Боретесь за права женщин? Помогите одиноким матерям

Феминизм — это помощь нищим матерям-одиночкам, выживающим в глуши на 450 рублей в месяц, а не борьба с мужчинами путем извращения русского языка.
Марина Ахмедова

«Раньше к феминитивам я относилась с насмешкой, — пишет у себя в Facebook журналист Марина Ахмедова, вспоминая нашумевшую историю с "блогеркой". — Но мое отношение изменилось. Сейчас я отношусь к ним с презрением. Смешит меня теперь только попытка любителей феминитов дать мне понять, что если я так отношусь к этим изуродованным словам, то значит, я устарела, неактуальна и старомодна. Удар по самооценке. Меня не берет.

Вчера я встретила женщину. Ей лет 40. Она живет рядом с болотами. В сезон ходит собирать ягоду. Болото качается под ногами, ходит, ходит как живое. Небо тоже качается. Одной ходить нельзя — упадёшь по колено, затянет. Ходить надо. Тянуть ведра ягод — надо. Дома дочка, мужа нет. И не было никогда.

У болота стоят скупщики — забирают ягоды. Но ведра же ещё надо донести. На вырученные деньги скупаются продукты впрок. Ну какие продукты можно скупить впрок — крупы, мука, сахар. Да, иногда прикладывается. А вы поживите в ее гнилой развалюхе в углу мира, тоже приложитесь.

Эта женщина — феминистка. Она борется. О, нет, не с властью и не с грамотными словами русского языка. Она борется с нищетой за то, чтоб ее дочь могла учиться. Она — феминистка. Я — тоже, я доехала до неё и записала ее историю — коллективной женщины этого медвежьего угла из многих сел.

Детское пособие в регионе — 135 рублей. Эта женщина получает 450 рублей на ребёнка как малоимущая мать-одиночка. Они живут на них и продукты, купленные впрок. И это — правда. И ничего такого в этом нет. Так многие там живут.

Так вот. Феминизм для меня — это помощь таким женщинам при помощи мужчин. А не борьба с мужчинами при помощи извращения русского языка. Феминитивы для меня — это неактуально, недалёко. Блажь тех, кто боится отправиться на русское болото и сразиться за женскую справедливость там».