Большому Брату быть — суд разрешил систему распознавания лиц в Москве

Савеловский суд не удовлетворил иск москвички Алены Поповой, которая просила запретить применение технологии видеоидентификации лиц в столице России
В прошлую среду, в 14:32

 

Ответчиками на суде выступили ГУ МВД РФ по Москве, столичный Департамент информационных технологий, а также Управление Роскомнадзора по Центральному федеральному округу. По их версии, городская система видеонаблюдения предназначена не только для идентификации граждан, но и для «обнаружения снега у подъезда, переполненных мусорных баков» и «поломанных качелей на детских площадках для дальнейшего устранения».

Между тем ряд экспертов уже выразили опасение, что реализация проекта «Умный город», в рамках которого и планируется запуск системы распознавания лиц, через 10 лет превратит Москву в подобие Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР, где развернута тотальная слежка за гражданами. О том, что на самом деле происходит в Поднебесной, «Примечаниям» рассказал руководитель Школы востоковедения Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Карнеев. Синолог напомнил, что правительство КНР уже давно критикуют за использование информационных технологий на службе авторитарному режиму. В частности, совсем недавно это вновь сделал вице-президент США Майкл Пенс, утверждая, что мир наблюдает попытку построить Всевидящее Око на всей территории Китая.

— Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР) – огромная и богатая земля, на которой содержится почти вся таблица Менделеева, — напоминает Карнеев. – Она населена по преимуществу мусульманами и сейчас переживает новый период нарастания напряженности. Нападения на полицейских и просто этнических ханьцев (титульная нация КНР – прим. ред.) происходят здесь регулярно. В прошлом против уйгуров центр практиковал лишь грубое насилие и религиозные притеснения. Но сегодня Китай – один из лидеров на рынке информационных технологий, и предпочитает действовать другими методами. Так, почти вся территория СУАР оснащена видеокамерами, которые позволяют установить личность любого нарушителя в течение суток. Мобильные телефоны функционируют здесь как маяк, вычисляющий ваше местонахождение. Я слышал о том, что вам якобы могут поставить в вину отключение сотового и даже оставление его дома.

Следует напомнить и о таких специфических явлениях, как «великий китайский фаервол», цензуру в интернете и собственные социальные сети, не интегрированные в мировые онлайн-сервисы. Здесь уместно вспомнить и принятый 1 ноября российской Госдумой «Закон о суверенном интернете», при одобрении которого законодатели руководствовались в том числе и китайским опытом. Но, по мнению Андрея Карнеева, нужно признать и то, что в восточном социуме другие границы приватности, и полная прозрачность не расценивается там как серьезное отягчение существования. Сообщества же, привыкшие к жизни при открытых границах, на попытки ужесточения контроля реагируют непредсказуемо. Так, например, жители Гонконга, который стал частью КНР только в 1997 году, уже пятый месяц протестуют против внутренней политики Пекина, а одним из поводов для недовольства недавно стала… попытка запрета марлевых повязок. За то, что они скрывают лицо. Отношение к ограничениям личных свобод у москвичей, как полагает синолог, гораздо ближе к гонконгскому, нежели к синьцзян-уйгурскому.

К слову сказать, ряд российских политологов склонен видеть в системе распознавания лиц не только минусы, но и плюсы. Так, руководитель Центра кономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов в этом вопросе призывает обратить внимание не на Восток, а на Запад.

— Сегодня вся Европа фактически утыкана видеокамерами, — констатирует Колташов. — Огромный процент преступлений раскрывается там с помощью видеоматериалов. Что власть ставит граждан перед взглядом «невидимого ока», на мой взгляд, не страшно, потому что главная задача социума заключается не в победе над государством, а в том, чтобы научиться им управлять. Общество должно постепенно овладевать властью, добиваться допуска к принятию решений или хотя бы к возможности оказывать влияние на них.

По мнению политолога, на законодательные новеллы граждане, в основном, реагируют рефлекторно. В то время как более продуктивный вариант — это формат повседневного обсуждения проблем и готовности менять жизнь в союзе с другими людьми.

Текст: Вячеслав КОРЯКИН

Фото: yagazeta.com

 

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev