Реклама

«Уютный русский дом для русских партитур»

28.10.2014 10:09

Такими словами я решила озаглавить интервью с оперной певицей, лауреатом высшей театральной награды Союза театральных деятелей, художественным руководителем Детской филармонии – Екатериной Ивановной Терентьевой. Ведь именно так поэтично сама оперная дива и популяризатор классической русской музыки называет главный проект своей жизни – «Севастопольский театр русской оперы».

 

Екатерина Ивановна, почему именно опера, как вы решили стать оперной певицей?

Все мы родом из детства и в жизни, наверное, каждого актера, художника, музыканта чаще всего именно в детстве происходит то, что подталкивает его на выбор той или иной творческой профессии. Я начала играть на пианино с семи лет. Это был мой личный выбор, меня никто не заставлял этим заниматься. Родители предоставили мне свободу выбора.  Я сама попросила, чтобы мне купили пианино.  Начала ходить в музыкальную школу и первое время занималась на рояле, который стоял в   фойе   театре, в котором    работал мой отец. Собственный инструмент, мой добрый друг, появился у меня через пару месяцев. Училась я хорошо, и у меня появились первые достижения.

 Также я всегда очень много читала и где-то в классе седьмом мне в руки попался роман «Консуэло» Жорж Санд. Прочла эту книгу за пару дней. Она меня увлекла и    поразила тем, что  опера, как жанр, там является своеобразным действующим лицом. Книга нашла меня или я ее, не важно. Но это определило мою дальнейшую судьбу. Мне открылся удивительный мир оперы. И сама героиня, оперная певица,  выбирающая  свободу творчества, а не золотую клетку императорского театра, стала для меня настоящим откровением. Незадолго после этого, я окончила музыкальную школу, как пианистка.

 

А как к вашему выбору отнеслись ваши родители? Расскажите о них?

В 2009 году, здесь в Севастополе, я издала книгу, которую посвятила 65-летию Великой Победы советского народа над фашизмом и своему отцу Ивану Васильевичу Терентьеву. Это документальная книга, основанная на семейном архиве моих родителей. Когда я уезжала в Севастополь, то увезла с собой весь архив, а он, поверьте мне, уникальный. И сейчас, на фоне последних геополитических событий, эта книга приобретает особый смысл, превращаясь в уникальное информационное поле. Эта книга – история моей семьи и русского  драматического   театра, в котором  работал мой отец. Это эпоха 30-60-х годов двадцатого века.

Мой отец боевой офицер. В 1937 году он с отличием окончил среднюю школу и поступил в Московский авиационный институт. Потом служба в Красной армии. В 1941 году он должен был вернуться домой, но началась война, он остался служить.  Был на фронте с первого дня войны, с 22 июня 1941 года. Сначала служил на западной границе. К тому времени западная Украина уже вошла в состав СССР, и часть дивизий дислоцировалось на польско-советской границе. И прямо в ночь 22 июня началась бомбардировка. Тяжелое было время отступления. Далее, закончив краткосрочные курсы Горьковского (Нижний Новгород) военного училища, отец стал офицером танкистом. Служил на Западном и Первом Украинском фронтах, освобождал Киевщину, Западную Украину, Польшу.

Папа все это время вел подробные записи. Так на пожелтевших страницах фронтовых блокнотов остались  уникальные моменты  его фронтовых дорог.  В дорожных заметках он детально описывает, как и за что получил  свои боевые награды (одну из первых   медалей «За отвагу», ордена «Красной звезды», орден «Отечественной войны»), свои встречи с простыми поляками, которые с большой радостью встречали советских солдат, с чехами из бригады Людвига Свободы. В Карпатах старик-чех сказал ему пророческие слова, считая русский народ – великим, и предвещая ему особую роль в истории.

Войну мой отец окончил в звании старшего лейтенанта. Так что я лейтенантская дочка. Папа умер, не дожив до развала страны, которую он защищал, патриотом которой был,  Советского Союза. Ушел из жизни в 1991 году в госпитале ветеранов Великой Отечественной войны. Он этого развала, к счастью, не застал. Для него это было бы большое горе. Все его фронтовые дневники сохранились и вошли в мою книгу.

