Реклама

ЛНР: пошаговая ликвидация

13.11.2017 20:56
Пока руководители Луганской народной республики выгоняют друг друга из отжатых особняков и делят финансовые потоки, а сторонники Русской весны гадают, «сольют» Донбасс или не «сольют», ликвидация непризнанной республики идет своим ходом. И этот процесс не особо скрывают.

Фото: «Донбасс сегодня»

За отсутствием в неподконтрольной Украине части Донбасса реальной несимулятивной политики с собственной содержательной повесткой ее место заняли перманентные подковерные склоки и разборки власть предержащих. Получилось что-то среднее между «Свадьбой в Малиновке» и «Зеленым фургоном», если кто помнит эти советские фильмы. Поскольку у главных действующих лиц этого водевиля с криминальным оттенком напрочь отсутствуют как понимание интересов жителей региона, так и какие-либо высокие идеи, неудивительно, что краеугольным камнем местной политической повестки стала борьба за присвоение и перераспределение в узком кругу «соратников» материальных ценностей.

«Примечания» уже писали о грандиозном по местным меркам скандале, когда глава республики Игорь Плотницкий под камеры местного ТВ выгнал главу МВД Игоря Корнета из особняка, экспроприированного у семьи покойного луганского олигарха Валерия Букаева.

Скандал в ЛНР: Плотницкий выгнал главу МВД из дворца олигарха
Лишившийся лакшери-недвижимости министр оказался злым и с хорошей памятью, и ответный удар по Плотницкому не заставил себя долго ждать. Сначала была объявлена в розыск и. о. министра здравоохранения ЛНР Лариса Айрапетян, обвиненная в махинациях с гуманитаркой. Причем, как оказалось, компромат на нее копился и аккуратно подшивался в папочку весь предыдущий год. Затем подчиненные г-на Корнета как бы невзначай прикрыли дыру на границе, через которую просачивались контрабандные сигареты, обогащая, по словам луганских злых языков, не только главу республики, но и еще одного его заклятого друга — министра госбезопасности Леонида Пасечника. Скандал вышел таким громким, что подконтрольный Плотницкому Таможенный комитет ЛНР был вынужден официально опровергать появившуюся в украинских СМИ информацию о контрабанде.

И, как вишенка на торте, на одном из российских сайтов появились сканы документов, свидетельствующих о том, что и сам Игорь Венедиктович, оказывается, живет в «отжатом» у состоятельной луганской семьи особняке. Причем, в отличие от конфликта семьи Букаевых с Корнетом, которого смогла призвать к порядку вышестоящая инстанция, жертвы Плотницкого только и могут, что жаловаться на свою беду самому же Плотницкому.

На фоне этой Санта-Барбары как-то совсем затерялась череда заявлений еще одного статусного луганского чиновника — Владислава Дейнего. Он хорошо знаком тем, кто следит за мирными переговорами по Донбассу в Минске. Теперь Дейнего — и. о министра иностранных дел ЛНР. И в этом качестве успел порадовать жителей республики тем, что они вернутся на Украину, поскольку «другого выхода нет», а также дал согласие на переименование ЛНР в «ОРЛО» (отдельный район Луганской области — ред.), как того требует Украина. Последнее заявление Дейнего стоит того, чтобы его процитировать:

«Название не всегда является ключевым. Украина называет нас так, как им нравится. Бог с ними! Давайте пока в международных документах будем соглашаться с тем наименованием, которое для нас придумали европейцы», — заявил Дейнего в интервью ГТРК ЛНР.

Примечателен информационный вакуум, которым сопровождалось это заявление — не чье-нибудь, а целого министра иностранных дел, хоть и и.о. Промолчали в Москве, хотя обыкновенно столь важные заявления деятелей на Донбассе синхронизируются с публичными заявлениями говорящих голов из Белокаменной. Промолчали и в Луганске. Хотя это как раз объяснимо — до мелочей ли, когда серьезные люди квартиры делят? Подумаешь, название.

Хотя — на минутку представьте, какой гвалт бы поднялся, если бы власти в Скопье вдруг объявили миру: черт с ним, мы согласны официально называться так, как от нас того требует Греция – «Бывшей югославской республикой Македония». Но где Македония, а где ЛНР.

Честно говоря, я даже не пытаюсь представить, что должно чувствовать население территории, с названием которой так вольно обращаются чиновники, призванные, по идее, это население представлять. Хотя в свете анонсированного г-ном Дейнего безальтернативного возвращения в Украину такие пертурбации приобретают некий смысл. Вот, скажем, видный украинский классик Тарас Шевченко писал 150 лет назад, обращаясь к предшественникам г-на Дейнего — тогдашним украинским элитариям:

Німець скаже: «Ви моголи».
«Моголи! моголи!»
Золотого Тамерлана
Онучата голі.

Німець скаже: «Ви слав’яне».
«Слав’яне! слав’яне!»
Славних прадідів великих
Правнуки погані!

Не правда ли, похоже? Как называться, непринципиально. Как «немец скажет», так и будет.

Тем не менее, на импровизацию заявления Владислава Дейнего все же не тянут. Примечательно, что Москва его не одернула – как одернула недавно главу соседней ДНР Захарченко, неожиданно объявившего о переименовании вверенной ему республики в Малороссию. Тогда высказались все, включая куратора Донбасса Владислава Суркова. Инициаторам дали по шапке, инициативу признали несвоевременной, на том и затихло.

Фото: Балтньюс

В случае с ОРЛО ситуация видится несколько иной. Последние три года критически настроенная часть сторонников Донбасса не перестает гадать: слили — не слили? А если сольют — то когда это произойдет и по каким признакам можно будет об этом узнать? При этом алармисты чаще всего представляют себе «слив» в апокалиптических тонах — с вторжением правосеков, массовыми зачистками и геноцидом. Что-то типа хорватской «Олуи», только в интерьерах восточной Украины.

Но мало кому приходит в голову, что «слив» — это не одномоментный акт с четким хронометражем. Это пресловутые окна Овертона. Сначала в дверную щель просовывают палец, затем руку, а потом уже и двери нет, кто-то унес. И главное — все вокруг уверяют, что никакой двери-то никогда и не было.

Если проанализировать высказывания Дейнего через призму такой оптики, то все становится на свои места и появляется смысл. Перед нами последовательно реализуемый процесс пошагового демонтажа республик. Причем реализуемый, как и полагается на подмостках постмодернистского театра абсурда, не таясь, прямо на глазах у изумленной публики. В то время как одни актеры отвлекают народ репризами на тему «Навеки с Россией», другие не моргнув глазом обосновывают неотвратимость возвращения в родную украинскую гавань.

При этом публика не испытывает никакого когнитивного диссонанса. Люди уже несколько лет как искусственно помещены в ситуацию невозможного, запрещенного всеми культурными нормами абсурда, живут внутри этого абсурда и воспринимают его как нечто вполне нормальное и естественное. Тем более, когда абсурд сопряжен с кровью, человек почти сломан — все, что ранее считалось нормой, кажется теперь ничтожным.

Фото: Topwar

Считаете, что процесс «государственного строительства» на Донбассе зашел так далеко, что обратной дороги нет? Но смотрите сами: сначала народ привыкнет к тому, что название неважно: ОРЛО так ОРЛО, есть аббревиатуры и похуже. Но ведь ЛНР это не просто набор букв. Буквы эти, по крайней мере декларативно, претендовали на что-то большее. На свою Конституцию, например. Или на свои законы, уголовный и прочий кодексы. А зачем «отдельному району Украины» своя Конституция, если есть украинская, такая замечательная, одна из лучших в мире, согласно выводам Венецианской комиссии?

Потом те же самые уста предложат Конституцию отменить. Ведь если мы «будем соглашаться с тем наименованием, которое для нас придумали европейцы» — почему бы и Конституцию не назвать, скажем, «временным регламентом». Ну да, временным, а что такого? До урегулирования кризиса.

А потом и законы куда-то пропадут, и никто не заметит. Потому что пишутся они как калька с соответствующих украинских — также в качестве одностороннего жеста доброй воли. И эту демонстрацию готовности к прагматичному сотрудничеству тоже как-нибудь красиво назовут. Например, «синхронизацией законодательства».

Столь же очевидно и то, что «отдельный район» не может иметь каких-то «министров». И министерство социальной политики вновь станет «управлением соцзащиты». А парламент, соответственно, районным советом. Думаете, кто-то возразит? Я вас умоляю. Ведь название — это не главное.

В итоге, при наличии доброй воли сторон, на демонтаж политико-правовой надстройки отдельно взятой ЛНР (извините, ОРЛО) вряд ли понадобиться больше пары месяцев. И так — шаг за шагом. Пока не придут к тому, что, собственно, и записано в минских соглашениях. Где как известно, ни о какой ЛНР не упоминается, а вот «отдельные районы Луганской и Донецкой областей Украины» — много раз. И никакого мошенства.

А главное — никакой крови. Ведь те, кто мог бы возразить, давно гниют в земле, а памятники не возражают. Впрочем, уверен, что по мере развития продуктивного мирного процесса неконструктивные памятники тоже уберут от греха подальше. Потому что партнеры могут обидеться, а вам шашечки или ехать? Ехать, говорите? Ну, вот видите.

Система Orphus







comments powered by HyperComments


Чиновник под контролем


Copyright © 2014-2017

Все публикации защищены авторским правом.
В сети интернет разрешается копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, видео, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации только с обязательной активной, прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на адрес страниц сайта http://primechaniya.ru/.

Связаться с редакцией вы можете по адресу: primechaniya.ru@gmail.com или по телефону: +7 (978) 00-27-986
Все вопросы касательно размещения рекламы: primesevreklama@mail.ru и по телефону, указанному выше

Новости Севастополя. Примечания

Яндекс.Метрика