобрели и что потеряли за эти 19 месяцев.

Ты не должна быть доброй, детка

До 2014 года бесплатно сдать элементарный анализ крови или сделать УЗИ в Крыму и Севастополе было почти невозможно. Теперь — пожалуйста, только предъяви полис ОМС. Когда нам об этом сообщили, граждане ринулись сначала за полисами, а потом в поликлиники, чтобы, наконец, подлечиться. Но столкнулись с длительными сроками ожидания.

На сайте Минздрава значится: при прохождении диспансеризации первый визит к врачу и сдача анализов займет всего один (!) день. Однако давайте возьмем средний возраст — 42 года. В этом возрасте нужно сдать анализ крови общий, на холестерин, глюкозу крови, анализ мочи, измерить внутриглазное давление, сделать маммографию, ФЛЮ и ЭКГ. И все это — за один день. Где вы такое видели?

В реальности даже чиновники говорят, что ждать планового УЗИ в Севастополе нужно 10 дней. Хотя и это неправда: УЗИ и маммографию можно ждать несколько месяцев, не говоря уже о КТ и МРТ. В лечебных учреждениях попросту нет нужных аппаратов, лабораторий, специалистов-лаборантов.

Но ведь анализы надо еще интерпретировать и назначить лечение. А делать это некому: пока пациенты осаждают больницы, медработники оттуда бегут. Во всех поликлиниках Севастополя не хватает участковых терапевтов. С узкими специалистами — окулистами, эндокринологами, кардиологами — еще хуже.

Бегут потому, что нагрузки на медиков колоссальные: количество всевозможных бумажек возросло в разы. И нужны они не столько пациентам, сколько работающим с полисами ОМС страховым компаниям — как повод придраться к работе врачей и оштрафовать их.

Зачем страховщики это делают? Чтобы потратить как можно меньше денег, которые им платит за пациентов государство. Для этого врачам спускают специальные стандарты медпомощи. Точнее, уже не медпомощи, а «оказания медицинских услуг». И составлены они очень хитро.

Вот пример: пациенты, наслушавшись сладких обещаний горздрава, требуют самого полного обследования и лечения. «Вам жалко, что ли?», — говорят они врачам. Врачам-то не жалко, но в стандарте есть усредненная частота и кратность предоставления медуслуги. Скажем, при инсульте вам положена реабилитация, и врач может назначить массаж.  Эта процедура в стандарте имеет частоту предоставления 0,4 при кратности 7. А значит, двум из пяти пациентов массаж назначат, остальным — нет.

Кому из пациентов отказать? Это решает врач в зависимости от состояния больного и показаний. Но часто во главе угла — принцип экономической выгоды. Врачу приходится за 15-20 тысяч рублей в месяц быть сволочью: если перерасходуешь больничные средства, ты и этой зарплаты не получишь — лишат стимулирующих.

В результате старые доктора просто не справляются — у них трясутся руки, окончательно садится зрение, на «разборе полетов» у заведующего они теряют последние нервы. А молодые просто уходят, и удержать их система не стремится.

 

Храм после изгнания торговцев

Раньше севастопольцы часто сдавали анализы в частных клиниках. Цены кусались, были очереди, но деваться некуда. Сейчас коммерсантов из государственных больниц погнали, а в тех, что остались, стоимость исследований выше, чем в мегаполисах.

Например, вам нужен рентген. Врач дает направление и записывает вас в очередь. Ждать — полтора месяца, а еще и рентген в поликлинике старый, и качество снимков низкое. Вы идете в платную клинику делать рентген за 800 рублей. Но и там очередь на неделю вперед, потому что конкуренции на рынке частных медуслуг в городе почти нет.

При этом мало кто знает, что платную помощь могут оказывать и государственные клиники — если пациент письменно откажется от бесплатной. И этим часто пользуются жители материковой России.

«У меня есть небольшие проблемы с сердцем, а я работаю дальнобоем, поэтому за здоровьем слежу, — рассказал нам житель Волгоградской области Сергей. — У нас в Волгограде есть кардиоцентр большой. Но попасть туда бесплатно тяжело: очереди, квоты. Поэтому я просто приезжаю, заключаю договор и прохожу обследование. Прием кардиолога 350 рублей в последний раз был. Все обследование с УЗИ и анализами, ЭКГ, плюс два приема врача и заключение мне обошлись в 3000 рублей. И все это я сделал за один день».

А теперь сравните с ценами в Севастополе.

Медобщак или оборот койко-мест — что лучше?

Еще пару лет назад в Крыму и Севастополе перспектива попасть в больницу была для многих равносильна финансовому краху. Но порой социальное государство пациенту заменял врач. Анестезиолог-реаниматолог одной из больниц на условиях анонимности рассказал нам об особенностях тогдашнего лечения.

«Люди лечились в зависимости от доходов и от того, кто был твоим лечащим врачом. Он мог назначить тебе все самое дорогое, а мог и бюджетно полечить. Причем если даже ты приносил хорошие препараты, это еще не значило, что именно их ты потом получал — врач мог слить твои лекарства куда-нибудь на сторону, а тебя лечить дешевыми аналогами. А мог взять деньгами: «Вы, конечно, можете пройтись по аптекам, сравнить цены. Но мы берем на оптовом складе, там все чуть дешевле. Зачем вам забивать этим голову? Давайте деньги, мы сами все купим», — так обычно говорили пациентам.

Естественно, покупались только самые необходимые лекарства — в остальном между пациентами просто перераспределялось больничное или то, что осталось от прошлых пациентов. Самый яркий пример — наркоз. Подошел, с родственниками поговорил: "Вам сейчас некогда, а надо быстро. Давайте я своими препаратами...". За наркоз при аппендиците, например, просили 300-500 гривен. А иногда посмотришь на человека и попросишь 700, потом часть денег отдаешь анестезистке», — признается врач.

Вспомнив все это, читатель может подумать: «Как здорово, что сейчас все изменилось!». И будет прав, но лишь отчасти. Потому что, со слов того же врача, медики часто тратили деньги богатых пациентов на нужды бедных.

«Вот раньше как было? Поработал немного, скопил лекарств: от того одно досталось, от этого — другое. И тут поступает пациент, и родственники не в состоянии нужные препараты купить, или их в аптеке нет. Но не оказать человеку помощь совсем ты не можешь — вот и перераспределяешь по своему усмотрению. Ну и в больнице какие-то препараты все же были. В общем, бомжей мы лечили тем, что есть, а обеспеченных тем, что они сами купят. А теперь мы всех лечим одинаково — чуть-чуть лучше, чем тогда бомжей».

Это был не единичный случай. Один из коллег нашего собеседника купил на свои средства мобильный аппарат УЗИ. Да, в частную собственность. Но сколько жизней он спас людям, которых невозможно было довезти из отделения в диагностическое подразделение — не счесть.

Сейчас медпомощь в стационаре бесплатна, поэтому желающих попасть, например, в дорогостоящее эндокринологическое отделение стало так много, что лечь туда стало практически невозможно. Плюс самих эндокринологов не хватает. Выручают, правда, дневные стационары. Один из таких недавно открылся и в эндокринологическом отделении городской больницы № 2.

Житель Севастополя рассказал «Примечаниям», что он испытал, когда его супруга попала с инсультом в стационар 1-ой Горбольницы: «В палате, куда ее положили, как будто взорвался фугасный снаряд — стены в кавернах как от осколков. Все обшарпано и затаскано до невозможности. Само лечение нормальное и бесплатное, но выписать стараются даже явно беспомощных. Жене стало чуть лучше, но она не говорит, не может управлять телом. А мне сказали, что держать в отделении ее больше не смогут и выписали домой».

Раньше родственники пациента могли «купить» более длительное пребывание в стационаре. Теперь же все четко подчинено правилам. С точки зрения системы — это безусловный плюс: вряд ли государство готово месяцами платить за лечение пациента со слабо выраженной положительной динамикой. Но дома родственники и больной останутся один на один с проблемой — понятия реабилитации и социальной адаптации в нашей стране присутствуют только на бумаге.

Выходит, что полноценная помощь у нас как была труднодоступной, так и остается — только по другим причинам.

 

Крутись как хочешь, а лучше умри

Теперь поговорим о так называемой высокотехнологичной помощи. Раньше за ней нужно было на свои деньги ездить в Одессу, Харьков или Киев. Теперь мы слышим, что тяжелобольных детей бортами МЧС бесплатно эвакуируют на материк. То есть помощь эта у нас в Севастополе и Крыму хотя бы появилась.

Но доступ к ней тоже очень своеобразный. Пока одни с восторгом рассказывают, как им на материке абсолютно бесплатно сделали эндопротезирование или операцию на сердце, другие потеряли всякую надежду на лечение.

Один из наших читателей, историю которого мы рассказывали летом, с сожалением сказал: «В Севастополе и Крыму медицина для меня умерла — это факт». У молодого человека сложный диагноз — хронический остеомиелит, которым он страдает уже 14 лет. «Я не получал должного лечения бесплатно, поскольку в городе попросту не было и до сих пор нет бесплатных специалистов и отделения, где меня могли бы содержать в таком техническом состоянии, как было до 2015 года».

Раньше он мог за деньги получить консультацию у хорошего иммунолога, пройти КТ и МРТ в приемлемый срок, купить необходимые лекарства: отделение, где мужчина проходил лечение, работало на полуплатной основе в стенах одной из больниц Севастополя.

Теперь же платное отделение закрылось, иммунолог уехал на материк, а бесплатная медицина на пациента «забила». Во время одного из обострений болезни «скорая» не смогла госпитализировать его ни в одно лечебное учреждение Севастополя — там его просто не брали. Участковый терапевт тоже ничем не смог помочь.

Давали ли ему направление на лечение в другие города Крыма, на материк? «Нет, мне никто такого не предложил: ни в скорой, ни зав поликлиникой. У нас врачи знают о том, куда можно направить, часто столько же, сколько и пациенты. Я с ними общался и понимал, что в моем случае Гугл полезней. Сегодня для меня открыты и Краснодар и Курган, которые ранее, как для гражданина другой страны, мне были фактически недоступны», — пояснил нам молодой человек.

У других пациентов Крыма со сходным диагнозом перспектив на полуострове тоже нет. Отделение костно-гнойной хирургии в Симферопольской клинической больнице скорой медицинской помощи № 6 — единственное на весь Крым — расформировывают. Причина чисто экономическая: гнойную инфекцию не вылечишь за пару дней, а значит, количество оплаченных по ОМС законченных случаев будет малым и оборот койко-дней низким. Это больнице невыгодно. Гораздо проще вскрывать флегмоны и абцессы, получая реальные деньги, чем лечить месяцами гниющую кость.

 

Почему расстреляли «скорую»

А еще сейчас у нас совершенно по иному работает служба экстренной медицинской помощи. И с этим тоже во весь рост столкнулись жители Севастополя и Крыма.

Прежде на «скорой» ничего не было — старые, раздолбанные машины, минимум препаратов. Но те, кого судьба призвала спасать жизни, продолжали делать это на голом энтузиазме — благо и требований было в разы меньше. Теперь же «скоропомощников» обложили тоннами бумаг, загнали в темные лабиринты многоканального финансирования («вот это из бюджета, а вот это по ОМС»), связали по рукам и ногам стандартами. И попробуй объясни возмущенным пациентам, что «скорая» чего-то не делает, потому что не положено. Ведь раньше-то было можно.

Одна из севастопольских бабушек отчаянно жаловалась корреспонденту «Примечаний», что «скорая» «отказалась сделать укол от давления, а вместо этого дали просто таблетку». Все пояснения фельдшера, что медработники действуют четко по стандарту, не нашли у нее понимания.

Бригад «скорой» в Севастополе не хватает, а те, что есть, могут справиться с нуждами половины населения города. При этом вызовы диспетчерами разделяются теперь на «экстренные» и «неотложные» — в первую очередь бригада выезжает на экстренные. Поэтому люди с приступами гипертонии или температурой могут ждать помощи по 3-4 часа. Бригада все равно приедет, хотя процент непрофильных вызовов в «скорой» ошеломляющий — около 20%. То есть каждый пятый вызов происходит по вопросу, который вполне может решить участковый терапевт.

Непонимание реалий новой медицины привело в Симферополе к страшной трагедии. Бекир Небиев — пациент перенесший инфаркт — не хотел обращаться к врачам в поликлинику (конечно, там же очереди!), а бесконечно дергал «скорую», которая совершенно справедливо отказалась приезжать к нему в один из дней. Тогда мужчина отправился на автомобиле к подстанции и расстрелял ни в чем не повинных сотрудников.

Мертвым уже не помочь, выжившие выздоравливают и планируют вернуться к работе, а медики, наблюдавшие за ситуацией, опасаясь за свои жизни, решили «укрупнить» бригады. Теперь на вызовы отправляются минимум по двое. Бригад стало меньше, а значит, время ожидания «скорой» снова возрастет.

 

На зимнем полустанке

И пациенты и врачи в один голос признают: наша новая система здравоохранения очень запутана. Причем такое ощущение, что запутана намеренно. Как же сравнить два явления, если рамки одного из них предельно размыты?

Мы решили прибегнуть к ассоциациям и вот что поняли. Медицина образца 2013 года в Крыму и Севастополе больше всего напоминала стыдливую проститутку. Это девушка из хорошей семьи, загнанная обстоятельствами на панель. Она спит за деньги и не скрывает этого, но иногда может провести ночь и с бедным студентом — если не по любви, то из жалости.

Новая медицина — это хладнокровный наперсточник. Он по-своему честен с окружающей его толпой: не выискивает лохов специально, играет со всеми ровно, но только по ему самому известным правилам. Он пуглив и подозрителен. Если кто-то из зевак пристально смотрит за его руками, раз за разом стараясь уличить в обмане, он признается, где лежит шарик. Открыто и с улыбкой.

Но это если смотреть на ситуацию глазами пациентов, готовых искать любые выходы ради собственного здоровья. А рядовые врачи и медсестры представляются сами себе пассажирами, у которых на зимнем полустанке стащили кошелек. Ехать надо, а не на что. И тут выходит наперсточник: «Ну что, сыграем?».

Система Orphus


comments powered by HyperComments

Copyright © 2014-2016

Все публикации защищены авторским правом.
В сети интернет разрешается копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, видео, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации только с обязательной активной, прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на адрес страниц сайта http://primechaniya.ru/.

Связаться с редакцией портала вы можете по адресу: primechaniya.ru@gmail.com
Все вопросы касательно размещения рекламы: pr-primechaniya.ru@mail.ru

Новости Севастополя. Примечания

Яндекс.Метрика