 

Расскажите подробнее об этой книге?

Я предварила свою книгу таким своим четверостишьем:

«И неожиданно однажды в смятенье напряженных дней

Открылся вдруг в альбоме старом Театр памяти моей».

 

Книгу так и назвала – «Театр памяти моей». Все дело в том, что 8 января 1944 года, когда город, в котором я родилась, Кировоград был освобожден от фашистов, было решено  перевести сюда  фронтовой  театр, костяк которого составлял актеры Луганского ТЮЗа, актеры из Ленинграда. Они во время войны обслуживали военные госпитали. Так  родился Кировоградский государственный русский драматический театр им. С.М. Кирова.  И хотя мой отец в то время никакого отношения к театру не имел, он ведь был танкистом, но после войны, окончив театральную  студию, стал работать там.

Это было время, когда в театре работали люди, для которых эстетическое не было отделимо от этического. Театр имел огромную силу влияния на молодежь. Интересно, что первая роль моего отца в театре была роль матроса Бойко в пьесе «За тех, кто в море» Бориса Лавренева. Удивительным образом ничего просто так не случается. Когда он вскоре после этого встретил мою маму, то удивился - её фамилия была Бойко.

Это было время великих свершений. Первый советский спутник подтвердил слова старого чеха, сказанные  моему отцу в Карпатах в 1944 году – «Война вас, русских, должна толкнуть на многое. Вы должны выйти на первое место по всем вопросам жизни. Мир это знает, и мир этого ждёт». Когда Юрий Гагарин полетел в космос, мне было всего три года, но я помню информационное сообщение об этом. От этого в нашем театре случилась такая суета. Мама  работала в бухгалтерии театра и иногда брала меня с собой на работу. Я, маленькая девочка, бегала по театру и радовалась и все радовались, слушали новости по приёмнику, в каком-то кабинете был даже телевизор. Тогда мы уже жили в Мариуполе. Туда в 1959-1960 годах был переведен наш театр, который получил новое название Сталинский областной   русский драматический театр (областной центр  Донецк в то время  назывался Сталино, а город Мариуполь Ждановым). Кстати, в Мариуполе мы с родителями жили на улице Нахимова. Символично, не так ли?

Таки образом, дом моего детства определяли книги, музыка, театр и люди, которые работали в театре. У  родителей было много хороших друзей. Все они очень радовались, моему рождению.  Для всего театра это был настоящий праздник. Потому что я была долгожданной дочерью. Свою книгу я так и начинаю: любовь, музыка и театр – это три кита, на которых стоял мой отчий дом. Первые детские впечатления  оказывают влияние  на всю дальнейшую жизнь. Ребенка нужно водить в театр, в хороший театр, нужно показывать самое доброе и прекрасное, что есть в жизни.

 

Вы можете вспомнить самое яркое впечатление своего детства?

Это моя первая встреча с театром. Спектакль по сказке Сергея Тимофеевича Аксакова «Аленький цветочек». Сказочные декорации, никакой условности – все как настоящее! Если это дерево – то сделано из множества тряпичных зеленых листочков, если река – то блестит и переливается, как играют блики солнца в настоящей воде. Самый яркий эпизод моего детства связан с этим спектаклем.

Мой отец играл роль купца. И в тот момент, когда купец сообщил, что уезжает в дальние края, я, трехлетняя девочка, восприняла это буквально и начала плакать. Мама вывела меня из зала, и мы с ней пошли за кулисы. Именно там я увидела настоящее чудо – аленький цветочек, краше которого нет на белом свете. Внутри у него была маленькая лампочка, горящая красным светом. Тут же я повстречала добрую Бабу Ягу, которая стала утешать меня и много других сказочных героев. И я была счастлива. С этого времени Аленький Цветочек для меня является символом счастья, добра, символом доброго театра и вечной победы Добра над Злом.

