Реновационное новоселье: канализация над кухней и трещины в стенах

«Примечания» выяснили, как живется москвичам, переехавшим по программе реновации в ЮВАО, и насколько обещания столичных властей соответствуют реальности.
Вячеслав Корякин
05.11.2019

 

Программа реновации жилья в Москве, задуманная в 2017 году Правительством столицы как гуманитарная акция по улучшению жилищных условий москвичей, не проходит гладко. Позиции собственников жилья разделились: часть горожан поддержала идею переезда в новые квартиры, другие — выразили осторожное недоверие, третьи – вообще не собирались менять место жительства. Мы попробовали разобраться в проблеме, опросив жителей одного из новых построенных под реновацию домов по адресу ул. Артюхиной, д. 24, к. 1 в Юго-Восточном округе. Люди переехали в него из «хрущевки» 1963 года постройки, расположенной буквально в двух шагах.

Казалось бы, дом новый, со стороны — все прекрасно. Фасад с остекленными балконами, пластиковые окна. Прямо в доме — Центр информированию по переселению жителей района Текстильщики. Вежливая охрана. С первого взгляда новостройка выигрывает на фоне приземистой серой пятиэтажки грязноватого кирпича.

Первая же встреченная нами жительница оказалась, в целом, довольна своим новосельем.

— В старом пятиэтажном доме мы много лет ютились в «двушке», — поделилась с «Примечаниями» Елена. – А в этом доме нам удалось получить целых три комнаты! Мы живем здесь уже больше полугода, вся наша семья несказанно рада такой удаче.

С переезда прошло полгода, а уже появились первые проблемы. Так, около двух месяцев назад в щитке, к которому стягиваются электропровода, отошел контакт, лишив питания розетки сразу в двух жилых комнатах.

— Мы позвонили в ЖЭК, — продолжает Елена. – Но их электрик отказался оказывать нам услуги, объяснив это тем, что наш дом все еще не стоит на балансе города. А у конторы, обслуживающей наш дом сейчас, просто-напросто нет своего электрика. Но если с этим, вероятно, не повезло одним нам, то есть и проблемы, коснувшиеся всех моих соседей без исключения. Так, летом в новостройке планово отключали горячую воду. Дней через 10–12 ее снова включили. Везде. Кроме нашего дома. Только после очень долгой беготни по инстанциям вода снова появилась. Зато отопление осенью нам дали чуть ли не на месяц поздней, чем по всей Москве!

Обнаружилось, что на ул. Артюхиной, дом 24, корпус 1 невозможно пригласить не только рабочих, но и… врачей. Причем новый адрес обходят стороной не только участковые специалисты – жильцы не могут вызвать на дом даже скорую медицинскую помощь! Все проблемы решались только с помощью бесконечного бумагооборота – квартиранты писали письма в районную управу, в префектуру округа, в мэрию… Дом постепенно заселялся. Так, другая собеседница «Примечаний» въехала в девятиэтажку только в начале ноября. До этого, по ее признанию, она несколько месяцев добивалась замены стекла в большой комнате – подрядчики хотели сдать ей объект с «пробоем» в огромном окне.

— В старом доме меня устраивало абсолютно все, – не скрывает молодая мама Наталья. – В нем был и капитальный ремонт, и замена труб, и всей сантехники. Здесь мы получили те же две комнаты, но каждая из них на пару метров больше, чем в «хрущевке». То же относится и к кухне. Следует также отметить раздельный санузел и лифт в подъезде – в пятиэтажке можно о таком только мечтать.

На этом качественное превосходство гордого гипсокартонного дома над его кирпичным предшественником по существу заканчивается. По словам Натальи, теснотой коридор в новой квартире затмил даже своего собрата из «хрущоб» – в нем не могут разойтись два взрослых человека в верхней одежде. Втиснуть туда платяной шкаф или галошницу невозможно. Даже детскую коляску держать приходится в глубине квартиры.  А долгожданное разделение санитарного узла преподнесло неожиданный сюрприз – так, в новой ванной стало невозможно поместить даже стандартную стиральную машину глубиной 40 сантиметров. По предположению Натальи, строители дома рассчитывали на установку устаревшей, но компактной бытовой техники – такой, как отечественные «Ока» или «Малютка». Проще говоря, при переезде изменились размеры отдельных помещений квартиры. Но не общий ее метраж. Кухня и жилые комнаты прибавили в габаритах только за счет ванной и прихожей. А это сильно отличается от красивых картинок в разделе «Реновация», которыми завлекали собственников жилья на сайте мэрии Москвы.

— Более 80% представителей пятиэтажки подписали документ, что хотят получить по реновации новое жилье, — напоминает Наталья. — Но показывают-то нам первоклассную визуализацию: с холлами, с зеркалами, с двумя лифтами! А здесь лифт один, притом полугрузовой: не большой, не маленький. Шумоизоляции нет вообще, слышны все посторонние звуки – у меня маленький ребенок, и я уже приносила извинения за его плач соседям снизу.

Молодая мать прогнозирует и нехватку мест в школах и детских садах с появлением в округе новых многоэтажных домов. Вместе с тем, Наталья демонстрирует сдержанный оптимизм и надежду на то, что, наученные опытом дома-дебютанта из Текстильщиков, творцы реновации будут более дальновидны при проектировании следующих сооружений.

Но не все разделяют эту веру в лучшее. Так, в уже расселенном первом подъезде старой «хрущевки» сегодня остается по меньшей мере три семьи, принципиально отказывающиеся переезжать в «реновированный» объект. Не останавливают их и угрозы отключения воды и света. В их числе общественный деятель Ольга Егормина, не желающая менять свой дом из-за множества недоработок – как юридических, так и вполне материальных.

— У девятиэтажки до сих пор нет плана БТИ, — разводит руками Ольга. — Даже если мы захотим его получить, вызов специалиста влетит нам в «копеечку». И если вы пожелаете провести сделку с этой недвижимостью, то рискуете получить массу проблем. Дом существует, а для многих инстанций его как бы и нет. Никто не идет нам навстречу, за все недоработки власть имущие призывают нас платить из нашего кармана. И все это – не говоря о чудовищном состоянии квартиры, которую нам выставляют взамен.

Общественница напомнила, что по планам новый дом рассматривался и как 14-этажный, и даже еще выше. Но в итоге застройщик сделал свой выбор в пользу возведения 9 этажей. Ольга полагает, что это было одним из немногих его решений, за которые можно сказать «спасибо».

При первом осмотре предлагаемого жилья Егормина заметила широкую щель в большой комнате. Представители застройщика «успокоили» Ольгу тем, в течение ближайших 5 лет дом должен давать усадку, и образование трещин в стенах – это нормально. Представления о «норме» постепенно расширялись – к ним прибавилось выдавливание межкомнатных дверей из косяков, вылетание оконных рам, как следствие – образование в отдельных квартирах стенного грибка, а венцом эпопеи стал систематический прорыв канализации… прямо через вентиляционный короб над электроплитой.

— В квартире, приготовленной для меня, сточные воды затопили уборную, кухню и половину балкона, — сетует Ольга. – На наше требование заменить всю сеть «СМУ-6» дежурно заменяет только одну ее секцию, а остальное не трогает, мотивируя это тем, что канализация «и так новая». Но куда интересней борьба с последствиями залития – там, где нечистоты загрязнили стенные обои, их даже не стали менять, а просто… замазали сверху белой краской! «Не нравится – меняйте сами!», – упорно твердят нам.

По прогнозу Ольги, частичная замена канализации не решит проблемы. С заселением в дом новых жильцов нагрузка на санитарно-техническое сооружение лишь возрастет, и дальнейшее протекание зловонной жижи в жилые квартиры неизбежно.

— И на самотек здесь пускают практически все, — подчеркивает Егормина. – От идеи строительства стоянки, например, отказались еще на стадии проектирования. Теперь все автовладельцы, включая пациентов ближайшей поликлиники, паркуют свои машины перед нашей пятиэтажкой. Назревает коллапс, о котором никто не говорит. А недоверие между жильцами и застройщиком растет. И усугубляет его то, что желающий «облагодетельствовать» нас застройщик при любом затруднении отвечает  — «крутитесь, как хотите».

Обещания отличаются от реальности не только в ЮВАО. В Покровском-Стрешневе жители пытаются отменить проект строительства 72-этажного реновационного дома. В Дмитровском — вырастет 45-этажная высотка. И это не единственные примеры. Заявленные властями 14-этажные дома во многих районах превращаются в небоскоребы со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде большой плотности населения, нехватки парковок, инфраструктуры, нагрузки на транспорт и других проблем.

Фото и текст: Вячеслав КОРЯКИН