Почему в России сажают за оскорбление чувств верующих

На прошлой неделе в СМИ прошла новость о парне из Бердска, которого посадили на 15 месяцев за антиправославную картинку. Как получилось, что изображение приравняли не к административному, а к уголовному нарушению? И главный вопрос — о чем в таком случае можно говорить в Интернете, если не хочешь оказаться под статьей?
Postmodern Police

Еще в 2012-м году после панк-молебна группы Pussy Riot чиновники устроили целое представление, обсуждая внедрение уголовки за оскорбление чувств верующих. В итоге уже в 2016-м парня из Бердска посадили на 15 месяцев за репост картинки с критикой крещенских купаний. И хотя кроме обвиняемого изображение скопировали еще 70 человек, посадили только его одного — причем на срок, сопоставимый со сроком девушек из Pussy Riot, которым дали по два года за куда более серьезный проступок.

В целом же сегодня в России за что только не наказывают. За неправильную картинку про ВОВ, за публикацию песни, даже за комментарий на стене. Причем не обязательно религиозный: достаточно сделать скриншот оскорбляющего тебя отзыва, и можно идти в суд за компенсацией в 15 тысяч. В прошлом году за пропаганду ненависти в тюрьму отправилось по меньшей мере 54 человека, большинство из них — за записи и репосты в социальных сетях. По оценкам московского центра «Сова», занимающегося проблемами прав человека, национализма и ксенофобии в России, за пять лет число осужденных выросло почти в пять раз. Общее число приговоров за разжигание ненависти увеличилось с 92 в 2010-м до 233 в 2015-м.

Но если подобное кого-то наводит на мысли, что в стране закручиваются тоталитарные гайки, спешу заверить — это давно уже происходит по всему миру:

Не обходит проблема стороной и Крым. Недавно суд Феодосии оштрафовал интернет-пользователя за фото гитлеровского самолета, в связи чем коллега из «Примечаний» озвучил вопрос: о чем можно и о чем нельзя говорить в Интернете, если не хочешь оказаться под статьей? Если не хочешь внезапно оказаться «нацистом» или оскорбить чью-то веру?

Чтобы ответить на эти вопросы, надо понять общее положение вещей. Помните, как в романе Достоевского семейство Карамазовых обсуждало, должны ли Церковь и Государство быть вместе или отдельно? Так вот на самом деле это — одно и тоже. Когда государство защищает религию, оно защищает себя. В России 75% населения считаются православными. И государство стоит на страже их православной ментальности. Не потому что кого-то интересуют чувства верующих, а потому что «всякая власть – от Бога».

На самом деле государству все равно, что по статистике 84% верующих никогда не сталкивались в повседневной жизни с ситуациями, когда их религиозные чувства были бы оскорблены. Также как все равно, что в Нагорной проповеди сказано «не судите, да не судимы будете». Это сугубо ваше религиозное дело. Мы ведь тут на самом деле не религию или историю ВОВ защищаем — а свою национальную идею.

Так что же это за идея? Как сказал Путин, в России не может быть другой национальной идеи кроме патриотизма. Но патриотизм в России — это непросто хтоническая масса из георгиевских ленточек, футболок «с нами Бог» и военных плакатов. По признаниям столичных редакторов, за последние 10 лет появились тонны восхваляющей Путина и Сталина литературы. Что уж говорить об Интернете, если основные соцсети России сегодня контролируются медиахолдингом лояльного к Кремлю миллиардера Алишера Усманова. Так государство выстраивает колесницу из православия, идеализированного советского прошлого и правителя с 80% индексом доверия, чтобы умчаться на этой телеге по кривым русским дорогам в светлое будущее.

Обложки фантастических романов

И не столь важно, что это будущее смахивает на XIX век — главное сохранить статус-кво. В этом отношении нет разницы между Европой, Россией или Украиной, в которой точно также дают сроки за посты в соцсетях.

Именно для консервации текущего положения вещей у нас появились статьи, защищающие различные социальные группы от ненависти. И не важно, что для определения разницы между каким-нибудь ОЧВ и ст 282 полиции порой приходится вызывать экспертов. Главное, чтобы боялись посягать на статус-кво.

Такой контроль не нравится никому. Но так выживает государство. Более того — в будущем свободы станет еще меньше. Просто подождите, когда начнет действовать закон о регистрации интернет-пользователей.