Считаю, что в каждом городе, в каждой школе должен быть киноклуб, в котором дети  могут видеть и изучать добрые фильмы и это поможет им стать настоящими людьми. Наш отечественный кинематограф обладает бесценным кладом. Это фильмы-сказки   режиссеров-сказочников Александра Роу, Надежды  Кашеверовой и Александра Птушко.

 

Но вернемся все-таки к опере. Что же было дальше, после того, как вы закончили музыкальную школу и перед Вами встал выбор, что делать дальше?

В тайне я мечтала об ВГИКе (Всесоюзный государственный институт кинематографии имени Сергея Аполлинариевича Герасимова), но была настолько скромна, чувствовала себя не пробивным человеком, что даже папе об этом не говорила. Все же меня увлекала музыка. Фортепиано уделяла много времени. Сонаты Моцарта, Бетховена, рапсодии Листа, вальсы, ноктюрны, этюды Шопена… После окончания школы  колебалась куда поступить. Как ни странно, сначала отправилась в Ленинград, где выбирала между философским и историческим факультетом, но музыка все же победила, и я поступила на музыкальный факультет педагогического института.

Получая такое образование, ты не можешь рассчитывать на место в оперном театре, потому что это музыкально-педагогическая специальность министерства просвещения, а профессия оперного певца приобретается в  консерватории – ведомстве министерства культуры. Институт я закончила с красным дипломом и мне даже дали направление в аспирантуру. Но я решила, что это не моя стихия и стала самостоятельно разучивать оперные партии. У меня был хороший проигрыватель и большая фонотека, коробки  грампластинок с лучшими образцами оперы. Будучи неплохой  пианисткой, я сама могла играть клавиры и разучивать оперные партии.

 

То есть, на тот момент, имея музыкальное образование, Вы все еще не могли реализовать свой вокальный талант. Что же или кто окончательно направил Вас в нужное русло?

После окончания института я работала музыковедом в Кировоградской филармонии. Но, также у меня там была своя сольная программа русского старинного и советского романса – это были мои первые вокальные шаги. Поэтическую часть вел мой отец, а я, аккомпанируя себе на рояле, пела. На тот момент я уже четко определила, что меня зовет опера. Помните, я говорила о романе «Консуэло»?  Но впервые я пришла к пониманию этого еще в 20 лет, будучи студенткой третьего курса музыкально-педагогического факультета.

И вот как-то художественный руководитель филармонии Дмитрий Дмитриевич Чернышев, окончивший  в свое время фортепианный факультет Новосибирской консерватории, человек которому я низко кланяюсь, сказал: «Хватит тебе сидеть в заштатной  филармонии, ты же хочешь петь, тебе нужно идти в консерваторию». Таким образом, моя дорога пролегла в Донецкую государственную консерваторию им. С.С. Прокофьева. Знаете такой фильм «Приходите завтра» Евгения Ташкова? Так вот моя ситуация была с точностью наоборот. Героиня фильма Фрося Бурлакова приезжает в Москву из Сибири, она обладает сильным голосом, но ничего не смыслит в теории и истории театра. Я же, напротив, выросла на книгах К.С. Станиславского, моими кумирами были МХАТовские актеры  и певцы Большого театра, но, как и героиня фильма приехала в Донецк, когда прием уже закончился. И только благодаря стараниям моего художественного руководителя  и прекрасно подготовленной программе экзамены у меня все же приняли, и я поступила на второй курс.

Поверьте,  великое счастье, когда у человека сбываются его мечты.  Вот такой момент случился со мной, когда мне из Донецкой консерватории прислали письмо о том, что я зачислена. Я снова начала учиться на стационаре, окунаюсь в  музыкальную жизнь Донецка. Пою много концертов. Готовлю новые программы, о которых пишут в газетах и показывают по телевидению. Всё как-то замечательно складываться. Я снова учусь на отлично. У меня теперь два красных диплома!

 

Вероятно, Вы действительно баловень судьбы. Как сложилась Ваша дальнейшая жизнь? Расскажите о первом рабочем месте в качестве оперной певицы и что Вы тогда ощущали?

