Реклама

«Ну привет, Россия!»

21.08.2016 02:48
Даже в самые тяжелые дни войны в Донецке дышалось легче, чем сейчас. Люди спрашивают: «Когда все это кончится?». Люди в буквальном смысле умирают от неопределенности. Россия не пришла к ним, бросила их, предала их, считают они. Но Россия пришла – они ее просто не узнали.

Последние две-три недели соседи и знакомые, знающие, что я журналист, и совсем незнакомые люди, узнавая о моей профессии и думая, что я обладаю  более обширной информацией о происходящем, на удивление синхронно спрашивали меня об одном: «Когда все это кончится?». Казалось бы, в этом вопросе нет ничего необычного. Война, обстрелы, все это продолжается два года. Конечно, люди хотят, чтобы кто-то, наконец, поставил точку в этой затянувшейся истории.


Но я, зная контекст донецкого быта, рискну предположить, что речь идет о чем-то более глубоком. Дончане не просто устали от войны, им нужен ответ на совсем другой вопрос.


На фоне событий минувших двух лет Донецк сегодня - образец стабильности и порядка. Город не ходит ходуном под обстрелами, снаряды и мины не рвутся, где попало. Украинская артиллерия работает по оборонительным позициям ДНР на линии соприкосновения, разрывы в центре города стали редкостью. По мере роста интенсивности обстрелов в течение последних двух месяцев несколько раз прилетало и в центральные районы.

Но если не обращать внимания на канонаду, Донецк мало чем отличается от любого современного российского города. Городское хозяйство функционирует исправно: вода, газ, тепло, уборка улиц, вывоз мусора, аварийные и коммунальные службы, общественный транспорт, безопасность, обеспечиваемая сотрудниками милиции – все это имеется в наличии, и бесперебойно работает, движется так же, как и Воронеже, Нижнем Новгороде, Магадане и так далее.

Может быть, люди устали от бедности? Ведь по уровню зарплат и пенсий Донбасс рухнул в 90-е годы прошлого века. Средняя зарплата бюджетника – 6-8 тысяч рублей, пенсия – 2 тысячи при ценах вполне соотносимых с общероссийскими. Но нет, с жалобами на бедность я в Донецке почти не сталкиваюсь.


Смысл вопроса о том, когда же все это кончится, в другом. Он продиктован выматывающей душу неопределенностью, непониманием, в каком направлении выстраивать собственную жизнь, жизнь своих детей, в отсутствии внятной перспективы.


Даже в самые тяжелые дни войны, когда казалось, что снаряды рвутся у тебя под окнами; когда люди гибли ежедневно и никто не мог быть уверен в том, что выживет, людям в Донецке дышалось намного легче, чем сейчас. Потому что была уверенность: надо лишь немного подождать - и в конце дороги выживших с распростертыми объятиями встретит Россия. Она залечит раны, высушит слезы, успокоит страждущих.

В социальных сетях сегодня легко найти свидетельства обиды дончан, по мнению которых, Россия не встретила и не обогрела, напротив, предоставила Донбасс собственной судьбе – дескать, разбирайся со своими напастями, как знаешь. Попадаются и обвинения в прямом предательстве русских Донбасса, которых продолжает убивать украинская армия в то время как Россия делает вид, что ничего особенного не происходит. Раздражение вызывают и местные власти, которым массово предъявляются претензии в некомпетентности, коррупции, несамостоятельности.

 

Ощущение оставленности, брошенности сформировано крайне некомфортной диспозицией: впереди, за линией фронта – враждебная и ненавидимая Украина, с территории которой прилетают мины и снаряды, стремящаяся раздавить Донбасс, но и позади, за спиной, кажется, раскинулась холодная, не слишком гостеприимная Россия.


В Россию не попасть, не пройдя муторную процедуру перехода границы, которая, кажется, прямо и оскорбительно указывает на то, что ни о каком единении не идет и речи, там непросто устроиться, из-за дороговизны аренды жилья, проблем с регистрацией и получением разрешения на работу.


Человек мыслит свою жизнь, как долговременную стратегию, а ее можно построить только в понятной реальности. Донбассу кажется, что он завис между небом и землей и единственное на что он может сейчас рассчитывать – это тактика выживания, кода утеряна перспектива и единицей измерения существования становятся не годы и десятилетия, а один день, неделя, в лучшем случае, месяц. А что там за поворотом – неясно.

«Четверых человек похоронил в этом году, - сказал мне пару дней назад мастер по ремонту компьютерной техники, к которому я хожу уже два года. - Они не воевали: у кого сердце, у кого онкология. Уходят люди от такой жизни».


Несмотря на то, что в этих претензиях есть много правды, в целом они есть результат завышенных ожиданий, неверно угаданного завтра. Думаю, что подобное состояние знакомо и крымчанам.


Люди думали, что будет некоторое время очень плохо, но надо переждать, сцепив зубы, а потом вдруг и сразу станет очень хорошо. Но расстояние между «плохо» и «хорошо» - когда и у самой России дела далеко не блестящи – это долгая серая зона, по которой придется брести, с трудом переставляя ноги.

К этой мысли, похоже, некоторые начали привыкать и чуть ниже я процитирую строки донецкой журналистки, которые указывают на то, что общественная депрессия преодолима.

