После истории с доцентом Соколовым в ГД задумались о сталкерах

В законопроекте о домашнем насилии появится термин «преследование»
Вячеслав Корякин
18.11.2019
Фото: sm-news.ru

В поправках к нему депутаты также потребовали, чтобы защищающие потерпевших организации не имели права обращаться к блюстителям порядка без согласия жертвы.

По мнению Мари Давтян — адвоката, помогающего пострадавшим от сексуального и домашнего насилия женщинам — в этих поправках нет ничего нового.

— На самом деле определение понятию «преследование» (оно же «сталкинг» — прим. ред.) в законопроекте было дано с самого начала, — напомнила в беседе с «Примечаниями» юрист. — Его убрали после одного из этапов согласования в правовом управлении Совета Федерации. То же касается и права обращаться к правоохранителям — его прописали в самую первую очередь, затем запретили, а теперь опять вот вернулись к изначальному варианту.

Как считает правозащитница, с желанием затянуть принятие нового нормативно-правового акта это не связано. Причина в обилии органов власти, которые участвуют в разработке закона и нередко отдают взаимоисключающие директивы.

— Этот закон совершенно необходим, поскольку проблема сталкинга становится повсеместной, — уверена Мари Давтян. — Она возникает, когда после домашнего насилия супруги решают разъехаться. Потерпевшая сторона — а это, как правило, женщина — пытается изолировать себя от любых контактов с мучителем. Преследователь устраивает самочинный розыск бывшей «половинки», предпринимает попытки ее вернуть, причем начинает обычно с уговоров, а, когда они не срабатывают, переходит к языку угроз. В мире принят единый, стандартизованный подход — жертву от агрессора нужно ограждать. И надолго.

Основной смысл подобной профилактики, как полагает юрист — сделать так, чтобы жертве насилия не стало еще хуже и спасти ее от непоправимого. Практика показывает, что деструктивные действия брошенного супруга происходят чаще всего не вследствие хладнокровного расчета, а на эмоциях. И иногда здесь достаточно просто развести прежних партнеров по разным жизненным пространствам.

Кстати, огромное подспорье в защите потерпевших правоохранительным органам оказывают изобретатели. Так, во Франции недавно внедрили такую техническую новинку как парные браслеты с GPS-маячком — по одному для каждого из разведенных. При попытке сталкера приблизиться к жертве на определенную дистанцию срабатывает специальный сигнал. Его регистрируют компетентные инстанции и оперативно предотвращают потенциальное преступление. Но, как считает Мари Давятян, научные открытия играют здесь второстепенную роль. Все определяет законодательная база.

— Уже множество государств имеет законы о домашнем насилии, защищающие и от сталкинга, и от всех остальных его порождений, — убежден адвокат. — Мы — одна из самых отсталых стран Совета Европы, которая в этом плане не имеет работающих нормативно-правовых актов. Причем опаздываем мы лет на 20. Идет сопротивление со стороны консервативной части нашего общества и некоторых властных институтов, но оно не играет на пользу самому государству. Правоприменительная практика наработается не раньше, чем появится законодательная база. На этом пути наверняка будут и ошибки, но пройти его России придется неизбежно.