После окончания консерватории я поучаствовала в серьезном прослушивании, которое устроил главный дирижер Днепропетровского оперного театра Борис Афанасьев, народный артист Российской Федерации. И я была зачислена в штат. А ведь в то время, Днепропетровская опера была одной из лучших в СССР. Вы только представьте, какое это было великое счастье для человека, который мечтал быть оперным певцом, и,  наконец-то, стал им.

Я  очень старалась радовать своих родителей, мамочку особенно, потому что у неё   судьба сложилась очень тяжело, она так и не смогла реализовать свою мечту стать хирургом. После войны жизнь была сложной, к тому же, она перенесла немецкий плен, тяжелейшее ранение от осколка американской бомбы. Учиться у нее не было возможности. И я всегда говорила маме, что оба мои красных диплома – ее, потому что только благодаря родителям я смогла реализоваться  и стать певицей.

 

Сегодня Вы живете в Севастополе. К сожалению, здесь нет оперного театра, что же удерживает вас на плаву?

За эти десять лет моей жизни в Севастополе из-за отсутствия оперного театра я не могла быть востребованной, как оперная певица. Где здесь петь Виолетту, Аиду, Татьтяну… Но, у меня появилось время. За это время я стала писать музыку, занялась композицией, хотя  сочиняю давно, примерно с 20 лет, но оформилось это здесь. Сейчас   готовлю к выпуску свой первый диск. Это мои  романсы и песни. Вы знаете, русские певцы –  универсалы. На западе как? Если ты камерный певец, то ты камерный, если оперный – то только оперный. У нас по-другому, русский певец всегда универсал. Он и в опере поет и на эстраде. Да еще и музыку сочиняет, и стихи. Одним словом – широкая русская душа.

И хоть в нашем славном городе нет пока оперного театра, я все-таки благодарна судьбе и своему супругу, который по работе переехал в Севастополь 11 лет назад. Он  инженер в области ракетостроения, выпускник Московского авиационного института. Иван Николаевич всегда поддерживал меня, и, не будучи человеком художественной профессии, он, можно сказать, стал для меня тылом. И если бы не его поддержка, то в городе, где на 10 лет фактически остановилась моя сценическая жизнь из-за отсутствия инфраструктуры  театра, где мне негде себя реализовать в полной мере я, наверное, пала бы духом. Благодаря его советам, почувствовала себя свободной в творчестве. Я занимаюсь  концертной деятельностью. Так появились мои авторские программы «Гурзуфская муза поэта», посвященная А.С.Пушкину и М.Н.Волконской и  программа русских романсов «Романсы Чеховской поры», премьера которой состоялась в Доме А.П.Чехова в Ялте. Эти программы  я исполняю, аккомпанируя себе на фортепиано. У  меня появилось много творческих идей по популяризации оперы, русской оперы. И все это благодаря Севастополю.

 

Екатерина Ивановна, но какое отношение Севастополь имеет к опере, ведь здесь никогда не было оперного театра? 

Да специального здания действительно никогда не было. Но у Севастополя богатая оперная история. Его уникальность состоит в том, что в начале 20 годов ХХ столетия основы оперного искусства здесь закладывал сам Леонид Витальевич Собинов. Будучи в то время европейской знаменитостью, первым тенором России, директором Большого Театра, создателем того образа Ленского, который до сих пор является эталоном не только в нашей стране, но и за рубежом. Важно отметить, что по образованию Леонид Собинов был юристом, но впоследствии выбрал стезю оперы.

В то время в России шла гражданская война, и в Севастополе знаменитый тенор оказался во время своих гастролей. Он поселился в Балаклаве, где у него родилась дочь. В то время как раз уже установилась советская власть. И хоть оба его старших сына и были в белом движении, по поручению самого Ленина, или же Анатолия Васильевича Луначарского, который в то время был наркомом просвещения, Леонида Собинова назначили руководителем местного подотдела искусств в отделе народного образования. И вот на базе различных помещений, так как отдельного помещения под оперный театр в Севастополе не было, начала выступать его оперная труппа. За такое короткое время, два-три года, было поставлено неимоверное количество опер, не только в Севастополе, но и в других городах Крыма. Но  когда Леонид Витальевич возвратился в Москву, все это сошло на нет.

Кроме того, в летописи жизни Федора Ивановича Шаляпина страница о его пребывании в Севастополе расписана им самим наиболее подробно, больше всего внимания он уделил именно  нашему городу. Известно, что здесь, на Приморском бульваре в 1917 году состоялся его благотворительный концерт в пользу строящегося тогда здания Матросского клуба. Благодарные севастопольцы подарили ему за это серебреный венок. В 60-е годы   дочери знаменитости  вернула его городу, и сегодня он хранится в музее театра им. А.В. Луначарского. Шаляпин здесь даже летал на аэроплане, и это добавило  ярких красок в его впечатления от Севастополя.

 

Вы многое делаете для популяризации оперы в нашем городе, расскажите о Ваших основных задумках на сегодняшний день?

Все эти примеры из славного прошлого нашего города, о которых мы только что вспоминали, вдохновили меня на проект под названием «Собиновская музыкальная ассамблея», который я начала осуществлять с 2011 года. Первый такой концерт мы провели в Доме Москвы в июне месяце и приурочили его ко дню рождения Леонида Собинова, которое отмечается 7 июня и дню России.

Дай бог, чтобы этот проект был поддержан нашими сегодняшними властями. Я много говорю об этом в последнее время. Подавала его в разные инстанции, тогда еще украинские. Сейчас, в связи с последними событиями, этот путь необходимо будет начинать сначала. Но уже сейчас я написала очень обстоятельное письмо нашему губернатору Сергею Ивановичу Меняйло и в городское управление культуры. Кроме того,   этот вопрос поднимался во время встречи с  участниками  Международной Ассамблеи «Русский Крым: историко-цивилизационные корни», которая проходила с 12 по 13 мая в Крыму.

Город Севастополь посетили потомки исторических русских родов из-за рубежа, среди которых: граф П.П. Шереметев, князь А.А. Трубецкой, князь Д.М. Шаховской, князь А.А. Долгорукий, князь М. Воронцов-Вельянинов, а также руководители и члены Российского дворянского собрания: князь Г. Гагарин, А.Ю. Королев-Перелешин, князь З.М. Чавчавадзе, А.П. Нахимов, ученые, общественные деятели, журналисты. Возглавил делегацию Депутат Государственной Думы Российской Федерации, Директор Института стран СНГ Константин Затулин.

Сам граф Петр Петрович Шереметьев, ректор Парижской русской консерватории имени Сергея Васильевича Рахманинова, архитектор, Почетный председатель Президиума Международного совета российских соотечественников, с которым я лично знакома уже лет шесть-семь, выразил  слова поддержки и свою заинтересованность в этом проекте. И даже внес предложение, что все это должно стать программой культурного центра, который мог бы получить название Шереметьевский. Ведь мы знаем, что графы Шереметьевы были большими меценатами русского искусства, а Прасковья Ивановна Жемчугова, жена графа Николая Петровича Шереметьева, графиня Шереметьева – одной из первых русских оперных певиц. Этому факту также следовало бы уделить внимание.

Кстати, такой музыкально центр сегодня существует в городе Иваново на базе помещения одного из высших учебных заведений. Коллектив этого центра проводить огромную просветительскую работу. Их академический хор поет русскую музыку, много гастролирует. 

Так вот Петр Петрович поддерживает этот проект и даже более того, на форуме он представил меня   севастопольским  властям   как своего представителя и просил содействовать и помогать мне.  

 

А что, по-вашему, будет означать создание такого оперного центра в нашем городе, какую работу для этого необходимо провести?

Тут следует понимать, что любой проект – это финансовый проект. Для его реализации мне нужны партнеры. Рейтингу высокого искусства в нашем обществе мы можем круглый стол посвятить, не все так просто. И нужно пробиваться, достучаться…

Сейчас будет подана на рассмотрение смета Собиновских музыкальных ассамблей. Мне нужно представлять, какой оркестр, какие солисты могут принять участие. Но для начала, честно говоря, мне бы хотелось получить помещение с роялем, чтобы начать деятельность Русского филармонического общества имени Л.В. Собинова. Таким образом, появится концертная площадка для воплощения моих идей.

Знаю, что в нашем городе сегодня много коммунальных помещений, которые не используется. Среди них вполне можно найти то, которые подошло бы для этих нужд, не обязательно, чтобы оно было расположено в центре города. Это должно быть помещение с залом мест на 50-80, но лучше 100, с маленькой  сценой для рояля и стенами, на которых будут портреты композиторов и певцов, которые прославили русскую оперу.

На базе такого оперного центра возможно проведение  не только концертов, но и мастер-классов, пресс-конференций, различных медийных проектов, и так далее. Это великолепная перспектива на десятилетия.  

 

В чем же изюминка Вашего проекта, чем он может заинтересовать севастопольскую общественность и городские власти?

Такой центр станет связующим звеном с Парижской русской консерваторией,  своеобразным мостом: Севастополь – Париж. Так много между этими двумя городами. И Севастопольский бульвар, который находится практически в центре Парижа, и много других французских топографических названий, так или иначе связанных с историей нашего города. Известная  личность истории зарубежного русского музыкального искусства 20 века Клеопатра Адреевна Карини-Мозжухина, оперная певица, жена баса Александра Мозжухина, сохранившая и передавшая на родину уникальный архив братьев Мозжухиных (брат Александра – Иван Мозжухин был звездой немого русского кино и исполнял роль адмирала Корнилова в фильме 1911 года «Оборона Севастополя»), была уроженкой Севастополя. Долгую жизнь она прожила во Франции, но оставаясь гражданкой Российской империи, мечтала вернуться на Родину и вернулась в начале 70-х годов. Автор популярнейших французских романов об Анжелике Серж Голон (Всеволод Голубинов) учился в Севастопольской мужской гимназии и в годы гражданской войны, 17-летним юношей отправился в эмиграцию, чтобы воссоединиться с семьей.

Оперному театру в Севастополе быть. Я в этом уверена. И когда меня спрашивают, в чем ноу-хау этого проекта, ведь оперных театров в России много, я отвечаю так. Во-первых, Севастополь – это город федерального значения наравне с Москвой и Санкт-Петербургом, южная столица, «России южная звезда», если хотите. А город такого статуса не мыслим без оперного театра. Кроме того, исторически сложилось так, что Севастополь связан с именами великих русских певцов Собинова, Шаляпина, а значит нам досталось замечательное культурное наследие. Будем преумножать.

Во-вторых, весь смысл моего проекта, его ноу-хау в том, что среди большого количества оперных театров на сегодня нет ни одного, который бы всецело был посвящен русской опере. И это учитывая то, что именно русская опера всегда была в авангарде мировой оперной традиции 19-20 века.

 

Поэтому Вы и акцентируете внимание на том, что это должна быть именно русская опера?

Да. Ведь ХIХ век был бриллиантовым веком русской музыкальной культуры.  Общепризнано, что многие произведения именно русских композиторов предвосхищали основные тенденции оперного искусства ХХ века. Примером может служить опера «Каменный гость» Александра Сергеевича Даргомыжского по тексту Александра Сергеевича Пушкина. Даже Дж. Верди изучал клавир и партитуру этой оперы. А «Могучая кучка»? Величайшие достижения, новаторство в оперной сфере. Взять хотя бы оперу «Князь Игорь» А.П. Бородина. Он был  и ученым-химиком, и композитором. Найдите параллель в истории зарубежной музыки. Особой темой также является Пушкин в музыке, которая очень хорошо раскрыта в творчестве Николая Андреевича Римского-Корсакова.

Когда Ференц Лист окунулся в изучение  сочинений русских композиторов, а он был большим авторитетом, то сказал, что только в России бьет живая, здоровая музыкальная струя. И, наверное,  неслучайно, что и сегодня такие композиторы как Петр Ильич Чайковский и Сергей Васильевич Рахманинов – самые исполняемые в мире. Русская музыка – это достояние России и мы должны об этом помнить. Русская культура, я не хочу употреблять слово – оружие, но она наш и щит, и наш меч. Русская музыка является достоянием человечества.

 

Но, если быть откровенным, опера –  дорогое удовольствие. Надо содержать здание театра, платить зарплату творческому и хозяйственному персоналу.  Может ли сегодняшний Севастополь позволить себе такую роскошь?

Да, содержание оперы – это непросто  с финансовой точки зрения, но и этот момент учитывается в предлагаемом  мною проекте. Ссылаясь на опыт Германии отмечу, что Оперный театр Рихарда Вагнера в Байрёйте, где идут только оперы этого немецкого композитора, не испытывает никаких материальных трудностей, потому что туда приезжают петь и наслаждаться пением люди со всего мира из года в год, уже более ста лет. Тоже можно сказать и о фестивале «Неделя Моцарта» в Зальцбурге. А вот Дома для П. Чайковского, Н. Римского-Корсокова, М. Глинки – нет. Но он появится и станет всемирным театром. В этом и заключается идея – сделать не просто Севастопольский оперный театр, а превратить его в знаковый проект всей России, в ее визитную карточку. Это подобно тому, как построить флот.

Кроме того, в рамках оперного центра, который я предлагаю создать, на центральном кольце города летом можно было бы проводить костюмированный карнавал. Бал, участники которого облачались бы в наряды оперных героев из «Евгения Онегина», «Пиковой дамы», «Иоланты», «Князя Игоря», «Руслана и Людмилы», «Царской невесты», «Сказки о царе Салтане», «Майской ночи» и многих других опер. Такое действо привлекло бы в наш город огромное число туристов.

Более того,  на сегодняшний день именно сезонный, фестивальный театр – это то, что нам нужно. Для этого не обязательно создавать оркестр, оркестры могут приезжать. Главное чтобы было движение. И постепенно из него выкристаллизуется наш севастопольский театр, и мы построим прекрасное здание на века. На нашей планете появится еще одна воплощенная мечта. Поэтому и начинать нужно с самой высокой планки, подключать Санкт-Петербург и Москву. Очень хочется верить, что власти услышат мой голос. Но опять-таки, подчеркиваю, что оперный театр в Севастополе будет, я в этом уверена.

 

Какие еще проекты вы вынашиваете?

Я также мечтаю о том, чтобы создать студию для молодых дарованиях. Уже сегодня предтечей такой студии можно считать мою Детскую филармонию, которая действовала  при  «Доме Москвы» в течение пяти лет. Такой проект нужен городу. Как правило, при филармониях существуют детские филармонии. У них есть абонементные концерты. К примеру, Симфонический оркестр Крыма проводит такую же филармоническую работу для детей, но идея моей филармонии в корне отличается. Здесь и артисты – исключительно дети. Это высокопрофессиональные дети-виртуозы 6-16 лет. Я глубоко убеждена, что только дети могут донести классику своим сверстникам. Никакие тети и дяди титулованные этого не сделают. Именно на это направлена моя работа в этом  сфере.

Я вела вокальную студию и все мои ребята, которые прошли через Детскую филармонию, получили очень хорошую базу. Один мальчик стал студентом музыкального колледжа в Санкт-Петербурге и солистом санкт-петребургского муниципального хора мальчиков и юношей, ведет активную концертную деятельность. Другие мои ученики также очень часто выступают, принимают участие в международных конкурсах и привозят оттуда призовые места.

 

Расскажите, как долго существовала Детская филармония и почему вы говорите о ней в прошедшем времени?

Мы просуществовали почти пять сезонов. Ребята вокалисты приходили ко мне на занятия индивидуально по два раза в неделю. Я думаю, не стоит уточнять, что все это существовало на волонтерских началах. А на концерты, которые проходили один раз в месяц, мы приглашали учащихся наших  общеобразовательных  школ, детских садов, детских домов. Это была такая честь для наших ребят – выступить на таком концерте. Лучших юных вокалистов мы представляли на  европейских конкурсах. В этом случае спонсорами поездки, конечно же, становились родители, но мы все организовывали.  

