Реклама

Русский поэт: версия 2.015

21.11.2015 15:08
Поэты — не от мира сего и вместе с тем очень земные. Они — сам народ, его самая светлая, тонкая и беззащитная часть и его драма. Поэтов, как и юродивых, не бьют — их слушают, ими восхищаются, их не понимают. Но чаще всего их вспоминают: уже потом, вместе с пожелтевшими страницами.

Приморский сегодня в желтых пятнах: вчерашний ветер обильно осыпал листьями мокрую плитку. Облака по-осеннему белы и рельефны. Я слышу голос Тихона Синицына, который, как тот пенистый прибой внизу у Памятника затопленным кораблям, поднимается на несколько тонов и резко опускается вниз.

Тихон Синицын — севастопольский поэт, автор  двух поэтических сборников: «Частная тетрадь» (2012 г.) и «Рисунки на берегу» (2015 г.).  Писать стихи начал в 17 лет. Стихотворения публиковались в альманахах: «Севастополь», «Зеленая лампа», «Артбухта» (Москва), «Образ» (г. Ленинск-Кузнецкий), журналах: «Введенская сторона» (г. Старая Русса), «Алые паруса» (г. Симферополь), «Культура Алтайского края» (г. Барнаул), газетах: «Литературный Крым», «Севастопольская газета», «Литературная газета» и других. Подборка стихотворений вошла в антологию «Крым в поэзии» (г. Нижний Новгород, 2014 г., составитель В.С. Бойко).

Девять лет учительствовал, рассказывая «Историю мировой художественной культуры», несколько лет читал лекции в педагогическом университете имени К.Д. Ушинского. Ныне — аспирант Крымского федерального университета по специальности «социальная философия», занимается исследованием в области византийской эстетики. 

ЗИМНЕЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

Ты сказала, что оделась жарко,
Распустила волосы смеясь.
В нежности Алупкинского парка
Я боялся навсегда пропасть.

Нависают домики над морем.
Жимолость и жидкий тамариск.
Хорошо, что мы с тобой не спорим.
Чёрной вьюгой вьётся кипарис.

В пыльной лавровишне и лаврушке,
В зимних очертаньях мушмулы
Тучи — словно выстрелы из пушки;
Горы — неприступны и белы.

Небо растворяется в тумане,
Словно a la prima на холсте…
Почему ж мы радуемся, Аня,
Но не верим этой красоте?

Мне самому всегда казалось, что лучшие в мире вещи рождаются через максимальное проживание и прочувствование – через личную драму. Но драма — она у каждого своя.

«Драма — это когда тебе не с кем поделиться радостью. Чтобы человек рядом с тобой понимал, что ты чувствуешь, и мог разделить с тобой чувства. Это — не одиночество, это — и есть драма, — так ответствовал Тихон на мой вопрос, который висел в воздухе. — Я не становлюсь в оппозицию, у меня есть «позиция», и я ее выражаю наилучшим для меня способом — стихами».

В девятнадцатом веке на селе не было никого ближе к народу, чем священник и земской врач: один врачует душу, второй — тело. Часто второй заменял и первого, поскольку был ближе к людям. Тихон Синицын — прадедушка поэта Тихона Синицына — был земским врачом. И кому как ни ему было чувствовать и понимать все чаяния и глубинные потребности народа.

Исторические события, столетие за столетием упорно повторяющиеся с нашей необъятной Родиной, никого не оставляют непричастными. И только поэт их может донести прямо в душу — как тогда, его прадед, полтора века назад.

ОДЕССКАЯ ХАТЫНЬ

Восторженно жгут янычары славян.
Гуляет у моря огонь холокоста.
И в парке ночами — не майский туман,
А взорванных туч дымовая короста…


Я знаю, ты тоже из этой страны,
Ты тоже спешил торопливо в Европу.
Какие теперь тебя мучают сны?
В какие ты веришь теперь гороскопы?


Ты тоже жуешь вечерами полынь,
Когда над кварталами небо темнеет,
И в руки Господни восходит Хатынь
Из выбитых стекол Приморской Помпеи?

В стыковые моменты истории чувства человека обостряются: одно дело чувствовать одиночество, сидя на диване, а другое — когда рвутся бомбы. Ты беспомощен, но начинаешь ценить самые простые вещи, жизнь становится контрастной, но оттого все внутренние противоречия и настоящие ценности становятся очевидными. Замирает внутренний бег.

Его слова пронзительны, а когда он читал эти строки, я ежился, уменьшаясь в размерах, силясь спрятаться в свое полупальто. И сразу вспомнился Блок:

Гуляет ветер, порхает снег.
Идут двенадцать человек…

Персонажи и время — другие, драма — та же.

«Прошлой весной ко мне пришло острое понимание того, что я ценю город, где я вырос и живу. Для меня слова "Крым — наш!" звучали по-другому. Наш — потому что мы живем здесь, на этой земле, в Севастополе», — голос Тихона зазвучал громче, чем вспугнул многочисленных голубей на набережной.

Бесконечный источник его творчества — сама жизнь, такая непростая, иногда болючая, всегда разная и никогда не бывающая скучной. Научившись радоваться простым вещам и принимать жизнь во всех ее проявлениях, как ветхозаветный Иов, когда ему ответил Бог на его стенания «Взгляни на небо и смотри; воззри на облака, они выше тебя», становится легче и понятнее.

 — Мне нравятся слова Бродского на этот счет: «Но пока мне рот не забили глиной, из него раздаваться будет лишь благодарность».

— Благодарность кому и чему?

— Провидению, Богу, обстоятельствам, людям. И это не магометанская покорность, это принятие реальности. В каждом событии есть источник для понимания и внутреннего роста.

«Я принимаю все, что приходит, и не отказываюсь от этого. Вдохновение для жизни я черпаю в каждом ее дне. Даже если что-то мне кажется поначалу непонятным», — свою мысль Тихон продолжает строками Александра Башлачева.

Острые слова, понятные любому человеку:  

Отпусти мне грехи! Я не помню молитв.
Если хочешь — стихами грехи замолю.
Но объясни — я люблю, оттого что болит,
Или это болит, оттого что люблю?
 

Огню в глазах Тихона Синицына позавидовал бы сам Прометей, а рваные движения выдают в нем истового жизнелюба. Первые его строки в 17 лет актуальны и сегодня. Тогда он нес жука-оленя в прозрачной стеклянной банке своему другу, упавшему с абрикосового дерева и вынужденно «отдыхавшему» в больнице:

Скребется шумно целый день

В прозрачной банке жук-олень.

Он трется лапкой о стекло

И нюхает сирень.

Я отнесу «оленя» в лес,

Где горной речки слышен плеск,

Где тихо и светло.

Жук будет в трещине коры

Дремать под стайкой мошкары.

И, может быть, потом

Мне принесет дубовый лист,

Который влажен и бугрист, ­—

В открытое окно. 

Жизнь — отражение наших мыслей. И вместо Драмы там может отразиться Счастье. 










Copyright © 2014-2019

Сетевое издание «Примечания.ру» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 19 июля 2019 года, свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-76222.
Учредитель: ООО "Примечания - три столицы"

Адрес: 117342, г Москва, улица Бутлерова, дом 17б, Э/ПОМ/К/ОФ 2/XI/60Е/221
Телефон: +7 913 820 21 45
E-mail: primechaniya.ru@gmail.com

Все публикации защищены авторским правом.
В сети интернет разрешается копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, видео, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации только с обязательной активной, прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на адрес страниц сайта http://primechaniya.ru/.

Связаться с редакцией вы можете по адресу: primechaniya.ru@gmail.com
Все вопросы касательно размещения рекламы: primesevreklama@mail.ru и по телефону, указанному выше

Новости Севастополя. Примечания

Яндекс.Метрика