Реклама

«Подарил кольцо — можно на лицо». Как рэпер Аня Зосимова рвет шаблоны сексизма

10.02.2018 13:34
В конце января в клубе Powerhouse прошел первый московский концерт рэперши «На лицо», она же — украинская модель и дизайнер Анна Зосимова. На родине она известна как постоянная героиня светской хроники (себя она иронично называет «модной телочкой»), поддерживающая связь с прогрессивными киевскими дизайнерами и музыкантами.

В октябре Зосимова выпустила первый альбом «В городе бывших», где саркастично прошлась, кажется, по всем атрибутам тусовочного образа жизни: от лицемерия до сидящих на наркотиках малолетних фанаток ведущих рэперов новой школы. The Village встретился с Зосимовой, чтобы поговорить о сексизме в русскоязычном хип-хопе, войне в Донбассе и «стильном женском блатнячке».

Согласовывая дату для интервью, ты сказала, что у тебя на этой неделе должна была быть съемка для известного спортивного бренда в одном российском глянцевом журнале, но ее отменили в последний момент. Что произошло?

Думаю, кто-то из продюсеров просто наткнулся на мои песни. Например, на трек «В каждой девочке — ***** [блудница]».

Давай сразу проясним, это ирония?

Конечно.

Не думала, что такая провокация в треках может испортить тебе карьеру?

Так если бы мне было что терять! Окей, я с 15 лет была моделью, а с 17 работала в фэшне: стилистом, фотографом, дизайнером. В Киеве меня [знают] в основном как модную телочку Аню Зосимову. Не этот же статус мне нужно бояться терять.

Первый релиз ты выпустила три месяца назад. Как скоро из-за него у тебя начались трудности?

Да, полный ****** [хаос] начался сразу. В Украине из-за всех этих политических акций люди подумали, что они очень влиятельные интернет-активисты. У нас есть такой хейтерский портал, где постят плохо одетых людей, смеются над всеми и так далее. У них там очень большая аудитория — полным ненависти селюкам только дай повод. Они вырезали кусок моего клипа со строчкой «В каждой девочке — ***** [проститутка]» и написали: «Вот, очередная модель занялась рэпом». И в комментариях люди писали: «Розстріляти!», «Пустить ее по кругу!» Таких комментариев были сотни. Это страшно! Нельзя просто написать «расстрелять ее», а потом идти готовить своему ребенку манную кашу без комочков. А смысл песни совершенно в другом — в том, что в человеке есть и плохое, и хорошее, и бессмысленно это «плохое» скрывать. Мы тоже не все святые, не от непорочного зачатия рождены.

Но у тебя есть и гораздо более противоречивые вещи. Например, строчка «никогда бы не стала ***** [заниматься сексом] хача» — это что?

Мой парень (солист группы «Пасош» Петар Мартич. — Прим. ред.) похож на хача! И мы с этого очень смеемся. Я спокойно отношусь к разным национальностям: грузины ******** [классные] ребята, армяне тоже. Ну камон, это скорее не про национальность, а про образ какого-то смуглого парня в шапке Armani. Я, конечно, думала, что когда-нибудь могу получить по лицу за это высказывание. Но это было в формате стеба. Я много чего и похуже писала.

Например?

Например, песню про сепаратиста.

К этому мы еще вернемся. Расскажи сперва, зачем ты, персонаж светской хроники, стала записывать рэп, причем довольно жесткий.

Да я вообще не считаю, что это рэп. Для меня русский рэп — это все ужасно глупо, я за ним не слежу. Я всегда хотела петь, но не могла сделать первый шаг: я человек самоироничный, а петь — это как-то слишком серьезно. Но потом подумала: какого хера, почему я могу выкладывать в сториз видео, где я пьяная на столе, скидываю бутылки, бью человека стулом, а видео, где я пою, выложить стесняюсь?

Ты била человека стулом?

Ну да, на своем дне рождения ударила знакомого. Он на мне сзади повис.

В треках ты как бы постоянно указываешь мужчинам их место: «мальчик, ты просто одноразовый стаканчик» или, например, «подарил кольцо — можно на лицо». Не боишься, что люди примут твою иронию буквально? К тому же, как ты сама говоришь, ты вышла из светской тусовки, а ее с феминизмом обычно не связывают.

Мне просто надоело, что все рэперские песни, которые исполняют мужчины, зациклены на том, что кто-то им сосет, кто-то кого-то имеет. Почему все это слушают и сами девушки от этого прутся? Я решила просто сделать музыку на противопоставлении. Когда мой первый клип запостил украинский L’Officiel, мои знакомые полусветские телочки начали причитать: «Ах, как можно о таком петь!» Хотя они сами танцуют в ужасных жлобских заведениях в этих своих кожаных лосинах и худи Vetements и искренне веселятся под строчки вроде «пять минут назад я трахал суку в мерсе». То есть им легче себя самих ассоциировать с какими-то сосками. А от имени девушки опустить мужчину или сказать: «Мальчик, поцелуй мой каблук» — для них это низко.

Тогда нужно спросить, какие у тебя отношения с феминизмом.

Любые крайности нездравы, будь то сексизм или категоричный феминизм. В каких-то моментах феминистские лейтмотивы в моих треках присутствуют, конечно. Но я все равно считаю себя слабее мужчин, как минимум физически. Я не могу зимой открыть тяжелую дверь и не стану тащить пакеты из супермаркета. В каких-то ситуациях мне несложно уступить мужчине. «На лицо» — это же все не от имени Ани Зосимовой, это альтер эго. Я сама женщина, я могу приготовить суп. Меня трахают. Я трахаю.

Хочешь сказать, что с бытовым сексизмом не сталкивалась?

Я постоянно с ним сталкиваюсь. Смотри, весь альбом я наклепала за два месяца, но вообще не понимала, плохо у меня получается или хорошо. Поэтому стала скидывать знакомым записи с диктофона. Помню, скинула Диме Бамбергу, который рэпер Schokk, первую демку — «Не юзаю». И он мне в фейсбуке написал просто вот такенное сообщение в стиле «Ты тупая курица, малолетка, куда ты лезешь! Занимайся тем, что у тебя лучше всего получается, — крась ногти. Не лезь в мужскую профессию!».

Почему ты именно ему скинула демо?

Я скидывала и фэшн-тусовке, и суперандеграундным людям, и каким-то левым. Бамберг — знакомый моих знакомых, в тот момент первый попавшийся мне рэпер. После он стал следить за мной в фейсбуке, увидел фотки, где я на кортах, понял, видимо, что образ и тексты «На лицо» — это ирония. И написал: «Я забираю свои слова обратно, ты нормальная малая».

В треках ты довольно жестко отвечаешь на сексизм, но, по сути, допускаешь то, что называется доброжелательным сексизмом. Разве в этом нет противоречия?

Сексизм — это проблема всего общества. У нас как бы есть такое правило: если мужчина навредил женщине, это значит, что она сама виновата, потому что одета была не так. А красивые женщины в принципе вызывают у большинства какое-то недоверие. Но нужно сказать, что в каком-то смысле они сами в этом виноваты. Ведь они позволяют себя так [токсично] с собой вести. Они сами создают образ глупышки, сами дают чувакам на первом свидании, ****** [изменяют] с друзьями своих парней, сплетничают.

В «Не юзаю» ты еще открыто смеешься над теми, кто употребляет наркотики. Не в обиду, но сложно поверить, что, вращаясь в светской тусовке, ты сама никогда с этим не сталкивалась.

Пойми правильно, я сама могу понюхать [кокаин]. Могу, но не делаю: после него у меня дикие отходы, а от травы начинается аритмия. Я знаю очень много людей, которые для других стараются выглядеть зожниками, ходят в спортзал, но при этом накачивают себя какими-то анаболиками, а потом в клубе съедают за ночь по десять колес. Вот в Москве у вас распространение, закладки — все это запрещено, а в Киеве этим занимаются чуть ли не открыто. Дети в 15–16 лет уже сидят на фене. Их не интересуют половые отношения. Вместо этого они ловят кайф от того, какие они ******** [замечательные] в инстаграме или как в этих своих нарядах тусуются под наркотой. Я просто считаю, что глупо делать из наркотиков культ.

На альбоме у тебя всего один трек на украинском — «Покохала». Там героиня влюбляется в сепаратиста. Ты поешь, что сепаратист хуже сатаниста. Почему?

Да это вообще песня про Ромео и Джульетту из Донбасcа. Я родилась в Донбассе, в Краматорске, там до сих пор живут мои родители. Когда были обстрелы, родители и друзья семьи ночевали в коридорах. Я встречалась с мальчиком из Донецка, и во время военных действий его семья уехала в Крым и забрала его с собой, мы не могли видеться. Песня не про осуждение сепаратистов, а про то, что эти конфликты политические становятся выше любви. Я изучала политический пиар в университете, знаю, как все эти новости пишутся. Я аполитичный человек, просто не хочу, чтобы люди убивали друг друга. Чего еще грустного спросишь?

В минусе трека «Город бывших» играет саундтрек из фильма «Мой король», главная героиня которого долго страдает от абьюзивных отношений, но не может пережить расставания и пытается себе навредить физически. Ты намеренно использовала эту отсылку?

Да, «Город бывших» я писала после расставания со своим бывшим, который меня сильно морально подавлял. Я посмотрела «Моего короля», узнала в главном герое его и обрадовалась, что у нас все закончилось раньше, чем у персонажей.

В других треках ты поешь про «синяки на запястьях», есть даже строчка «Ты заслуживаешь 70 ножевых в голову, чтоб других ты не таскал по полу». Такое с тобой бывало?

Это не совсем реальный опыт. Меня никто никогда не бил, ну, может, пощечина однажды… В треках я даю собирательный образ всех отношений. Говорят, художник или поэт должен переживать суперсильные эмоции. Я создаю эмоции как режиссер.

В Powerhouse был твой первый концерт в Москве?

Да, в конце октября я выступала в Киеве. Еще должен был быть концерт в Одессе, но даты наложились, и я выбрала Москву. Учитывая, что не было никакой рекламы, только сарафанное радио, а концерт я организовывала сама, для первого раза было довольно много людей. Когда я начала петь в Powerhouse, зал был полный. Хотя я легко к этому отношусь. Ну выступила и выступила.

Не хочешь найти человека или компанию, которые бы тебя продвигали?

А кто может меня продвигать? И зачем? Становиться частью лейбла, где я буду заполнением ниши между сладеньким мальчиком с романтичными песнями и девочкой в стиле «винишко-тян», я не хочу. Можно собирать залы по 500 человек и быть крутым артистом. Чтобы тебя приходили слушать не любители джинсов Philipp Plein, а более приятные люди.

В таком случае твоя идеальная аудитория — это кто?

Мне нравятся адекватные люди с моральными ценностями, это видно даже внешне. Бывает, общаешься с человеком, все нормально, а потом узнаешь, что ему нравится Киевстонер (бывший участник проекта «Грибы». — Прим. ред.). Я бы не хотела, чтобы мои фанаты сначала пошли на мой концерт, а потом на концерт рэпера Face.

Разве ты не видишь в этом иронию?

Просто чтобы ты понимала — я была на концерте Фейса. Да, там были смешные песни: это такой же китч, как «Рюмка водки на столе». По приколу поугорать в тачке с подружкой — нормально. Но это не то, от чего можно фанатеть.

Сама ты что слушаешь?

По правде, я вообще мало слушаю музыку. Не из тех людей, кто постоянно ходит в наушниках. Мне нравится «Кровосток», Хаски, «Макулатура». В телефоне есть и «Фактор 2», и «Еврейский портной» Шуфутинского. Я не столько от музыки качаюсь, сколько от текста. Вообще, пока я диджеила, кажется, рэпчик переслушала.

А, например, последний альбом «Пошлой Молли» слышала?

Ой, я такое не слушаю. То, что они популярны, для меня, скорее, плохо. У большинства людей в принципе не очень хороший вкус. Мне иногда кажется, что я интернет-девственница! Я вот первый раз посмотрела Big Russian Boss только пару недель назад. И то потому, что мне было интересно посмотреть на Олю Бузову. Мои любимые стикеры в телеграме — с Олей.

Но рэп-баттлы ты наверняка застала?

Когда я только начала рэпчик читать, знакомые посоветовали мне посмотреть баттлы Оксимирона. Ну, я посмотрела какой-то один баттл, вроде с ST. Посмотрела и выключила. Блогеры, баттлы — это не моя тема.

Хорошо, а к Луне ты как относишься? Она сейчас одна из самых заметных представительниц украинской музыки.

Мы общаемся, Кристина [Бардаш] — моя хорошая знакомая. Я была на ее первом концерте. Луна — это такое же альтер эго, как и «На лицо». Только у меня оно негативное, а у нее — позитивное. Мне нравятся ее первые песни, но сейчас она перестала делать их от чистого сердца.

Не боишься, что вас начнут сравнивать?

Вижу книжку — значит, это букварь, вижу телку с длинными ногами и русыми волосами — значит, это Луна, так что ли? Мне нравится, что она стала в своем роде первооткрывательницей. Но слова — это мрак. Что значит «глаза, как черный кокс»? А «под платьем озеро нёс»? Я загуглила, нашла, что существует озеро Ньос. Оказывается, оно выбросило кучу углекислого газа, и все люди в округе из-за этого поумирали. Я подумала, что это какая-то мудреная ирония: типа она всех своих мужчин, пуская туда, как бы пожирает. Ну, что я еще думаю о Кристине? Она красивая.

Когда второй альбом?

Думаю, к лету. Сейчас у меня есть тексты для четырех треков. Это по факту готовые песни. Я не продюсерский проект, поэтому «На лицо» может быть не только рэпом. Хочу записать альбом шансона. А почему нет? У нас же нет стильного женского блатнячка. Мне очень нравится песня Высоцкого «Татуировка». Там о том, что у его друга портрет девушки был наколот на теле, а у героя Высоцкого он был отпечатан в душе. И я подумала: классно было бы написать песню о культе татуировок, о зоновских портаках. Уже готово два куплета, просто нужно почистить. Кстати, долго нам еще? Очень курить хочу.


Самое острое на канале Примечаний в Telegram










Copyright © 2014-2018

Все публикации защищены авторским правом.
В сети интернет разрешается копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, видео, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации только с обязательной активной, прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на адрес страниц сайта http://primechaniya.ru/.

Связаться с редакцией вы можете по адресу: primechaniya.ru@gmail.com или по телефону: + 7 978 739 0123
Все вопросы касательно размещения рекламы: primesevreklama@mail.ru и по телефону, указанному выше

Новости Севастополя. Примечания

Яндекс.Метрика