Но сейчас, к сожалению, у нас временное затишье. Связано это с тем, что «Дом Москвы», на базе которого мы все это время проводили свои концерты и занятия, больше не функционирует   в прежнем виде.

 

Я вижу, что ваш проект «Севастопольский оперный театр» включает в себя целый ряд начинаний, которые так или иначе связаны с основной темой или вытекают из нее. Возможно, что у Вас в запасе есть еще что-то интересное, о чем Вы не успели рассказать?

В рамках «Собиновских музыкальных ассамблей» я также написала целый проект вокального конкурса «Ступеньки к опере», где все детально прописала. Сейчас нужен только толчок, чтобы все эти мои наработки вышли на новый качественный виток, необходимо помещение и финансирование, хотя бы 2-3 ставки.

Кроме того, я регистрирую общественную организацию «Русское филармоническое общество имени Леонида Витальевича Собинова», чтобы  проводить концертную деятельность, приглашать коллективы и исполнителей, осуществлять культурный обмен между городами России, СНГ, дальнего зарубежья. Только в прошлом году мы с единомышленниками зарегистрировали фонд «Оперное искусство в Севастополе», но он существовал в украинском законодательном поле. Теперь всю эту работу нужно осуществлять в рамках российского законодательства. К счастью, команда у меня есть и это не только местные деятели культуры, но также московские, петербуржские и саратовские.

Создание оперного театра – комплексный проект, он предполагает определенную инфраструктуру: музыкальное училище, консерватория, фестивали, концерты. Все это необходимо для того, чтобы наши талантливые кадры не уезжали в Европу, а оставались в Севастополе, в России и творили на благо отечественной культуры.

 

Когда общаешься с творческой личностью, деятелем культуры, всегда интересно, чем он занимается в повседневной жизни. Какая же Екатерина Ивановна Терентьева в обычной жизни?

Я до сих пор очень люблю читать, хотя последнее время у меня упало зрение,  очень нервничала из-за событий на Украине. Моим хобби всегда был советский, российский кинематограф, конечно и лучший мировой – все то, что пробуждению человека в человеке.   Так получилось, что даже мои увлечения связаны с искусством. Этим спасаюсь, ведь если я буду замечать, что я где-то там что-то не доработала, не заработала… Синее небо, синее море, чайки над волной, жизнь… Мир – это богатство.

 

Вы не коренная жительница Севастополя. Какое у вас отношение к городу? Вы можете сказать, что он стал для вас родным?

Безусловно. С детства любила этот город, даже еще до того, как побывала в нем, так сказать, заочно. Двоюродный брат моего отца служил здесь на флоте. В своих концертных программах мой отец читал рассказ о создании знаменитой песни «Заветный камень». Личное знакомство с городом-героем произошло в старших классах, я часто приезжала сюда с родителями.

С первой же встрече Севастополь потряс меня, он показался мне белым кораблем. Я очень много читала о нем, о Первой и Второй оборонах. Пережили вот Третью… Из детских впечатлений – это конечно «Севастопольский вальс». Эта оперетта появилась в 1961 году и обошла сцены множества  театров нашей страны. Музыкальный Севастополь – это отдельная тема. Я сама уже написала много песен посвященных Севастополю. Это мой любимейший город и я желаю ему великое будущее.

Галина Сергеева


Самое острое на канале Примечаний в Telegram










Copyright © 2014-2018

Все публикации защищены авторским правом.
В сети интернет разрешается копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, видео, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации только с обязательной активной, прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на адрес страниц сайта http://primechaniya.ru/.

Связаться с редакцией вы можете по адресу: primechaniya.ru@gmail.com или по телефону: + 7 978 739 0123
Все вопросы касательно размещения рекламы: primesevreklama@mail.ru и по телефону, указанному выше

Новости Севастополя. Примечания

Яндекс.Метрика