Реклама

Меняйло: «Я управлял отрядами самообороны»

18.03.2017 15:53
Экс-губернатор Севастополя Сергей Меняйло, уехавший в прошлом году с полпредом в Сибирский федеральный округ, рассказал сибирякам о своей важной роли в событиях Русской весны в Севастополе. Авторы фильма «Четвертая оборона» оказались правы: набор добровольцев, переговоры с командирами частей армии Украины — всем этим занимался он.

«Я поехал в Севастополь 24 февраля»

— Сергей Иванович, воссоединение Крыма с Россией — большое историческое событие. Вы были его активным участником. Что сейчас вспоминается в первую очередь?

— Во-первых, вспоминаются события, которые происходили в Украине, в Киеве. Рубежным событием было, когда власть в Киеве показала свою недееспособность.

В Крыму и Севастополе люди поняли, что процессы, которые происходят в Киеве, докатятся и к ним, и что кроме них самих их никто не защитит. И люди самоорганизовались. Это был порыв души. 23 февраля в Севастополе состоялся митинг. Мы его называем митингом народной воли. Люди встали на защиту своих близких, своего дома, городов и поселков, и случилось то, что случилось.  

Основное, что повело людей, это чувство ответственности за свою Родину. Все видели кадры происходившего на Майдане, потом вернулись живые свидетели.

Знаете, как происходил набор в самооборону? Люди приходили самостоятельно на блок-посты и записывались. Потому что они понимали, что кроме них самих никто их не защитит.

— Я читал отклики, как другие участники событий благодарят вас за помощь в организации отрядов самообороны.

— В Севастополь я приехал 24 февраля. Много людей прибыли по зову сердца, чтобы поддержать севастопольцев. У моих сослуживцев там были родственники: жены, семьи, дети. Представители кубанских казаков встали на перекопе вместе с «Беркутом». Есть такое понятие: иррегулярные формирования, добровольцы. Но с голыми руками обороняться невозможно. Я осуществлял координацию с Черноморским флотом. Возглавлял штаб управления отрядами самообороны.  

— Еще в 2012 году вы вышли в отставку. Чем занимались к моменту начала событий в Крыму?

— В Краснодарском крае прежде, чем вы хотите где-то строить, нужно проверить, нет ли там эха войны, боеприпасов периода Великой Отечественной войны. Как моряк говорю, что есть еще много районов, где сохраняется остаточная минная опасность. Я был генеральным директором компании, которая занималась такой проверкой. Мы работали в местах, где проходила война не только на Черном море, но и на севере. Жил в Новороссийске.

— Если вернуться к референдуму, как все проходило?

— Это был праздник. Люди поняли, что сегодня у них есть право решить свою судьбу. Никого не нужно было зазывать, люди сами шли и шли, как на праздник, кто бы что ни говорил из наших оппонентов. Мне 57 лет, во многих выборных кампаниях участвовал, и нигде не видел такого массового волеизъявления. 

Были созданы условия, чтобы люди могли свободно изъявить свою волю. Хотя обстановка была не очень простая. Переломный момент наступил, когда люди поняли, что их не бросят. Самое главное, не  было допущено кровопролития. А ведь группировка вооруженных сил Украины в Крыму была немалая. 

«Самое главное, не  было допущено кровопролития»

— Как проходили переговоры с украинскими военными?

— Неоднозначно и сложно. Я лично разговаривал с представителем военно-морских сил Украины у штаба ВМСУ и с начальником училища им Нахимова, потому что такие полномочия у меня были. Было обещано, что училище будет сохранено, кто хочет остаться, может служить России. Единственное условие — не применять оружие против мирного населения. И обещания, которые были даны военнослужащим Украины, выполнены. Все военнослужащие, кто хотел выйти из Крыма и Севастополя, ушли. Все, кто хотел перейти служить в Вооруженные силы России, перешли. 

— Перед воротами собирались люди? 

— Да. Но их тоже сдерживали, потому что мы понимали, что любая  искра может перейти в пламя. Но провокационных действий со стороны крымчан и севастопольцев не было. 

В Севастополе и Крыму люди самоорганизовались, когда власть в Киеве показала недееспособность. Фото Никиты Давыденко

Черноморский флот выступал как сдерживающий фактор, гарант. Севастополь зарождался как  база Черноморского флота еще при царице Екатерине. Севастополь и флот неразделимы. Город строился с целью укрепления безопасности России. Севастополь — город русских моряков. Так исторически сложилось. Представьте, сколько  граждан РФ — военнослужащих, членов их семей, гражданского персонала, находилось на территории Севастополя. А в Конституции России написано, что государство защищает своих граждан на любой территории.

Празднование Дня Победы и 70-летия освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков. 9 мая 2014 года Севастополь. Фото с сайта kremlin.ru

«Подходит «решала» и предлагает по-быстренькому провести» 

— В марте 2014 вы возглавили госпредприятие «Крымские морские порты»? Что было главным в этой работе? 

— Положение Крыма на тот момент было таково, что полуостров стал, по сути, островом. Остался только морской путь доставки, начиная от грузопотока, заканчивая пассажиропотоком. Несколько портов в Керчи,  Феодосии,  Евпатории и два в Севастополе. Нужен был контроль над ними. Госсоветом Крыма было принято решение объединить их в одно госпредприятие, мне было предложено его возглавить. 

— Порты тогда национализировали. Были конфликты с собственниками? 

— Нет, конфликты были с теми, кто осуществлял там свою деятельность. Было много теневых схем, которые работали на конкретных людей, а также много проблем, которые за один раз не решишь. 

Подъезжаю на машине к Керченской переправе, там очередь огромная стоит, подходит «решала» и предлагает мне, генеральному директору: «Давай мы там тебя быстренько проведем по зеленому свету»? Наплыв людей был очень большой, очереди огромные, по двое-трое суток. И это все надо было упорядочить, организовать. Мы перекрыли этот теневой доход. Огромную помощь в этом оказал глава Крыма Сергей Аксенов. 

В 2014 году, когда Крым воссоединился с Россией, в Новосибирске состоялся праздничный митинг. Фото Михаила Пермина

— Вскоре вы были назначены губернатором Севастополя. С чем пришлось столкнуться? 

— Начнем с паспорта  гражданина России. По данным Росстата, численность Севастополя была 390 тысяч, но по факту даже больше. 400 тысяч российских паспортов нужно было выдать. А структур ФМС России в Крыму и Севастополе не было. Пришлось создавать с ноля. 

С 1 июня 2014 года мы вывели из оборота гривну, перешли на рубль.

Значит, надо пересчитать зарплаты, пенсии и льготы. В Севастополе 140 тысяч льготников разных категорий. Люди не виноваты в смене валюты. А многие льготы, принятые в Украине, не предусмотрены российским законодательством. 

Президент РФ поставил задачу — не должна ухудшиться жизнь людей. Поэтому пересмотрели ряд законов. Приняли специальный закон о компенсации разницы между льготами. Автоматизации процесса не было, каждое личное дело льготника пересчитывали. Сбои были, а это вызывало и социальную напряженность. Люди приходят получать российские паспорта — очередь. Люди начинают возмущаться — и правильно. Но, с другой стороны, мы не можем моментально открыть десять филиалов ФМС — технические возможности не безграничны. И все-таки люди получили российские паспорта они в течение трех-четырех месяцев. Больше двух миллионов граждан! 

Параллельно действовали два казначейства, две налоговых службы: украинская и российская. Работали параллельно даже структуры СБУ Украины и ФСБ России! Следственного комитета никогда не было в Украине. Эту функцию выполняла прокуратура. Федеральной службы по противодействию обороту наркотиков в Украине тоже не существовало. Где-то надо разместить все эти органы власти. Помню, как следователи на ящиках, без мебели дела вели. А дела, которые еще при Украине заведены, надо было завершать. Кроме этого, создавать судейскую систему, переходить на российские стандарты в образовании. К 1 сентября в 78 школ надо было привезти учебники, а еще 38 вузов. Чтобы дети и студенты начали учиться не по украинским, а по российским учебным программам. 

«Требовалось пересчитать с рубли на гривны зарплаты, пенсии и льготы тысяч людей». Фото Никиты Давыденко

Нужно было перерегистрировать более ста тысяч единиц транспорта, плюс права  водителей. А еще и банки, которые работали в Крыму, можно было пересчитать по пальцам. Сбербанка или ВТБ в Севастополе и Крыму вы не увидите из-за санкций. Надо было налаживать банковскую, платежную систему. 

— А перебои с электричеством были из-за энергоблокады? 

— Это уже в 2015-м, когда подорвали опоры ЛЭП. Еще в 2014-м году было принято решение правительством РФ из Сочи и других мест перебазировать резервные источники питания. В Севастополе было установлено 270 дизельных генераторов. На объектах жизнеобеспечения города, социально значимых объектах – в больницах, детских домах, интернатах, домах престарелых. 

Ну а в 2015-м, когда опоры ЛЭП взорвали, при нормативном потреблении 170-180 мегаватт, у нас было всего 45 мегаватт. Успели модернизировать ТЭЦ, и она вырабатывала 15 мегаватт. До апреля 2015-го мы были постоянно в режиме ЧС. Каждый день собирались штабы. Молодцы севастопольцы! Сами охраняли источники питания, патрулировали улицы. Было непросто, но выдержали, справились…  

В Сибири без моря 

— Вы служили на Черном море, на Севере и Каспии. Как вы без моря в Сибири? 

— Это стереотип: раз человек моряк — должен жить, и служить рядом с морем. Флот — это не только корабли и море. Флот это мини-вооруженные силы со всеми родами войск: морская пехота, авиация и т.д. То, что я вице-адмирал и замкомандующего Черноморским флотом, не значит, что я занимался только морем. Я рад, что служил на флоте. (Хотя, по молодости хотел в ВДВ.) Флот — это всегда коллектив, коллективное выполнение задач. Сама служба, учеба в двух академиях расширили кругозор. По первому образованию я — офицер, инженер-штурман. По последнему образованию — специалист в области государственного военного управления. Это помогло, и когда я работал губернатором.

В Вооруженных силах РФ нас учат служить не там, где хочешь, а там, где надо, где ты востребован. И сегодня я не скажу, что в Сибири мне не хватает моря. Мне хватает задач, которые надо решать. Сибирь, Новосибирск — хорошие места, прекрасные люди. Огромный потенциал: человеческий, научный, производственный, природный. Он не до конца раскрыт, но это в наших руках, мы это должны сделать. Все условия есть, но в то же время есть и недостатки — это тоже понимаем. Новосибирск хороший город, но он должен стать комфортнее, чище. Мы это обсуждали с губернатором области и с мэром города. 

— Как будете отмечать годовщину воссоединения Крыма с Россией? 

— 18-го марта я прогуляюсь по Новосибирску. Поздравлю друзей — крымчан и севастопольцев. Мысленно я с ними. Оттуда уже посыпались поздравления в мой адрес. Но 18 марта — это праздник не только севастопольцев и крымчан. Это праздник всей России. Без поддержки граждан России воссоединение бы не произошло. Помните многотысячные митинги поддержки? Эта дата знаменательна для всех нас. И я всех хочу поздравить. Ведь это историческое событие. Мне повезло в этой истории участвовать. И все люди, которые принимали в нем участие, стали частью истории.

 2837
Система Orphus







comments powered by HyperComments


Чиновник под контролем


Copyright © 2014-2017

Все публикации защищены авторским правом.
В сети интернет разрешается копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, видео, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации только с обязательной активной, прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на адрес страниц сайта http://primechaniya.ru/.

Связаться с редакцией вы можете по адресу: primechaniya.ru@gmail.com или по телефону: +7 (978) 00-27-986
Все вопросы касательно размещения рекламы: primesevreklama@mail.ru и по телефону, указанному выше

Новости Севастополя. Примечания

Яндекс.Метрика