Пятая власть: как государство превращается в социальную сеть

Социальные сети настолько разрослись, что в каком-то смысле cтали аналогом государства: свое население, свои законы. Но что если в ближайшем будущем государство станет соцсетью в самом прямом смысле этого выражения? С недавних пор такой страх обрел отдельный термин — «пятая власть».
Postmodern Police

Люди не часто задумываются, насколько современное медиапространство промывает им мозги. Вы заходите на новостной сайт и читаете, как какой-то политик предложил изучать китайский язык, или как закрылся зоопарк, как перестала работать транспортная компания. Какой из трех материалов является рекламой?

Все три — и вы их не заметите. Откройте самую нейтральную новость, пробегитесь по тексту — там усердный рерайтер за 50 рублей в час вставил ворох рекламных слов. И вы их не заметите. Попробуйте сбежать от рекламы в кинотеатр — и наткнетесь на тонны продакт-плейсмента. Который тоже не заметите.

Если вы выгляните сейчас в окно, то с большой вероятностью увидите там рекламу.

Некоторые считают, что это и есть «пятая власть» — ситуация, когда реклама пролазит в голову через подкорку мозга. Но подобное — мелочи. Пока вам что-то впаривают, вы еще можете отказаться. Настоящая власть — это когда впаривать не приходится вовсе.

И к этому подводит текущая ситуация с соцсетями.

Сегодня во «Вконтакте» ежедневно заходит 80 млн человек при среднем количестве пользователей Рунета 85 млн. Да, такая статистика противоречива, но многие информационные издания уже сегодня получают по 40% трафика только за счет соцсетей. Вы привыкли ассоциировать «четвертую власть» со СМИ? Так вот, они давно на поводке у соцсетей.

В чьих руках этот поводок? Чтобы ответить на вопрос, достаточно вспомнить историю с создателем «Вконтакте» Павлом Дуровым, который заявил, что к захвату его соцсети причастен Кремль.

Но даже тот факт, что через соцсети сегодня идет основной поток информации, еще не является свидетельством наличия «пятой власти». Пятая власть — идея лишь гипотетическая. Но на вполне реальна. Ее примером может быть ситуация, когда ваш профиль в соцсети свяжут с паспортом и позволят голосовать на выборах через сервис «Вконтакте». Помните истории про документы с фейковыми голосами, которые потом отлавливали в реках? В случае с соцсетями такое можно будет поставить на поток. Вы - и есть фейк, профиль с привязкой к телефону. А фейку не нужно что-то впаривать.

Так умирают соцсети, превращаясь в информационный аналог общества, когда соцсетью становится само государство. И до становления страны, олицетворением которой является социальная сеть, осталось буквально одно поколение пользователей.

Почему поколение? Потому что интернет в России очень «молодой».

Возьмем для примера YouTube. Сегодня в ТОП-5 самого просматриваемого контента «Ютуба» с миллионами подписчиков входят Маша и Медведь, мультики для малышей, а также канал парня 1996-го года рождения по прозвищу Ивангай. По аналогии вбейте возрастной поиск в группах-миллиониках «Вконтакте» — половина этих миллионов придется на подписчиков возрастом до 18-ти лет.

Причина подобного явления проста: из 85 млн пользователей Рунета около 25 млн составляют дети. И если к этим 25 миллионам добавить молодежь за 20 лет, а также детей до 12-ти (которых много, но которых ВЦИОМ не учитывает при подсчете интернет-пользователей России), то получится приличная цифра. Проникновение Интернета среди молодых россиян (16-29 лет) достигло предельных значений еще в предыдущие годы и, по данным GfK, составляет сейчас 97%. Проще говоря — почти каждый русский ребенок пользуются Интернетом.

Но важно еще и то, что подрастающее поколение пользователей куда более активно. Разница в суточных посещениях между какой-нибудь группой «Вконтакте» МДК и новостными сайтами «Лента.ru» или «РБК» — просто несопоставимая. 

Сегодня СМИ находятся на поводу у соцсетей, а в соцсетях живут дети. И когда эти дети подрастут — станут ли они менять информационную платформу? Нет. Дети вырастут, «Машу и медведей» заменит социально-важная повестка — но люди останутся у прежней информационной кормушки. Поводок между СМИ и соцсетями продолжит сокращаться, а государство будет держать его все крепче.

Проще говоря, пятая власть — это власть над интернет-территорией государства.

Сейчас ID во «Вконтакте» превращается в своего рода аналог паспортных данных. Но если виртуальный профиль приобретает гражданский статус, то и виртуальная территория получает границы — с виртуальными пограничниками, виртуальными армиями и вполне реальными тюрьмами. Яркий показатель такой тенденции — появление в течение буквально одной недели инициативы фильтровать мессенджеры и обязанности чиновников отчитываться об аккаунтах в соцсетях.

Сегодня в России пока еще идут кустарные войны, на амбразуры которых бросают фейков, оферов и SMM-менеджеров. Для нас все еще важно телевещание, которое кормит бабушек из Крыма и соседней Херсонской области диаметрально противоположной информацией.

Но бабушек становится все меньше, а виртуальных пограничников — все больше. Контроль над информацией растет с каждым годом, и главные информационные источники будут мониториться жестче всего.