Какую Россию они возрождают

Чиновники любят поговорить о том, что нужно «возродить былое величие России». Звучит красиво. Но давайте вспомним о славных временах, когда быдло молча пороли на конюшнях, а болезни и голод были ежедневной реальностью.
Rabkor.ru

Царская империя в представлении некоторых обывателей — живописное место, пишет «Рабкор.Ру».

Балы, красавицы, лакеи, юнкера,
И вальсы Шуберта, и хруст французской булки,
Любовь, шампанское, закаты, переулки,
Как упоительны в России вечера.

Этот миф популярен. А учитывая тот факт, какие средства идут на проекты того же Михалкова – главного пропагандиста «хруста французской булки», становится очевидно, что власти заинтересованы в формировании положительного образа Российской империи.

Правящий класс действительно хочет многое изменить. Да и советских пережитков еще довольно много. Все чаще звучат разговоры о новой экономической модели:


«Новая модель многократно обсуждалась. Это экономика, которая инвестирует в человеческий капитал и получает от него возрастающую отдачу. У нас слишком высокая оплата труда, чтобы претендовать на нишу всемирной фабрики. И слишком образованное население — две трети, если не три четверти, молодых россиян не готовы работать руками». (Ректор ВШЭ Кузьминов).


Это то, о чем мечтают уже давно, но не могут реализовать потому, что возможен коллапс системы, особенно если резко все провернуть. Об этом свидетельствует опыт 90-х. А пилить сук, на котором сидят, как-то глупо. Однако всегда важно помнить, что ресурсы все же истощаются, советское наследие не вечно. Тем более, по мнению отдельных индивидуумов, советский период нарушил некий естественный процесс, и именно поэтому, чтобы стать развитой страной, нужно возвратиться к корням.

Всегда актуально напомнить, что же была за «сказка» в период Российской империи, которую сегодня так хотят возродить. Нужно понимать, что это не только строительство православных храмов. Жизнь в Российской империи привлекает элиту постольку, поскольку, во-первых, это было общество сословное, идеальное для людей, приближенных к государству. Во-вторых, большинство не имело никаких прав, а соответственно, материальные блага были доступны только правящему сословию.

Быт

Российская империя — традиционное общество, где большинство — сельские жители, в каком-то смысле полурабы. То же крепостничество продержалось довольно-таки долго. Хотя разговоры на высшем уровне об отмене шли уже в начале XIX века. Активнее всех крепостничество защищала церковь. Всего за 2 года до отмены крепостного права епископ Кавказский и Черноморский Игнатий утверждал:


«Рабство, как крепостная зависимость крестьян от помещиков, вполне законно и, как богоучрежденное, должно быть всегда, хотя в различных формах» (протоирей Симеон Никольский. Освобождение крестьян и духовенство).


А своим коллегам рекомендовал говорить «серой массе» следующее:


«Не твое дело, что господин твой бесчеловечен, ему за это судит Бог. Ты неси свой крест, данный тебе Богом ради твоего спасения. Неси безропотно, благодаря и славословя Бога с креста твоего».


В ту пору распространялись иконы, где отражалась классовая сущность государства. На иконах, как правило, был изображен бог, царь, поп, а отдельно крестьянин. И красовалась надпись вроде: «все установлено богом». Именно эту мысль внушали массам с самого начала крепостничества. А ранее меры воздействия были еще примитивнее.

Сегодня многие чиновники говорят о позитивной роли крепостного права. Об этом заявляет как лидер КПРФ Зюганов, так и председатель конституционного суда Зорькин:


«При всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации».


Видимо, в том, что людей могли продавать, как скот, проигрывать в карты и проч., ничего плохого-то и нет, если разобраться. Церковь благословляет, а у общества имеется «скрепа». Даже после формальной отмены крепостного права подавляющее большинство крестьян должно было выкупать землю у помещиков, причем по цене, в 4-7 раз превышающей рыночную. Не даром именно в это время начались массовые крестьянские волнения (только за один 1861 г. 1176 крестьянских восстаний) и появились народнические организации.

Отмена крепостничества, в сущности, означала только то, что нужны были рабочие, и их, очевидно, выкупали у помещиков, которые ничего не потеряли, а только заработали на этой «реформе». Хотя правительство могло взять и землю, и людей у помещиков просто так, поскольку почти все владельцы земель и «душ» были должны государству огромные суммы, и в качестве залога как раз земли и «души».

Понятно, что в сословном обществе все проводится в интересах элиты. В конце концов, государство и нужно для того, чтобы выражать интересы правящего класса. Таким образом, даже в последние годы Российской империи большинство населения жило в условиях, подчас несовместимых с жизнью (голод, безработица, эпидемии и др.).

Впрочем, нельзя сказать, что шиковали разночинцы и даже подавляющее большинство бюрократов. Например, Белинский в письме указывал на то, как обстояли дела в Московском университете в XIX веке:


«Пища в столовой так мерзка, так гнусна, что невозможно есть. Я удивляюсь, каким образом мы уцелели от холеры, питаясь пакостною падалью, стервятиной и супом с червями. Обращаются с нами как нельзя хуже».


А ведь там обучались часто дети зажиточных людей, а не только разночинцы. А вот, например, как обстояли дела у типичного чиновника:


«Один раз в месяц, после получки (20-го числа) семья служащего земской управы, с окладом 20-30 рублей в месяц, могла позволить себе пельмени, и то, только в том случае, если глава семьи не пил» (Очерки городского быта дореволюционного Поволжья).


Так что нельзя сказать, что всех чиновников в ту пору можно отнести к элите. Возможно, только верхнюю прослойку, а так типичные бюрократы проживали в довольно-таки сложных условиях. Это же относится к врачам, учителям, которые работали с населением, а не с аристократами.

Социальные проблемы

Многие социальные проблемы напрямую связаны с неравномерным распределением богатства в стране. Для Российской империи это была, пожалуй, самая актуальная проблема:


«Евр. Россия, сравнительно с другими странами, — страна полунищенская. Если 63 рубля представляют сумму, приходящуюся круглым счетом на 1 жителя, это значит, что у многих миллионов русских людей не выходит в год и этой суммы. Если мы вспомним, сколь значительная часть народного дохода поступает ежегодно в пользу казны, сколько поглощается духовенством и другими общественными группами, не участвующими в производстве материальных ценностей, то не можем не придти к выводу, что на долю главнейших создателей народного дохода приходится еще меньшая доля его» (Рубакин Н.А. Россия в цифрах. Страна. Народ. Сословия. Классы, 1912, С. 207).


Бедность — это норма практически для каждого жителя сельской местности. Самое главное — выжить в такой ситуации. Нужно отметить, что если случалась засуха, это практически гарантировало голодную смерть сотен тысяч человек.

В Российской империи нет ничего необычного ни в голодной смерти, ни в массовых самоубийствах или даже убийстве своих детей. Лев Толстой в романе «Воскресение» описывает, как мать убивает ребенка по той причине, что просто не может его содержать, но не забывает при этом о крещении и отпевании. Куда уж без духовности.

Алкоголизм, естественно, тоже был серьезной проблемой. Хотя нельзя сказать, что сами власти считали это проблемой. Если Петр I принимал какие-то меры, то Екатерина II уже прямо заявляла, что пьяным народом управлять легче. Видимо, церковь уже не могла обеспечить эффективную поддержку режима, тем более после крестьянской войны Пугачева. Особо стоит выделить алкоголизм среди детей. На первом Всероссийском съезде по борьбе с пьянством утверждали:


«У детей встречается гораздо чаще, чем это принято думать… 90% пьющего населения начинают обучаться употреблению спиртных напитков в юные годы».


Росла и детская преступность. Царское правительство особенно не нянчилось с детьми, детский труд был самым дешевым для капиталистов, поэтому создавались специальные детские станки и «особые условия» труда, например, работать нужно было не 12 часов, а, скажем, 11 или 10.

Среди взрослого населения проблема имела чуть ли не всеобщий характер. Преступность росла, но это было терпимо потому, что такие люди, как казалось властям, все же не способны разрушить социальные основы общества. Именно из-за этой духовной особенности Российской империи в первые годы после победы революции борьба с алкоголизмом — одна из важнейших задач новой власти. В частности, 8 ноября 1917 года был принят декрет: «впредь до особого распоряжения воспрещается производство алкоголя и всяких «алкогольных напитков».

Проституция при царизме была распространенным явлением. Публичные дома были легальными, их даже освящали попы. В патриархальном обществе к женщинам относились как к собственности, и именно поэтому отцы легко могли таким образом отдавать за деньги своих жен и дочерей в «пользование». Иногда так просто приходилось делать для того, чтобы выжить.

Доктор П. Обозненко изучал ситуацию в Петербурге. Социальный состав проституток:

Крестьянок

47,6%

Мещанок

30,1%

Солдаток и солдатских дочерей

7,3%

Иностранок

3,7%

Дворянок

0,8%

Купеческого звания

0,1%

Чиновниц

1,2%

Незаконных дочерей (никуда не приписанных)

1,6%

Из воспитательного дома

0,2%

Финляндок

2,3%

Духовного звания

0,2%

Потомственных гражданок

0,4%

Неизвестного звания

2,5%

Практически все женщины заявляли, что они были вынуждены заниматься подобным по той причине, что иначе просто невозможно выжить. Многих отправляли мужья, а иногда и родители «на заработки». Важно заметить, что власть имущие, которые так заботились о «духовности», ничего дурного в проституции не видели, взимали госпошлину. И опять же именно советская власть сразу же запретила проституцию.

Массовый голод, как признало царское правительство в середине XIX столетия, явление обычное, вызванное неурожаями, и это повторяется каждые 6-7 лет. Голод охватывал жителей губерний, порой речь заходила о десятках миллионов человек. Правительство практически не вмешивалось в ситуацию, считая голод столь же естественным явлением, как, например, смену времен года. Да и можно было всегда сказать, как в свое время Ярослав Мудрый, что все это «за грехи перед богом».

Рацион даже в периоды, когда не было массового голода, был ограничен. Как правило, это хлеб, каша и суп. Мясо – большая редкость даже для уездных чиновников. Во время голода хлеб заменяли желудями и древесной корой. Само правительство учило, как выжить в такой ситуации.

Что интересно, проблема заключалась не столько в том, что не было продовольствия, сколько в том, что у многих крестьян не было средств на покупку того же хлеба. А решить такую проблему путем перераспределения товаров в пользу бедняков — кощунство.


«Перестанемте, господа, обманывать себя и хитрить с действительностью! Неужели такие чисто зоологические обстоятельства, как недостаток питания, одежды, топлива и элементарной культуры у русского простонародья, ничего не значат? … Неужели ничего не значит наша постыдная, нигде в свете не встречаемая детская смертность, при которой огромное большинство живой народной массы не доживает даже до трети человеческого века?» (М. Меньшиков «Из писем к ближним». М., 1991. С.158).


Сергей Новосельский издал в 1916 году книгу «Смертность и продолжительность жизни в России». Надо заметить, что издавали ее не для продажи, а для правительства. Согласно этому труду, более половины мужского населения не доживало до 20 лет, женского до 25 (и это касается только европейской части России). Это самый низкий показатель среди развитых и развивающихся на тот момент стран. Например, в Венгрии 50% доживали до 40 лет, в Италии до 50, а в Бельгии до 55-60.

Даже на начало XX века почти 90% населения РИ – жители деревни. А в этой местности было плохо с социальными институтами, характерными для развитого города. Поэтому среди опасностей был не только массовый голод, упомянутый ранее, но и различные эпидемии, антисанитария и т. д.

Для примера можно взять данные по холере за 1910 год:

Число пораженных холерой губерний и областей — 72.
Число заболевших — 230.232 чел.
Число умерших — 109.560 чел.
Процент умерших от холеры к общему числу заболевших — 47,6%

Подобное не считалось чем-то из ряда вон выходящим. И это только по одному заболеванию, которое уносило регулярно когда десятки, а когда сотни тысяч жизней.

Впрочем, похожие проблемы были актуальны и для жителей столицы:


«Нередко воду брали непосредственно из городского водоема; практически все городские водоёмы служили местом сброса отходов из выгребных ям, в результате чего в них «плавала» не только холера, но довольно широкий спектр острозаразных болезней» (Аксенов В. Б. Повседневная жизнь Петрограда и Москвы в 1917 г.).


Инфраструктура была развита только для представителей высшего класса, а бедняки и «простолюдины» должны выживать так, как получится, и никто ни за что не отвечает. Более того, важно заметить, что Российская империя — абсолютный лидер в мире по числу смертей от оспы, кори, скарлатины, дифтерии и тифа (регулярно умирали десятки тысяч человек).

Положение рабочего класса

Если кто-то считает, что рабочие в Российской империи жили намного лучше, чем крестьяне, то он, скорее всего, ошибается, поскольку тут все во многом зависело от произвола работодателя. Но ключевые моменты были характерны для ситуации в целом. Так, например, многие рабочие жили там же, где и работали, соответственно, ни о каком отдыхе и говорить не приходилось, да и еще важно учитывать, что многим приходилось просто дышать отравой (в зависимости от производства).

Естественно, прав практически никаких не было, зато штрафов было очень много. Чтобы сэкономить на зарплате, капиталисты в принципе могли платить меньше или штрафовать за сущие пустяки, ведь не было никого, кто мог бы защитить рабочих от произвола, отсутствовала охрана труда. Очевидно, что капиталисты относились к рабочим примерно так же, как помещики к крепостным крестьянам. Собственно говоря, у рабочих и выбора-то никакого не было. А если бы они посмели выдвигать какие-либо требования, пускай даже умеренные, то их бы быстро «успокоили» какие-нибудь солдаты или казаки.

В среднем зарплата в конце XIX века в крупных городах была такая: мужчинам платили 13 р. 75 к., женщинам — 10 р. 27 к., а малолетним — 3 р. 8 к. Причем эксплуатировать последних могли не меньше, чем всех остальных. Формально нормы были, однако нарушить их было очень легко.

На эти деньги при скудном рационе (черный хлеб, щи, каши) рабочие могли не умереть от голодной смерти. Зарплаты хватало как раз на жилье (платили часто даже за право ночевать на заводе), еду, одежду. А незначительный остаток, вероятно, шел в основном на алкоголь. Самое интересное, что пост длился 190 дней в году, хотя мясные продукты большинство почти никогда не ело. Защитники государства потратили очень много ресурсов только на то, чтобы рабочие считали свое положение чем-то естественным, установленным богом.

Продолжительность рабочего дня в конце XIX и начале XX века:

Часов Работы

% Фабрик

Менее 12

10

12-12,5

29

13-13,5

44

14-14,5

11,5

15-18

5,5

Эксплуататоры выжимали все соки, любые протесты подавляли. Особо активных ждала каторга. Говоря о правах, надо отметить, что беременных женщин держали на рабочем месте до самых родов. Поскольку точный срок определить сложно, можно сказать, до последнего момента.

Вряд ли кого удивит тот факт, что в основном рабочих заставляли отрабатывать сверхурочно, особенно если в сроки не укладывались. Поэтому, вероятно, иногда те могли работать и вообще несколько суток без перерывов. Е.М.Дементьев в книге «Фабрика, что она дает населению и что она у него берет» отмечал, что на Коломенском машиностроительном заводе заставляли «в экстренных случаях» работать по 19,5-21,5 ч.

Отдельные российские капиталисты и чиновники, естественно, хотели бы многое «возродить». С начала 90-х рассматриваются законопроекты, которые отнимают права у рабочих и наделяют особыми правами работодателей. Многие нормы, которые были закреплены советскими законами, просто со временем исчезли. Капиталист Потапенко просто говорит:


«Я считаю, что продавец-кассир должен в складчину снимать квартиру и питаться небольшим ассортиментом продуктов, а не ходить в СПА и не покупать Ford Focus».


А глава комитета Госдумы по охране здоровья Калашников заявляет, что россияне должны работать по 12 часов в сутки для борьбы с депрессией, ибо «человеку, который работает по 12 часов в день, не до депрессии». Понятно, что в данном направлении «возродить» дореволюционные стандарты — мечта правящего класса.

Индустриализация

Внутренние противоречия способа производства давали о себе знать постоянно, именно поэтому власти все время пытались перенять то одну модель, то другую, но проваливали дело по той причине, что для реальных перемен требовалось ликвидировать многие пережитки сословного общества, пришлось бы войти в противоречие с господствующим классом.

Это порождало непоследовательность в решении любой проблемы, связанной с перераспределением материальных ресурсов. Поэтому, когда речь заходит о развитии города для большинства, для этого никогда нет средств. Большинство продолжает жить в деревянных домах, а чиновники говорят, что ни на что денег нет. Зарплаты особо не растут, зато цены на необходимые товары — еще как!

В экономической системе РИ большую роль играл иностранный капитал. Естественно, что в основном это было связано с добычей нефти, золота и др. ресурсов. Царское правительство занимало колоссальные суммы у банкиров, и таким образом медленно, но верно приходилось идти на многие компромиссы с глобальными игроками, поскольку банки, а шире целые страны, выражали их интересы. Российская империя — не только источник сырья, но и неплохой рынок сбыта, а также место для добычи природных ресурсов с хорошими условиями для капитала.

Собственно доля Российской империи в мировом промышленном производстве — 1,72%, и это в 1913 году. Доля США в ту пору 20%, Великобритании — 18%. Доход казны за 1908-1913 гг. представляет большой интерес: от водочной монополии: 3993 млн руб. (26,64%), прямые налоги: 1115 млн руб. (7,44%), косвенные налоги: 3111 млн руб. (20,76%), пошлины: 943 млн руб. (6, 29%). Причем, что интересно, вывоз капитала за это же время составляет 2326 млн золотых рублей.

В общем, индустриализация в России могла быть только ограниченной, поскольку если бы свое производство развивалось так же, как на западе, вероятно, против нее применялось бы что-то вроде экономических санкций, поскольку это явно не соответствовало интересам стран центра.


В процессе развала СССР можно было заметить, как Россия вписывалась в систему на условиях центра, отказываясь от многих советских достижений. Фактически шел процесс деиндустриализации, который закономерно приводит к тому, что в скором времени, возможно, потребуется новая индустриализация.


Здравоохранение

То, что нормального здравоохранения в РИ не было, понятно и так, если учитывать смертность населения. Проблема настолько актуальная, что даже некоторые правительственные чиновники в разное время пытались все же, несмотря на интересы господствующего класса, хоть как-то сгладить противоречия. Но у них ничего не выходило.

Врачебные участки в отдельных областях и губерниях европейской части России были. Однако их было мало, врачей тоже. На качественную медпомощь местное население рассчитывать никак не могло.

Более того, важно заметить, что на 10 000 населения приходилось 1,3 врача, 1,7 фельдшера и 1,7 повивальной бабки.

В городах в основном проблема заключалась в следующем:


«Статистические данные показывают особенную восприимчивость к заразным заболеваниям населения городов. Распространение заразных болезней, в особенности широкое развитие в последние годы тифа и холеры, свидетельствует о дурных санитарных условиях городской жизни, зависящих, главным образом, от неудовлетворительного состояния водоснабжения и удаления нечистот, а также от негигиеничности жилищ малосостоятельного населения» (объяснительная записка к отчету государственного контроля по исполнению государственной росписи и финансовых смет за 1911 г.).


Если судить по тому, как выделялись государственные средства на ликвидацию тех или иных эпидемий, можно предположить, что за долгие десятилетия правительство проблему решить не могло, да и, видимо, не испытывало соответствующего желания. Элита, как и теперь, в основном лечилась либо у частных врачей, либо за рубежом.

Образование

В данном случае речь идет об образовании, доступном для широких масс, а не только для элиты. У последних, естественно, с этим никаких проблем не было. Картина в целом поражает, поскольку на начало XX столетия грамотных в европейской части России было только 18,4% среди русскоговорящего населения. И тут надо заметить, что грамотными, например, считались те, кто умел читать, но не писать.

Какие-то азы были нужны для того, чтобы можно было использовать рабочую силу эффективнее. Однако бюрократы все же отказались от системы всеобщего образования, и на образование выделялись небольшие суммы. Население, по мнению чиновников от образования, должно знать основы русского языка, арифметики и закона божьего.


Даже такое скудное образование не было доступно для всех. Тот же Николай II неоднократно заявлял: «Я против освобождения от платы за обучение» (Особый журнал Совета министров. 13 апреля 1910 года).


Он же настаивал на том, чтобы в плане повышения уровня образования не переборщили, иначе ведь можно чего угодно ожидать от смутьянов. А образование, как казалось тогда элите, штука статусная, необходимо это положение сохранить, как и сословное общество.

Советская власть очень быстро решила исправить это:


«Все население Республики в возрасте от 8-50 лет, не умеющее читать и писать, обязано обучаться грамоте на родном или русском языке по желанию. Обучение это ведется в государственных школах, как существующих, так и учреждаемых для неграмотного населения по планам Наркомата просвещения».

«Уклоняющиеся от установленных настоящим декретом повинностей и препятствующие неграмотным посещать школы привлекаются к уголовной ответственности»(Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 1. Л. 38).


К сожалению, в этом смысле «духовность» возрождается, поскольку школы в современной России реформируются и «оптимизируются» (ликвидируются) стремительно. Например, в 1991 году в России было 68110 школ, а в 2013 уже 45031. Упадок характерен для образования в целом.

Элита

Элита в Российской империи выделялась в основном паразитизмом и сверхпотреблением. Нынешние романтики, которые так тоскуют по царизму, вероятно, представляют, что там они легко бы стали представителями высшего общества, хотя они забывают, что в основном это определялось по рождению.

Известное правило либералов «больше работай», понятное дело, не работает. Ведь очевидно, что даже если бы крестьяне и рабочие каким-то чудесным образом работали еще больше, это им ничего бы не дало, кроме резкого ухудшения здоровья, поскольку если бы они перерабатывали в тех условиях, то им бы пришлось попросту отказаться от отдыха и сна.

Большая часть населения почти никогда не питалась мясом, мясо входило в рацион только богатых людей. Но они больше предпочитали импортные деликатесы и дорогой алкоголь и тратили на это большие суммы. К примеру, только импорт престижного алкоголя по сумме превышал экспорт текстиля и металла.

Историк Андрей Шипилов писал:


«Желание российских дворян превратиться из служилых людей в благородное сословие, выделиться, оттолкнуться от мира подлого люда, проще и быстрее всего можно было реализовать в сфере потребительской культуры, выстроив себе дом с мезонином, надев кюлоты с чулками и заведя повара-иностранца. Демонстрировать свое превосходство понятнее и приятнее всего с помощью престижного потребления, при котором престиж потребляющего растет прямо пропорционально тому, насколько редкие и, соответственно, дорогостоящие продукты он потребляет» («Общественные науки и современность»,2007, №1,).


Надо отметить, что рацион «стандартный» был не очень популярен среди элиты. В основном это мясо, яйца, мука, мед, грибы, орехи и т. д. У крестьянина можно было взять многое, но никак не устрицы и др. деликатесы, дорогие вина и проч. Интересно, что стоимость ввоза различных продуктов из Европы составляла в разное время 20-30% от общей стоимости ввоза. Постоянных потребителей, которые могли себе позволить эти продукты, было мало. Скорее всего, несколько сотен тысяч.

Это паразитирование со временем только усугублялось. И если в более-менее «спокойное» время это еще как-то было терпимо, хотя государство и пыталось ограничивать это (правда, обычно неудачно), то в период революционных событий, кризиса и войны, конечно, это сильно подтачивало власть.

Но для элиты с таким подходом проблемы особой-то и не было. Как правило, за границей у них уже была собственность, иногда и семьи там проживали. В случае проблем им было проще всего уехать навсегда из России.

Реакция

Вечно это продолжаться не могло. Нужна индустриализация, которая изменяет общественные отношения. Конечно, процесс затормаживали как могли, но в итоге появлялись революционные группы, крестьянские и рабочие восстания становились обычным явлением.

Как же элита и лица, которые хорошо устроились при царизме, реагировали на эти процессы? Естественно, менять ничего они не хотели.

Усиливался надзор за людьми, запрещалось собираться группами. Ни о каких митингах, конечно, в ту пору и речи не шло. Манифестантов если не избивали казаки, то расстреливали солдаты. С 1901 по 1914 гг. царские войска более 6 тысяч раз стреляли по людям во время стачек или митингов. Как правило, если речь идет о жертвах, то вспоминают расстрелянных (тысячи человек), однако не нужно забывать, что тех, кого успели поймать, как правило, отправляли на каторгу, где многие в итоге и погибли (десятки тысяч).

Точная причина и так ясна: нужно сохранить сословное общество. Но выражалось это интересно. Представители правящего класса опирались в первую очередь на различные националистические организации вроде «Черной сотни» и православный культ. Черносотенцы и близкие подобные организации устраивали еврейские погромы, избивали или убивали сторонников социализма и либерализма. Их ненависть подпитывала церковь. Тот же Кронштадтский говорил:


«по всему виновники — евреи, подкупившие наших хулиганов убивать, грабить, изводить пожарами русских людей».


Не все в правительстве считали, что опора на «Черную сотню» — умная тактика. Реформатор Витте, например, считал:


«Черносотенцы преследуют в громадном большинстве случаев цели эгоистические, самые низкие, цели желудочные и карманные. Это типы лабазников и убийц из-за угла… Черносотенцы нанимают убийц; их армия — это хулиганы самого низкого разряда… Государь возлюбил после 17 октября больше всего черносотенцев, открыто провозглашая их как первых людей Российской империи, как образцы патриотизма, как национальную гордость».


Вряд ли можно считать, что подобные организации действовали только из чистого энтузиазма. Во-первых, нужно помнить, что сам государь неоднократно встречался с членами этой организации, а правительство ей помогало. Во время погромов очень часто случалось так, что полицейские в процесс вообще не вмешивались. Интересно получается: когда рабочие только-только выходят протестовать, их тут же расстреливают, а вот если безумная толпа с хоругвями начинает убивать евреев, то ничего в этом страшного нет. Тем более что пасквиль под названием «Протоколы сионских мудрецов» в Российской империи распространялся активно. Людям буквально навязывали мысль, что все беды от евреев (в том числе во время проповедей).

Роль православной церкви тут особая. Церковь государственная получала большие средства на содержание. В ту пору, пока народ голодал, возводили храмы. Несомненно, что для российских властей было важнее построить роскошный храм, чем спасти людей.

В Российской империи были особые законы. Еще со времен Петра I действовал указ:


«За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян — соответственно 5, 10 и 15 коп.» «За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз — лишением сана и отсылкой в каторжные работы» (Петровский указ от 17 февраля 1718 г. Полное собрание Законов Российской им­перии. СПб., 1830. Т.5. №2991, 3169).


Конечно, эта «духовность» применялась в основном по отношению к простолюдинам. Представители элиты, которые обеспечивали себя зарубежной продукцией высшего качества, не утруждали себя особо рьяным отправлением культа или соблюдением постов.

В законах был отдельный пункт «о преступлениях против веры». Это что-то вроде закона «об оскорблении чувств верующих», только в расширенной редакции. Несколько примеров:

Статья 182. Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 20 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 187. Печатная и письменная критика христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 197. Не православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. В третий раз — ссылка, заключение до 2 лет, телесные наказания, исправительные работы до 4 лет. Соблазнённые проповедями — заключаются в смирительном доме до года.

Статья 226. Неуважение к святыне — заключение в смирительном доме до 3 лет или тюремное заключение до года.

Власти строго следили, чтобы население следовало этим нормам, попы, понятно, не возражали. В сущности, понимать культ – не обязательное требование. Самое главное – понимать, что если не следовать определенным нормам/ритуалам, то можно попасть в тюрьму или на каторгу. Как можно понять, православному культу отводилась «особая роль», которая, впрочем, никак себя в итоге не оправдала. Ведь как только царизм рухнут, так сразу православные священники стали говорить о том, что в действительности царская власть вовсе не от бога.

Но, несмотря на это, все же инструмент активно используется и в современности. Например, на начало Первой мировой войны в империи было 55 тыс. храмов, в конце советского периода менее 10 тыс., а вот в данный момент их уже более 35 тыс.

Второе издание капитализма, скорее всего, иначе выглядеть и не могло. В целом восстановление той самой России, которую «мы потеряли» идет довольно-таки быстро. Вряд ли удастся полностью вернуться «к истокам», но все же для этого, очевидно, будет сделано многое.

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev