Реклама

Моряки, не предавайте своих детей

11.03.2019 15:25
Выйти замуж за моряка дальнего плавания женщины в Севастополе традиционно считают удачей: их семьи, как правило, не знают нужды. И это, пожалуй, единственное, что здесь не поменялось с советских времен. Но изменились сами моряки. В случае развода их дети могут стать одними из самых бесправных.

Роберт Редфорд. Кадр из фильма «Не угаснет надежда», 2013

Замуж за Диму я вышла семь лет назад и поначалу думала, что мне очень с ним повезло — веселый и добрый моряк, очень хотел семью и ребенка. Диме было уже к сорока, детей у него не было, и он часто говорил мне: если у меня будет ребенок, я буду самым счастливым человеком и все для семьи сделаю. 

Меня не насторожило даже то, что как-то на вечеринке он сильно перебрал с выпивкой — ну мало ли, с кем не случается. Среди моих знакомых людей с зависимостью не было, про моряков и их «профессиональные» пристрастия я тоже ничего не знала. Да и будущий муж до женитьбы держался изо всех сил, я еще долго не понимала, что это не «случайно перебрал», это срыв человека, который пытается завязать и борется с собой.

Правда открывалась постепенно, уже после того, как мы поженились и родился ребенок. Пришел из рейса — надо отметить. Поехали за город — надо выпить. В доме радость — начнет с шампанского, уйдет за водкой. Поссорились — ты виновата, из-за тебя мне хочется напиться. Чемпионат мира по футболу —  пролонгированный повод на несколько недель. Ну а потом уже и поводов не искал — машину поставил, сразу взял несколько литров пива, потому что «право имею, в рейсе нельзя, дома нельзя, а я заработал, я отдыхаю».

В рейсе он никогда не пил —  его бы сразу списали на берег. И там, на судне, затерянном где-то в Северном море, общаясь с нами по скайпу, он снова становился тем, кому я когда-то поверила — стойким, неунывающим, настоящим мужчиной с суровой профессией, веселым нравом и добрым сердцем.

Но дома вместо мужа и отца мы все чаще видели бесчувственное тело. Это в лучшем случае, в худшем — тело бродило по квартире в агрессивном состоянии. Когда сыну исполнилось два года, я поняла, что мужа уже не изменить, а вот себя и ребенка надо спасать. Решение о разводе было обоюдным — муж сам понимал, что хочет сыну другой жизни. Дима помнил свое детство, его отец тоже был моряком, не склонным к трезвости. Мой бывший всегда жалел свою мать, но сам справится с зависимостью не смог даже ради ребенка.

Разводились мы мирно, все вопросы решали не в суде, а подписывая соглашения у нотариуса. При разводе я отдала ему купленную в браке квартиру-студию — Дима обещал, что продаст ее, добавит денег с очередного рейса и купит нормальную «однушку», которую оформит на себя и сына.

Тогда же мы договорились, что он будет платить алименты — меньше чем 25 процентов от его доходов, но все же чуть больше, чем прожиточный минимум на ребенка.

Долго торговались, но сошлись на сумме в 250 долларов, при том, что его зарплата составляет примерно 3,5 тысячи.

Работает он по контрактам 4 на 4 — уходит в рейс на 4 месяца, потом 4 месяца сидит на берегу без зарплаты. В практике питерских судебных приставов мне как-то встречалась методика расчета дохода моряков-подфлажников. Расчет выглядит таким образом: за период рейса указывали зарплату по контракту, за период нахождения на берегу — ставили прочерк, общую сумму делили на количество месяцев, от полученного дохода начисляли 25 процентов алиментов. Соответственно, сумма алиментов в нашем случае составила бы более 400 долларов. Но

я согласилась на заниженную сумму, потому что считаю, что договориться миром и сохранить нормальные, доброжелательные отношения с отцом ребенка — намного важнее.

Тогда я еще верила: если я не буду воевать, если всегда буду твердить, что Дима - хороший отец, бывший сам позаботится о будущем единственного сына. 

Газовоз Venere в ураган 19 января 2013 года. Фото: Pinterest

Разочарование наступило практически сразу.

Продав квартиру-студию, первое, что сделал бывший муж — купил на все деньги новую машину. О том, что он обещал приобрести квартиру, оформив ее на себя и на ребенка, Дима больше не вспоминал.

Его отец, который до 60 лет ходил в море механиком, в свое время заработал Диме квартиру на Летчиках — в этой тесной хрущевке бывший муж и живет до сих пор.

Мой свекр, несмотря на пристрастие к выпивке, умел не только заработать, но и собрать деньги — кроме квартиры сыну, он приобрел и дачу с землей. При этом наш дед был женат дважды и честно платил алименты на содержание дочери от первого брака — в советское время моряки не могли занижать размер своих заработков.  Он и сейчас, когда ему уже за семьдесят, работает — дежурит сторожем. Поэтому деда я очень уважаю - за трудолюбие, за честность по отношению к своим детям и за то, что всегда помогал мне поднимать ребенка.

В отличие от отца, у Димы деньги никогда не задерживались. Когда я пришла в его хрущевку, там даже мебель была старой, советского образца. Каждые 4 месяца он привозит по 12 -14 тысяч долларов «чистыми», но за многолетнюю работу в море ничего не смог скопить. Всего за 4 месяца он умудрялся спускать свой заработок полностью — ни сбережений, ни инвестиций, только «хорошо погуляли». Помню приступы пьяной щедрости, разбитое и разлитое в подъезде шампанское, утерянные в загуле крупные суммы и дорогие телефоны — и неизменную фразу по утрам: хорошо отдохнули, ну да ладно, еще заработаю.

И все же нам удалось за первый год после рождения сына собрать около 20 тыс долларов. Сохранить эти доллары от пропоя было непросто, порой за них приходилось бороться в прямом смысле. В период трезвости уговорила открыть депозит в банке — так у Димы в 40 лет впервые в жизни появились сбережения. На эти деньги мы и купили небольшую студию в Краснодарском крае.

Даже пьющие моряки не всегда ведут себя так. У моего бывшего мужа есть друг Андрей, они дружат со школы.

У Андрея очень тяжелая работа на рыболовецком траулере, домой он приходит на пару месяцев и снова уходит в море на полгода. Его жена, уходя на работу, оставляла ему 20 гривен на опохмел

- все деньги были в банке, все шло на нужды семьи. Пока Андрей пропадал в море, она выплачивала рассрочку за новую квартиру, делала в ней ремонт, учила сыновей, чтобы они тоже ходили в море, но уже не рядовыми матросами на тралвахте. На том и держится их брак — как бы Андрей не пил на берегу, потребности семьи всегда у него в приоритете, ради детей он так много и тяжко работает на «рыбаке».

Ловля рыбы на севере Тихого океана. Фото: Pices.int

Первое время после развода Дима действительно оставался хорошим отцом. Он привозил сыну из рейса подарки, всегда появлялся у нас только трезвым, старался больше времени проводить с сыном. Но потом в его квартире на Летчиках появилась Татьяна из украинского городка Шахтерск. Татьяна обладает выдающимися достоинствами — не только рюмочку поднесет, но и сама примет, да и еще и душевно споет застольную. Дети у нее уже взрослые, живут отдельно и идиллии не мешают. В общем, моряк нашел свое счастье, а я поначалу была даже благодарна Татьяне, так как по себе знаю, что нянчится с моим бывшим - тяжкий труд.

В начале февраля Дима вернулся из очередного рейса и объявил нам две новости. Первая — он женится на Татьяне. Вторая — она попросила хозяйку магазина, где работает продавцом мяса, устроить Диму водителем с минимальной заработной платой. После этого он нанял адвоката, чтобы расторгнуть соглашение об оплате алиментов и снизить сумму выплат до 3 тыс руб в месяц.

Ушлому адвокату, конечно, повезло: он взял с Димы деньги вперед, убедив его в непременной победе. И прислал мне требование о расторжении соглашения по алиментам и подложный договор о трудоустройстве, который Татьяна выпросила на своей работе. Один звонок предпринимателю все прояснил: Дима действительно пытался устроиться водителем и с ним был заключен договор. Но в первый рабочий день он понял, что водителю надо еще и ящики таскать и больше на работу не вышел. Нет у него привычки работать на берегу за копейки.

Потом адвокат посоветовал бывшему мужу встать на учет в Центре занятости в качестве безработного, и уже на основании этих документов готовить иск в суд. Наш моряк согласился и на это — чтобы обмануть своего ребенка на 200 баксов.

Его родители рассказали мне, что Дима прошел медкомиссию и снова собирается в рейс. Но они не могут его образумить — он полностью под влиянием новой жены.

Тогда я начала изучать судебную практику в крупных портовых городах на материке. В Калининграде и Питере у женщин, бьющихся за права своих детей, уже есть свой многолетний, выстраданный опыт войны. 

Если ты сдаешься — ребенок будет получать 3-4 тысячи рублей. Если нет — рано или поздно приставы начинают делать свою работу. И работать с моряками судебные исполнители уже научились, особенно после жалоб по вертикали.

На форуме судебных исполнителей пользователь с ником Аза из Калининградской области еще в 2009 году делилась своим опытом.

Ее бывший муж прикидывался безработным, а приставы не могли установить его доход, пока она не подала жалобу на сайте Федеральной службы судебных приставов.

После этого был приставы направили запрос в 38 крюинговых агентств, компании-судовладельцу и даже в испанское консульство, выдавшее транзитную визу. Кроме того, приставы разыскали ее бывшего мужа и вручили ему требование явиться и предъявить паспорт моряка, загранпаспорт и трудовую книжку.

Там же можно найти и информацию о том, как приставы работают с банками: сначала делают запрос во все финансовые учреждения, а уже после обнаружения счетов делают запрос о предоставлении подробной выписки за конкретный период времени.

Пока мне этот опыт не пригодился, до суда дело не дошло.  «Безработного» моряка, задумавшего с помощью новой жены и ушлого адвоката аферу с алиментами, образумил владелец крюинга. Я рассказала о намерениях бывшего мужа, спросила, предоставят ли они мне его контракты в случае судебного процесса. Фамилию поначалу не хотела называть, мне было стыдно за него. В ответ мне посоветовали назвать фамилию. 

Владелец крюинга вызвал Диму на беседу и предупредил, что если в суде будет установлен факт фальсификации доказательств для процесса, или если приставы установят сокрытие доходов, в рейс он больше не пойдет.

Настоятельно рекомендовал договориться по-хорошему, без судов и запросов от приставов. Сообщил, что приставы могут запросить сведения о его заработной плате у норвежской компании-судовладельца, а норвегам вся эта история с занижением алиментов не понравится. И просто по-мужски посоветовал ему не быть дешевкой, не предавать единственного сына ради 200 долларов. После этого разговора Дима оставил свою затею с Центром занятости. Только страх потерять работу в море удержал его от махинаций.

Выяснилось, что я не одна такая — только в этом агентстве десятки моряков загранплавания пытаются избежать обязательств по обеспечению детей. Но далеко не в каждом крюинге руководители готовы проводить такую профилактическую работу.

Сколько бывших жен моряков сдались, не имея возможности оплатить услуги юристов, устали бегать по приставам и поднимают детей сами? Скольким ушлым адвокатам удалось «сломать» женщину в суде и провернуть эту схему с «трудоустройством» на берегу?

Моряки должны понимать — все эти уловки с «трудоустройством» между рейсами или попытки выдать пособие по безработице за единственный доход не так уж безобидны. Ст. 157 Уголовного кодекса РФ установлена ответственность за злостное уклонение от уплаты алиментов. Не стоит думать, что избежать этой ответственности можно, перечисляя матери ребенка небольшую сумму каждый месяц или встать на учет в центре занятости. Признаки злостного уклонения перечислены в Методических рекомендациях по порядку исполнения требований исполнительных документов о взыскании алиментов.

Этот документ нужно изучить каждой матери, которую пытаются обмануть: сокрытие части доходов, недостоверные данные в анкете должника — это тоже злостное уклонение.

Не слушайте ушлых дельцов, которые обещают: иди в центр занятости, встань на учет, и я выиграю тебе дело. Не предавайте своих детей, чтобы обмануть бывшую жену на сотню-другую долларов. Ну или хотя бы чтите Уголовный кодекс —  дешевые поступки могут дорого обойтись.


Самое острое на канале Примечаний в Telegram










Copyright © 2014-2019

Все публикации защищены авторским правом.
В сети интернет разрешается копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, видео, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации только с обязательной активной, прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на адрес страниц сайта http://primechaniya.ru/.

Связаться с редакцией вы можете по адресу: primechaniya.ru@gmail.com или по телефону: + 7 978 100 54 73
Все вопросы касательно размещения рекламы: primesevreklama@mail.ru и по телефону, указанному выше

Новости Севастополя. Примечания

Яндекс.Метрика