Бывшие заключенные борются против пыток в колониях

Внештатный автор «Примечаний» Святослав Алырин пришел на лекцию о пытках, а попал на андеграундный фестиваль, где окунулся в атмосферу тюремной жизни.

23 — 25 сентября Комитет министров Совета Европы провел в Страсбурге свое ежеквартальное заседание и рассмотрел вопросы, касающиеся насилия и произвола в российских колониях и, в частности, постановление Европейского суда по делу "Бунтов против России", в котором суд признал нарушение запрета пыток и отсутствие эффективного расследования дела. Принятое Комитетом решение по этому делу будет опубликовано на сайте Совета Европы в ближайшее время.

Напомним, что в 2010 году Виталий Бунтов был избит в камере штрафного изолятора, ему нанесли деревянной битой несколько ударов по голове, от чего у него диагностировали черепно–мозговую травму, ему отбили почки, вырвали все ногти на руках и ногах, предварительно загоняя под них иглы. Потом заставили его самого убирать камеру, которая была вся залита кровью. Ему удалось собрать девять ногтей и передать их своей маме на длительном плановом свидании. Расследование в России не обнаружило в произошедшем никаких признаков преступления.

Об этой информации я узнал из анонса мероприятия «Зона насилия» проходившего в Сахаровском центре, на котором, как я предполагал, будут обсуждаться пытки в российских колониях и проблемы их расследования, однако, вместо этого мероприятия я оказался на спонтанном концерте петербургской панк-рок–группы «Дочь Монро и Кеннеди», екатеринбургского коллектива «Рабфак» и прочих андеграундных групп.

Покупали, продавали, политзэкам помогали

Весь фестиваль по залу гуляла картонная коробочка бело – оранжевого цвета в которую участники мероприятия жертвовали «кто сколько может» для помощи политзаключенным. Оказывается, проходил благотворительный аукцион. «Покупайте современное искусство — поддерживайте политзаключенных», — заявил участник мероприятия из Арт–группировки «Зюзинские» Виктор Пузо. Работы «Зюзинских» были пожертвованы и выставлены на аукцион, средства от которых должны пойти на оказание различной помощи осужденным в России по политическим статьям.       

С молотка за 5 200 рублей ушел плакат «Свободу защитнику свободы! #СтопФСБ» Константина Котова, осужденного на четыре года по «Дадинской» статье за неоднократные нарушения закона о митингах. С этим плакатом Константин выходил 16 декабря 2018 года на пикет возле спецприемника, где сидел Лев Пономарев.

Главред Медиазоны Сергей Смирнов отдал на торги редкую работу американского художника Шепарда Фейри с его личным автографом, подаренную Фейри участницам Pussy Riot, которую купил какой-то молодой парень за 25 000 рублей. 

За весь аукцион организаторы мероприятия собрали почти 100 000 рублей.

Вспомнили и поддержали

В перерывах между зажигательными песнями выступали родственники, друзья и соратники по камерам «репрессированных», они говорили о необходимости моральной помощи тем, кто находится в СИЗО и в колониях. «Нельзя мириться с несправедливостью и беззаконием «кровавого режима», необходимо бороться с «репрессивной машиной» для того, чтобы остановить откат в 1937 год. Мы не хотим новый ГУЛАГ!», — заявляли они. 

«Все мы помним фамилии тех, кто преследуется по политическим статьям, это входит в нашу жизнь все больше. Я хочу рассказать о тех, о ком мало говорят, например, Яна Антонова из Краснодара, которую судят по уголовной статье за участие в нежелательной организации, судебное заседание сегодня не состоялось из-за того, что на него не пришел судья. Максим Верников из Екатеринбурга, которого также судят за активную гражданскую деятельность. Настя Шевченко из Ростова-на-Дону, которая находится под домашним арестом. Все эти репрессивные процедуры обкатываются по всем регионам. Сейчас артисты и журналисты выступают в поддержку своих коллег, и это здорово, и немаловажно, это станет трендом, не выходить за своих нельзя. Мы отобьем всех!», – говорит Андрей Пивоваров, «Открытая Россия». 

«Спасибо всем, кто приходит и поддерживает нас. Поддерживайте политзаключенных, пишите письма нам, это очень просто, а для них там это важно», – мама Ани Павликовой, дело «Нового величия».

Двадцатилетний Валерий Костенок, член «Яблока», фигурант «Московского дела» призвал:

«Ребят, которые сейчас находятся под стражей, их будут закрывать надолго, если мы с вами будем молчать. Мы должны громко говорить о них везде где только можно, выходить на пикеты и максимально активно распространять информацию о том, что случилось. Напишите всем, кто сидит слова поддержки, да хоть что-нибудь, какая погода сегодня, например, там погода совсем другая, ее там вообще нет».

Начал разбираться

Итак, концерт я послушал, выступления близких тоже, а вот о заявленной теме я почти ничего не узнал. Из организаторов, которые были указаны в анонсе мероприятия, я никого не нашел. Так что же происходит в колониях, пытают ли там людей и если да, то какие последствия наступают для виновников? Мне стало дико интересно, и я начал гуглить. 

Оказывается, по статистике ФСИН России на 1 января 2019 года общее количество заключенных составило 563 166 человек, а Россия является регулярным «поставщиком» жалоб в ЕСПЧ. Согласно данным отчета Европейского Суда за 2018 год 11.7 тысяч из 56 тысяч жалоб приходится на Россию, что составляет 20.9% от их общего количества. «Этот всплеск свидетельствует о доверии россиян европейскому механизму защиты прав человека, а также о том значении, которое они придают ему», — отмечено в отчете Европейского Суда.

Как следует из документа, в 2018 году Страсбургский суд вынес 248 решений против Российской Федерации, и только в пяти случаях не было обнаружено нарушений Конвенции против пыток. Больше всего жалоб поступило на нарушение статей 3 и 5 Конвенции «Запрещение пыток» и «Право на свободу и личную неприкосновенность».

«Если заключенные выигрывают дела в ЕСПЧ, значит нарушения все-таки есть», – подумал я.

И снова Google в помощь, такого, прямо сказать, я не видел даже в фильмах Уэйса Крэйвена и Дэвида Сандберга. Интернет и, в частности, YouTube забит видео с издевательствами над заключенными. В отличие от киношных сцен, где многое выдумано, в увиденных роликах на YouTube все по-настоящему, и мысли об этом лишь усугубляют негативные впечатления.   

Я наткнулся на сайт Gulagu.net и провел на нем часа три, читая различные статьи и документы.

То, что вычитал на Gulagu.net — 1% кошмара

 «СИЗО-11, город Ногинск, УФСИН России по Московской области, обвиняемый по ст. 111 УК РФ Беляков С. А. избит в «пресс – хате» в камере СИЗО, ему порвали левую мочку уха, нанесли не менее тридцати ударов, на лице появились гематомы. Сейчас Белякова вывезли в Ногинскую ЦРБ в связи с резким ухудшением состояния здоровья, однако факт пыток и пресса скрывают и фальсифицируют материалы проверки», — следует из сентябрьского заявления основателя Gulagu.net Владимира Осечкина.

«В июле 2019 года в том же СИЗО-11 был жестоко избит заключенный Игорь Зинкевич, который находится в коме. При этом информатор в СИЗО-11 сообщал, что «в его камере было установлено видеонаблюдение и сотрудники СИЗО видели пытки и избиение, однако сотрудники не предприняли никаких мер для предотвращения преступления», – следует из того же письма.

Сайт Gulagu.net заполнен информацией о массе подобных инцидентов, вот, например, 10 июня 2019 года в СИЗО-50/2 города Волоколамска осужденному Капанадзе сломали ребра и пробили ими легкие, его избивали десять заключенных при попустительстве сотрудников СИЗО. Осужденный доставлен в больницу, уголовное дело до сих пор не возбуждено, данные об этом обстоятельстве скрываются.

На сайт поступают сообщения такого содержания: 

«Об избиении и пытках в ФКУ ИК-25 ГУФСИН России по Челябинской области: «Осужденного Ембердина Олега по приказу начальника отряда старшего лейтенанта военной службы Соколова Сергея Александровича 11 августа избили осужденные — активисты из отряда № 4, в прокуратуру избитому писать бесполезно, так как ответ будет формальным, у нас тут рука руку моет. Опубликуйте пожалуйста информацию, Ваш сайт все читают, возможно огласка остановит системные нарушения законных прав подопечных».

Месяц назад Gulagu.net опубликовал новое видео пыток в Питерских Крестах-2. По словам руководства учреждения северной столицы они знают о действии «пресс-хаты», но вынуждены закрывать на это глаза. Координатор Gulagu.net потребовал проверить информацию о пытках в СИЗО и привлечь виновных к ответственности. Идет разбирательство. 

И это лишь малая часть того, что содержится на этом интернет-ресурсе.

«По ту сторону жизни может попасть каждый»

Я нашел несколько статей о водителе из Ярославля Руслане Вахапове, который попал на зону в разгар антипедофильской истерии 2011 года при очень сомнительных обстоятельствах и отсидел 5.6 лет за решеткой. 

Руслан, возвращаясь домой, остановился у обочины дороги чтобы перекусить и сходить в туалет, он зашел в кусты возле гаражей и начал справлять малую нужду, это случайно увидели три девочки, которые посмеялись над ним, а затем рассказали родителям о том, что увидели. В ответ на претензии родителей Руслан предложил вызвать полицию, чтобы разобраться. Разобрались так, что в итоге этот инцидент обеспечил Руслану Вахапову 5.6 лет колонии по статье 135 УК РФ «Развратные действия в отношении несовершеннолетних» и массу насилия, которое ему пришлось испытать за период отбывания наказания. После освобождения Руслан стал координатором «Руси Сидящей» в Ярославской области, а теперь возглавляет Ярославское отделение фонда «Общественный вердикт» и помогает заключенным и осужденным. 

Меня зацепила эта история и я решил лично поговорить с Русланом о его новой работе и о том, что происходит в российских колониях. В телефонном разговоре он рассказал мне о том, что со времен «Архипелага ГУЛАГа» Солженицына ничего не поменялось, лишь обрело новые названия и процедурные моменты, все нарушения как были, так и остались.

«Сейчас я работаю в Вердикте, а моя жена Юля в «Руси Сидящей», мы с ней поменялись местами. Обращения поступают постоянно, и напрямую от заключенных, и от их родственников, каждый день общаемся с зэками», — говорит Руслан.

«Пытки, конечно, есть. На наших сайтах полно такой информации. Про меня тоже можете найти много всего. Те, кто организовывают пытки в колониях никакого наказания не несут, иногда привлекают к ответственности исполнителей, но не более того. Официально никак это не объясняется, тут круговая порука между УФСИН, прокуратурой, следственным комитетом и всеми остальными. Судьи закрывают глаза на все и принимают решения «как надо», — добавляет он. 

«Вроде бы недавно была шумиха в колонии № 1 и вот буквально вчера (24 сентября – прим. редакции) был задержан сотрудник УФСИН по Ярославской области за вымогательство у заключенного 500 000 рублей за то, чтобы не подкидывать ему героин, и чтобы осужденный не получил дополнительный срок. Такие случаи не редкость, они (говорит о сотрудниках колоний – прим. редакции) фабрикуют таким образом дела и зарабатывают на зэках. И это не только в колонии № 1, это и во второй колонии тоже практикуется, просто такие случаи практически недоказуемы, и никто не хочет заниматься подобными делами. Подбрасывают не только наркотики, но и телефоны с видеозаписями экстремистской направленности, особенно людям, исповедующим ислам. Человек никогда ничего не проповедовал, а вдруг становится экстремистом и «уезжает» на 7 — 10 лет», — рассказывает Вахапов.

Я спросил у Руслана о том, как складывается жизнь у осужденных после освобождения, на что получил удручающий ответ. Он сказал, что 40 — 50% вышедших из колоний возвращаются обратно в первый же год после освобождения, и связано это прежде всего с тем, что такие люди просто не могут найти себе места в обществе, не могут устроиться на работу и вести нормальный образ жизни.

«По 135 статье УК РФ сажают сейчас редко, и в основном это реальные случаи. Рецидивисты. Сидят в основном наркоманы. Есть преступления по статье 228 УК РФ, которые связаны с наркотиками, а есть преступления, которые совершаются для того, чтобы купить эти самые наркотики — воровство, кражи, разбои и прочее. Вот эти люди являются основными «сидельцами». Если бы наше государство боролось с этим вместо того, чтобы контролировать или ввело бы метадоновую терапию, то большую часть преступлений можно было бы убрать», — говорит он.

«Сидят либо посредники, либо совсем мелкие сошки. Их закрывают для статистики. Более крупный наркоделец их сдает, потому что кому-то надо сидеть. Если бы органы хотели прекратить все это, они бы прекратили, но власти надо, чтобы ее боялись», — резюмировал Руслан Вахапов.

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev