Нас ждет XIX век, населенный роботами

В очередной кризис человечество входит почти спокойно. Но привычного выхода из него уже не будет. В том смысле, что люди выйдут в совсем иной мир, в тот, о котором многие читали в детстве, но потом забыли. В этом мире будет бессмертная элита, злобные люмпены, роботы, защищающие первых от вторых и от элит других, борющихся между собой империй. Как в 19 веке. Увы, это уже не фантастика, а выводы из докладов MGI, UNCTAD и дорожащих своей репутацией экономистов, социологов, политологов.
Eadaily.com

McKinsey (MGI), Нью-Йорк, старается быть «позитивным» в формулировках: никакой «безработицы» или «социальных конфликтов». Так, в докладе «Прорывные технологии, которые изменят мир» (прогноз 2013 — 2025) говорится о том, что использование передовой робототехники «сократит затраты на персонал» в мире на $ 6,3 трлн. А в прогнозе 2018 — 2030 рассматривается «экономия рабочего времени». Но почти прямо названа ключевая цифра — 800 млн. Столько землян (20% рабочей силы на сегодня) выкинут на улицу роботы и автоматы. Да, эксперты надеются, что будет создано 400 млн новых рабочих мест, но эта цифра обоснована слабее.

Конференция ООН по торговле и развитию (UNCTAD), постоянный орган Генассамблеи, Женева, в докладе 2016 года «Роботы и индустриализация в развивающихся странах» дает еще более жесткий прогноз. Развитие промышленной автоматизации и роботизации к 2036 году уничтожит около двух третей рабочих мест в развивающихся странах. Под ударом в первую очередь окажутся автомобилестроение и производство электроники. Хуже того,

если раньше развитые страны выносили «отверточные производства» в страны с дешевой рабочей силой — в Азию, Латинскую Америку, Африку, то роботизированные производства надежнее и выгоднее строить дома. Такой условный «решоринг» — «возвращение к родным берегам».

Что же ооновские эксперты из Женевы предлагают использованным и выброшенным на помойку развивающимся странам? Это феерическая в своей подлости рекомендация «обложить налогами использование робототехники» якобы для сохранения рабочих мест. На деле же это стимулирует решоринг и даже оправдает его! Это еще не предложение аутсайдерам вернуться в каменный век, «но ход мысли нравится».

В 2013 году Фрэнк Леви и Ричард Мюрнейн в 35-страничном докладе «Танцуя с роботами» (Dancing with Robots) обосновали возможность замены человека роботом практически в любой сфере, где можно обеспечить соблюдение двух критериев: четкие инструкции и деление действий на этапы. Из чего следует, что роботы смогут не только заменить хирургов или солдат, они смогут обучать других роботов и самообучаться. И вытекающее отсюда побочное следствие, о котором годом ранее предупредил экономист Пол Кругман: «Умные машины делают ненужными умных людей».

«Взлёт» научно-технического прогресса в очередной раз сочетается с откатом мировой политики в прошлое. Сейчас — в 19 век. С его несколькими империями, вскоре сцепившимися в мировых войнах. И с сословным устройством общества.

Сословность де-факто явление повсеместное, хотя и стыдливо прикрываемое, например, конституцией. Но уже есть страны, где официальная государственная политика делит население на группы (страты) с разными правами и обязанностями. Это Китай, где государство начало присваивать гражданам рейтинги, регулирующие права не только их, но и их детей (на обучение, здравоохранение, карьерный рост). Рейтинги присваиваются на основе заслуг в государственной, общественной, предпринимательской сферах. Повышает рейтинг абсолютная законопослушность, а снизить может даже знакомство с человеком с низким рейтингом.

В Кремле открестились от китайской модели ранжирования граждан. Россия остается как бы социальным государством, заверил заместитель Дмитрия Медведева по вопросам связи, транспорта и цифровизации экономики Максим Акимов: «Я считаю, что это довольно явная угроза, но, относясь к обществам с классической гуманистической традицией, нам удастся этой угрозы избежать. Я ее явно ощущаю, поэтому могу сказать, что на стороне правительства такие вопросы сейчас не обсуждаются, они не в повестке дня».

В то же время, согласно прогнозу McKinsey, еще до 2030 года роботизация позволит российским организациям «отказаться от услуг» каждого четвертого сотрудника.

Учитывая, что это практически темпы Германии, и что они превосходят темпы многих «государств-тигров», этим можно было бы гордиться. Если бы не одно «но». Относительно безболезненно принять такой наплыв рук и голов может только сфера самозанятости, малый и средний бизнес. Их доля в ВВП стран Европы уверенно растет (скажем, в той же Германии с 46% в 1999 до 60% в 2017), в России же после долгого топтания она едва перевалила за 25% и снова застопорилась. И как-то неудобно напоминать о том, что было замечено еще в конце 19 века: главный потребитель инноваций, а значит и их двигатель — малый и средний бизнес. Тогда как крупный до последнего пытается получить преимущества за счет административного ресурса. Здесь главный экономический вызов нашей стране.

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev