Реклама

Почему Москва не пришла на похороны Минска

20.01.2018 17:00
На этой неделе выяснилось, что Украина все-таки имеет по Донбассу «план Б». Имеет такой план Россия, неясно: на минскую карту мы поставили все, а воевать не готовы. Если Москва продолжит переговоры на новых условиях, это будет признанием, что она не гарант, а сторона конфликта.

Фото: RT

Итак, случилось. Верховная рада дала 280 голосов за закон о «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях», который в СМИ и политических кругах принято более емко называть «законом о реинтеграции Донбасса». Со вчерашнего дня этот документ перестал быть виртуальной страшилкой для Москвы и Донецка с Луганском, став реальной дубинкой в руках Киева, которой он будет размахивать не только по команде из Вашингтона, но и в собственное удовольствие.

Пересказывать содержание принятого закона нет смысла, но все же, для тех, кто не в курсе, пунктирно отметим, что этот документ:

- юридически отменяет «АТО» на Донбассе, переводя вооруженную операцию Украины в формат «противостояния российской агрессии».

- юридически обозначает эту самую «агрессию», а Россию, соответственно, определяет, как «агрессора».

- признает «временно оккупированными территориями» в Донецкой и Луганской областях те части территории Украины, в пределах которых «вооруженные формирования и оккупационная администрация РФ установили и осуществляют общий контроль: сухопутная территория и ее внутренние воды в пределах отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей, внутренние морские воды, прилегающие к этой территории, недра под территориями и воздушное пространство над этими территориями».

- определяет, что «временная оккупация РФ территорий Украины, независимо от ее продолжительности, является незаконной и не создает для РФ никаких территориальных прав».

- однозначно возлагает всю ответственность за моральный и материальный ущерб Украине на Россию. При этом, в документе предусмотрительно не указаны ни период, ни условия причинения такого ущерба, ни территория, на которой это произошло. Что дает возможность оперировать в будущем, при подаче уже анонсированных Киевом исков против РФ, какими угодно космическими суммами.

Одновременно, закон предоставляет украинской власти в целом и лично президенту Петру Порошенко целую кучу экстралегальных прав и возможностей по модерированию конфликта на Донбассе и вокруг него в ручном режиме. Так, президент теперь самолично, без Верховной рады и последующего парламентского контроля, волен решать, как использовать ВСУ и другие воинские формирования, включая легализованных иностранных наемников и всяческие «добробаты», в ходе идущего конфликта. Хотя это и прямо противоречит п. 33 ст. 85 Конституции Украины - но кто же в этой стране обращает внимание на подобные мелочи?

Также противоречит Конституции и еще одна новация: отныне границы и перечень «временно оккупированных населенных пунктов в Донецкой и Луганской областях» будут определяться не Радой, как раньше, а лично президентом по представлению Минобороны и на основе предложений Генштаба ВСУ.

Более того, в законе, пестрящем навязчивыми определениями «оккупант», «оккупация» и производными от них, не указана конкретная и четкая дата этой самой «оккупации». И не факт, что она не будет в дальнейшем сдвигаться в ту или иную сторону, следуя за изменчивой политической целесообразностью.

Наконец, закон легализует закручивание гаек на нелояльных к власти территориях в небывалом ранее масштабе. Критик Порошенко, связанный с посольством США «еврооптимист» и недавний зазывала на Майдан Мустафа Найем прямо указывает на «беспрецедентные и неявные полномочия для всех лиц, которые привлечены к осуществлению мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпора и сдерживания вооруженной агрессии России в Донецкой и Луганской областях».

Фактически на подконтрольной Украине части Донбасса вводится чрезвычайное положение, хотя оно так и не называется прямо. Однако силовики получают право применять к гражданам оружие и спецсредства, задерживать и доставлять подозреваемых в полицию, проверять документы, а в случае их отсутствия — задерживать для установления личности.

Также силовики по своему усмотрению могут осуществлять личный досмотр, осмотр вещей, транспортных средств, имеют право временно запрещать или ограничивать движение транспортных средств и пешеходов, входить в помещения, включая жилые, использовать транспортные средства лиц и т.п. Порядок перемещения лиц и товаров «оккупированные территории» и из них, устанавливает Кабинет министров, но эти нормы могут быть полностью проигнорированы командующим объединенных сил ВСУ на Донбассе.

Такие полномочия логичны в случае объявления войны и для конкретного круга лиц. Но украинский случай уникален тем, что перечисленные полномочия имеют экстралегальный характер, то есть, выступают в силу при очень расплывчато расписанных условиях и для очень широкого круга лиц.

Первая реакция из Москвы на решение киевской Рады была вполне ожидаемой. С одной стороны - нестройный хор думцев, дипломатов и пиарщиков заговорил о том, что, приняв такой закон, Украина, тем самым, вышла из Минских соглашений. Как мы знаем, Минские соглашения для российского политического класса - это самое святое и безальтернативное, что только есть на украинском направлении. То самое золотое яичко, которое дорого ко Христову дню. Только день этот, вопреки ожиданиям, все никак не наступит. 

И вот, выяснилось, что Украина все-таки имеет «план Б». Вопрос, имеет ли аналогичный план Россия, повисает в воздухе, и что-то подсказывает неутешительный на него ответ. Потому что на минскую карту в Москве поставили реально все, что было. И даже, есть подозрения, немножко больше. Иначе, как объяснить тот факт, что даже в условиях, когда, киевские «партнеры» демонстративно и официально вытерли ноги о минские договоренности, политологи продолжают твердить, что «они могут затягивать и саботировать выполнение Минских соглашений как угодно долго, но никто не позволит их им аннулировать».

Эта позиция очень похожа на заявления официальных представителей ДНР и ЛНР, которые даже после официально принятого на уровне президента и Конгресса США и подтвержденного на уровне посла решения о начале поставке Киеву пресловутых «джавелинов» продолжают убежденно заявлять, что оружия Украине никто не даст.

Хотя украинские ястребы открыто говорят: закон о реинтеграции значительно облегчит проталкивание через ООН решения о вооруженных миротворцах на Донбассе. Причем в его киевской редакции - то есть, на границе между Украиной и Россией. По мнению Яценюка, для этого всего-то и нужно «додавить Россию», и дело в шляпе.

Если суммировать официальные реакции МИД РФ и непризнанных республик, они сводятся к банальной констатации: молоко белое, а лимон кислый. Украинский закон «перечеркивает Минские соглашения», «вносит в них деструктив» и т.д и т.п.

Радует, что в ведомстве Сергея Лаврова заметили: принятие закона о Донбассе «удивительным образом совпало по времени с анонсированным в Вашингтоне решением о готовности США поставить на Украину летальные вооружения». Радует и осознание российскими дипломатами того факта, что «Киев пытается снять с себя всю ответственность за те разрушения и страдания, которые приносят народу бездумные действия властей Украины, и переложить вину на Россию».

Это все хорошо. Но дальше-то что?

Можно, конечно, уповать, что никто не позволит Украине выйти за рамки Минска - хотя она в эти рамки никогда, по сути, и не входила. Можно вслед за украинским политэмигрантом Николаем Азаровым считать, что «закон о реинтеграции Донбасса – не является законным, это пустой документ, который ничего за собой не несет и не содержит». Можно даже, как это сделал официальный представитель РФ на Минских переговорах Борис Грызлов, призвать Донбасс готовиться к скорому наступлению ВСУ.

ФОТО: Луганск1

И тут мы снова возвращаемся к вопросу без ответа: есть ли в арсенале России план «Б» - что-либо еще, кроме гневных инвектив и констатации очевидного?

К слову, нынешняя ситуация вновь оживила подувядшие было надежды в определенных кругах на войну, которая все спишет. Действительно, война могла бы стать, пусть и кровавым, но все же выходом из сложившейся патовой ситуации, грозящей обернуться матом как для РФ, так и для поддерживаемых ею сил на Донбассе. Только вот реальный мир - это не штабная игра.

Если Москва не решилась на военный путь три года назад, когда у нее были на руках все козыри, то нет оснований полагать, что обложенная санкциями Россия решится воевать сейчас - во стократ худших условиях.

Но есть и хорошая новость. В окончательный вариант украинского закона о Донбассе все-таки вернули потерявшееся между первым и вторым чтениями упоминание о Минских соглашениях и приверженности Украины их реализации. Уж не знаю из каких соображений это сделали, но - факт.

Так что, когда уляжется пыль, в Москве могут еще раз перечитать принятый «партнерами» документ и решить, что все не так уж плохо. И мы снова услышим знакомые песни о главном. О том, как тяжело, но неотвратимо движется к намеченному результату безальтернативный процесс. И как важно еще немного поднажать.


Самое острое на канале Примечаний в Telegram










Copyright © 2014-2018

Все публикации защищены авторским правом.
В сети интернет разрешается копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, видео, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации только с обязательной активной, прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на адрес страниц сайта http://primechaniya.ru/.

Связаться с редакцией вы можете по адресу: primechaniya.ru@gmail.com или по телефону: + 7 978 739 0123
Все вопросы касательно размещения рекламы: primesevreklama@mail.ru и по телефону, указанному выше

Новости Севастополя. Примечания

Яндекс.Метрика