Эмоции обманывают дончан. Россия вкладывает в Донбасс огромные средства. Оборона ЛДНР вся строится на российской помощи – боеприпасы, вооружение, толковые и бестолковые военные советники. Газ, вода, тепло, городские службы, сельское хозяйство, образование, медицина, все сферы жизни жителей Донбасса находятся не только на российском обеспечении, но и худо-бедно контролируются из Москвы по линии профильных министерств.

Культурный, экономический ландшафт Донбасса за два года необратимо преобразился, став неотличимым от общероссийского. Даже коррупция и бюрократизация, как считает один мой знакомый, в Донбассе стали соответствовать российским, а не украинским критериям. На практике это означает, что они ужались в разы по масштабам.


Взлета, заоблачных высот развития можно не ожидать, как не ожидают их в самой России, но и никакого «слива» не будет. Находясь в Донецке, понимаешь, что Донбасс уже неотвратимо российский.


Непонятно, когда он, как мечтает, войдет в состав России, но не подлежит никакому сомнению, что это неотъемлемая часть Русского мира, которую никто уже никому никогда не отдаст. Хорошо это или плохо, я не знаю, но дела обстоят именно таким образом.

И вот чудесные строки прекрасной донецкой журналистки Жени Мартыновой, взятые из ее Фейсбука. Ничего менять не стану, поскольку оригинальное звучание и графика этого текста органичны чуть более, чем полностью: «Наблюдаю тенденцию, когда в некогда сплоченных рядах русских патриотов из РФ и матерых донбассовцев возникают вихреобразные срачи на ровном месте.

Кому-то из донецких не понравится ряха гаишника под Самбеком, прищур Путина, хамство в поезде на Москву или запах в общественной уборной Геленджика. Донецкий - человек прямой. Он скажет. Без задней мысли, в качестве констатации факта.

Где-то в Рязани взовьется руссо патриото с криком: а, у нас вам не нравится, "чего вы кидаетесь?" (голосом из Пластилиновой вороны) Завершится тем, что не так восстали, зажрались и вообще зачем все это? :)

С виртуальным мордобоем, античным хором причитаний в каментах и безвозвратным баном.

Слушайте, люди. Ситуация за два года изменилась сильно. То, что подразумевалось, теперь осуществилось.

Мы уже де-факто, настолько оброссиились, что мы - это РФ. А РФ уже намертво приросла Донбассом.

Приедьте, гляньте. Ваших машин - с номерами РФ - у нас столько, что гаишники за ними не гоняются (как было во времена Украны), они их уже считают за местных. И мы не различаем, кто там - гости из Москвы или наши, коренные, прикупившие себе кабриолет. И вашим мы тоже надоели - и с номерами АН, и с ДНР. СВОИ.


Поинтересуйтесь, что у нас в коммерческой сфере. Кто сюда заходит, что арендует, что покупает и как обустраивается. По каким программам учатся дети. Куда мы ездим на отдых. Что едим. Что смотрим на ТВ.


Город даже визуально сильно изменился, и больше похож на российские. То, что было разломано геополитически четверть века назад, срастается на глазах. Может, неровно. Может, осколки костей торчат и перед бурей ноет, а кого и фантомные боли до рассвета колбасят. Но - прирастаем.

И критикуем какие-то российские реалии, как критикуют уже СВОЮ власть, СВОЮ политику, СВОИ дороги и так далее. Не из неблагодарности, а переживая. Ворчим, как СВОИ и на СВОИХ.

Это как в семье. Вы не будете ворчать на соседскую жену, которая состряпала негодные пироги. Но достанете свою возмущенным нытьем. И ребенку чужому, невоспитанному гаденышу, вы не влепите целительный пендель. Но наподдадите своему засранцу. В воспитательных целях. Вы же от этого не станете меньше любить свою супругу или отпрыска?:)

Кому бы чего не хотелось. Донбасса на Украине. Донбасса при России. Вы ничего не решаете. А реальность такова, что советую расслабиться и принять. Происходящее или 100 грамм:)

Вернулись мы, вернулись. Нос разбит, гарью пропахли.

"Ну привет, Россия) Что у нас на ужин есть пожрать? А мы тут это... шли домой сейчас, уголька по пути захватили, принесли. Ну, задержались, бывает. Ничего. Ты там не расслабляйся. У нас еще в Мариуполе море есть. Надо бы с пацанами съездить, пока тепло».

Лучше не скажешь.










Copyright © 2014-2019

Сетевое издание «Примечания.ру» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 19 июля 2019 года, свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-76222.
Учредитель: ООО "Примечания - три столицы"

Адрес: 117342, г Москва, улица Бутлерова, дом 17б, Э/ПОМ/К/ОФ 2/XI/60Е/221
Телефон: +7 913 820 21 45
E-mail: primechaniya.ru@gmail.com

Все публикации защищены авторским правом.
В сети интернет разрешается копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, видео, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации только с обязательной активной, прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на адрес страниц сайта http://primechaniya.ru/.

Связаться с редакцией вы можете по адресу: primechaniya.ru@gmail.com
Все вопросы касательно размещения рекламы: primesevreklama@mail.ru и по телефону, указанному выше

Новости Севастополя. Примечания

Яндекс.Метрика