Реклама

Инкерман: «Мы — не депрессивный район, а нелюбимое дитя Севастополя»

8.12.2017 16:14
Инкерманцы выступают против парка животных в заброшенном карьере, но при этом ратуют за общественные пространства. А глава района отвергает любые предложения развития. Он устал от туристов, от которых только мусор, и не верит, что губернатор даст денег территории больше, чем сейчас. Вчера гендиректор Корпорации развития Севастополя Олег Николаев представил на суд общественности концепцию нового Инкермана. Как это было — в репортаже «Примечаний».

В четверг небольшой зал Инкерманского муниципалитета был забит до отказа, некоторым даже не нашлось сидячих мест в зрительном зале. Пришли и пожилые люди, и люди среднего возраста, и более молодые — всего около 50-60 человек. Кто-то пустил слух, что жителям будет насаждаться «зверинец от предпринимателя Олега Зубкова».

Глава Корпорации развития Севастополя Олег Николаев сразу сообщил, что встреча будет посвящена обсуждению концепции развития Инкермана. Он заверил жителей района, что без их согласия парк тигров в карьере никто строить не собирается, и Корпорация пришла показать свое видение развития района, выслушать предложение людей. Поворот был неожиданный. Зал успокоился и начал слушать.

— Мы бы хотели, чтобы наш разговор был абсолютно открытым, хотели бы услышать от вас мнения, потому что вы – настоящая сила, реальные общественные лидеры. С кем ещё обсуждать проблемы и будущее района, как не с вами? То, что вы являетесь настоящей силой вы доказали, прислав в правительство Севастополя 1200 подписей (против строительства парка тигров), – заявил глава корпорации, который сам в 2015 году организовывал сбор 23 тысяч подписей севастопольцев в Кремль.

— Сейчас уже 1700 подписей, – поправила Николаева из зала лидер инициативной группы Ольга Васильевна.

Николаев добавил, что в Инкермане, кроме промышленных предприятий, должны появиться новые инвестиционные площадки.

— Для развития Инкермана здесь должны появиться настоящие крупные частные инвесторы, либо мощные государственные инвестиции», – уточнил Николаев.

Много вопросов у жителей и к экологии района – стоки с мусорного полигона ТБО попадают в реку Черную. Николаев сказал, что на берегу реки есть промпредприятия, которые можно перенести на площадку индустриального парка, а здесь создать общественные пространства.

— Например, ЖБИ. Я провел переговоры с собственниками, и они не против перенести производство в тот же индустриальный парк, например. Я представляю, что такое монастырь. Это жемчужина, место притяжения. И я согласен с вами, что ЖБИ при входе – это безобразие. Они согласны перенести, и теперь остается договориться с правительством, определить место, куда можно перенести. Мы видим, что вы против Тайгана. У меня нет желания продавливать что-то, чего вы не хотите.

Жители Инкермана согласились с Николаевым, что некоторые предприятия можно перенести.

По словам советника гендиректора Корпорации Александра Железняка, который представил концепцию, в Инкермане нужно сохранить историко-культурное наследие, промышленные традиции и создать новые точки притяжения. В большинстве своем люди с ним согласны.

— Зона отдыха на Черной речке была с советских времен, — говорит местная жительница. — Станция «Инкерман-1» была остановкой туристических поездов. Давайте сделаем что-то. Будет Тайган, не Тайган. Начинать надо с уборки — заболоченных земель, «Чермета». Я хочу убрать его. Начните с чего-то маленького, чтобы мы увидели, что начинается наше развитие. То же озеро расчистить. Был хороший план когда-то. Сделать гостиницу, пейнтбол, различные секции, парк, лодочную станцию. Инвесторы всегда найдутся.

— Постройте аквапарк, мотели, сделайте что-то для отдыха, — вторит другой активист.

Сейчас район депрессивный, говорит Железняк, и с этим, действительно, надо что-то делать. Железняк объяснил, что крепость Каламита до сих пор не музеефицирована. Несмотря на ее историческую ценность, она медленно разрушается. К тому же, несмотря на то, что в сезон ее посещает множество туристов, там нет никакой инфраструктуры. Нет указателей, экскурсоводов, туалетов, не приняты меры безопасности на опасных тропах. Он отметил, что необходимо развивать туризм в Инкермане, ведь здесь и прекрасная природа, уникальные ландшафты, а расположенная в городке древняя крепость и монастырь св. Климента только к этому располагают.

«Чем большем будет здесь туристических объектов, тем меньше будет вероятность, что здесь построят СИЗО или воткнут вредное производство», — заверил Железняк.

Жители Инкермана должны подсказать, что они хотят увидеть у себя на районе, обратился Железняк к присутствующим. Если для них неприемлем парк тигров, то может быть их устроит аквапарк? Инкерманцы хором воскликнули: аквапарку они будут рады. Раздались одобрительные выкрики «давайте аквапарк», «мы не против, главное, чтоб без тигров».

— Я до сих пор не слышал грамотных предложений по развитию нашего города. Ваша презентация очень грамотная и проработанная. Надо убирать промышленные предприятия. Типо «Крымсплава», «Севморзаводской» площадки. Три года слышим только разговоры «Звездочки», как она нас будет развивать. Ничего нет, — выступил один из жителей.

Глава Инкермана Родион Демченко не согласен с идеей сделать Инкерман туристической точкой притяжения.

— Если у нас будет туристический поток, мы от этого туристического потока, кроме мусора, ничего не получим. Я вам говорю как глава муниципалитета, который ежедневно вывозит тонны мусора из Инкермана. Все деньги уйдут в бюджет города. Город распределяет, даёт нам сюда крохи. Если бы все налоги Инкерманского завода марочных вин оставляли в Инкермане, – поверьте, здесь была бы Швейцария: 600 миллионов рублей в год – отдали нам сюда на благоустройство 16 миллионов.

В ответ на этот спич Олег Николаев отметил, что мэры Инкермана меняются, а сам Инкерман, к сожалению, — нет.

— Бюджет — это серьезно, но когда это зависит от мэра, то мэр может выходить к губернатору, и требовать», — посоветовал Николаев.

— А губернатор может и послать, — печально ответил Демченко.

Скептически мэр относится и к любой другой идее развития города, так как множество земель Инкермана принадлежит военным.

— Что касается земель министерства обороны, мы знаем прецедент муниципального образования Кача – даже детский сад, который пустует и разваливается, муниципалитету либо городу никто не отдаёт, — говорит Демченко. — У них (Минобороны – прим.) задача: ни пяди земли (никому не отдать – прим.). На данный момент у нас армия и народ не едины – может, это связано с разбазариванием имущества, которое было при Сердюкове, может, сейчас наш министр обороны хочет сохранить всё это дело. Но мы знаем, что там никогда ничего не будет – они не подвинутся, это 100%.

Николаев поправил Демченко: с армией всегда можно договориться, как это уже не раз происходило и в современной истории Севастополя.

Представитель казачества Юрий Цыганюк начал с резкой критики представителей Корпорации и заявил, в Инкермане находится монастырь, это святое место, и здесь должен развиваться духовно-христианский центр. Однако, когда ему снова объяснили, что без согласия жителей ничего строить не будут, и он успокоился.

Убедившись, что навязывать им тигров не собираются, люди переходили к обсуждению насущных проблем. Да, недовольства было много. Собственно, а чему радоваться? Район, действительно, не только отдаленный, но и достаточно непривлекательный по состоянию инфраструктуры и экологии. Жители были рады сказать это хоть кому-то, кто готов их выслушать, ведь достучаться до властей у них не получается много лет. «Бухту загаживают», «молодежи ходить некуда», «у нас даже дома культуры нет», «с медициной все плохо, приходится ездить в город», «вокруг разруха», «власти ничего не делают», «военных надо убрать из бухты». Поток жалоб был бесконечный.

«Нам обидно, когда нас называют депрессивным районом, – сказала жительница Инкермана Ольга Васильевна. – Мы скорее нелюбимый район. – Возможно, что у нас просто глаз замыленный. Мы уже воспринимаем окружающее нас, как будто так и должно быть. Приезжают и только рассказывают… Да, мы свалка городская. Во что нас превращают?»

Затем слово потребовала член Общественной палаты города Ольга Дронова. На протяжении всей встречи она снимала происходящее на телефон, по всей видимости, в ожидании негативной сенсации. Дронова сразу встала в позицию обвинения. Попыталась завести народ. Она сделала ряд негативных высказываний по поводу строительству парка тигров и зачитала сообщения своего коллеги из Общественной палаты из Крыма и политолога Бориса Батурина, которые резко критикуют владельца парка тигров в Белогорске Олега Зубкова и советует не пускать его в Севастополь. Но ей в очередной раз сказали, что парка без согласия горожан не будет. Раз люди не согласны, то строить его никто не собирается. Поняв, что на этом не удастся сыграть, общественница попыталась придраться к деталям. На каком основании на государственной площади проводится встреча? Но поняв, что народ ее негодования не поддерживает, замолчала.

В итоге даже ярые противники парка обменялись с представителями Корпорации контактами, чтобы проекты, противоречащие желаниям населения, не появились на территории Инкермана, а предварительно обсуждались.


Самое острое на канале Примечаний в Telegram










Copyright © 2014-2019

Все публикации защищены авторским правом.
В сети интернет разрешается копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, видео, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации только с обязательной активной, прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на адрес страниц сайта http://primechaniya.ru/.

Связаться с редакцией вы можете по адресу: primechaniya.ru@gmail.com или по телефону: + 7 978 100 54 73
Все вопросы касательно размещения рекламы: primesevreklama@mail.ru и по телефону, указанному выше

Новости Севастополя. Примечания

Яндекс.Метрика