Страна невыученных уроков

Ровно 19 лет назад, в середине августа 1998 года, правительство России отказалось платить по своим долгам. В аналогичную яму страна попадала лишь в начале 20-го века, когда правительство большевиков отказалось оплачивать царские долги. Ответом Запада была полная экономическая блокада РСФСР. Тогда мы выжили благодаря сверхусилиям индустриализации. В начале нулевых нас спасла подорожавшая нефть. Что нам поможет на этот раз?
Елена Гостева

В августе 1998 года, через семь лет после распада СССР, правительство Бориса Ельцина заявило своим кредиторам и инвесторам, большинство из которых были иностранцами, что денег платить по долгам у него нет. Впервые в мировой истории государство объявило отказ от выплат не по своим внешним долгам, а по внутреннему долгу, номинированному в национальной валюте – рублях.

В момент развала Союза оказалось, что жить в новых условиях, которые диктовал стране развивающийся по капиталистическому образцу рынок, никто не умеет – ни правительство, ни плановая экономика. Поэтому наш бюджет был хронически убыточен в течение всех 90-х годов прошлого века. Дефицит бюджета составлял в разные годы от 5 до 8% ВВП.

Для покрытия этого дефицита правительство выпустило долговые бумаги – государственные краткосрочные облигации (ГКО). Доходность по ГКО непосредственно перед отказом Минфина их оплачивать в августе 1998 года достигала 140% годовых.

Имея такую доходность, банки могли вообще не проводить никаких операций – и получать прекрасный доход. При этом делали банки такие вложения абсолютно легально, ибо во всем мире долг государства – это актив, гарантирующий 100% возвратность вложенных средств.

Однако рынок ГКО в 90-е годы был аналогом классической финансовой пирамиды: средства на выплаты по старым долгам брались из тех средств, которые Минфин получал, размещая новые выпуски.

При этом государственный внешний долг России подходил к 200 млрд долларов - а золотовалютные резервы Российской Федерации в конце августа 1998 года составляли 12,459 млрд долларов.
Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк (ВБ) готовы были занимать России деньги при условии жесткого сокращения дефицита бюджета – поэтому под нож шли все расходные статьи. Государство, которое не могло нормально собирать налоги, экономило на людях: сокращалась социальная помощь, пенсии и зарплаты подолгу не выплачивались, срезалось финансирование на здравоохранение, культуру, образование, и – что сейчас неприятно вспоминать – на оборону страны.

Вторым непреложным требованием двух международных финансовых институтов к России было удержание курса рубля в рамках валютного коридора. На лето 1998 года предписанный коридор составлял 6 – 6,5 рублей за доллар.

Минфин и ЦБ уговаривали иностранных инвесторов продлить срок выплат по облигациям и обменять бумаги на менее доходные. Но разразившийся на азиатских рынках кризис к лету 1998 года охватил все экономики, и инвесторы ответили отказом – они хотели получить свои деньги здесь и сейчас.

13 августа 1998 года рейтинговые агентства Moody`s и Standard & Poor`s понизили долгосрочный кредитный рейтинг России. Состоялась экстренная встреча Минфина и Центробанка с представителями крупнейших российских банков. Правительство заявило, что поддержание валютного рынка и рынка государственных краткосрочных облигаций (ГКО) - дело самих банков. По сути, банки обули как щенков.

17 августа 1998 года глава правительства Сергей Кириенко объявил о введении «комплекса мер, направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики». По сути, он разрешил три  месяца не платить нерезидентами по кредитам, по сделкам на срочном рынке и по залоговым операциям.

И на рынке случился коллапс. Все свободные рубли, которые были у иностранных инвесторов, тут же были брошены на покупку валюты. Курс доллара по отношению к рублю подскочил сразу в полтора раза.
Банки тут же перестали выдавать вклады.

Потери от того кризиса составили 96 миллиардов долларов. Из них: потери компаний - 33 млрд долларов, населения - 19 млрд долларов, прямые убытки коммерческих банков - 45 млрд долларов.

Россия превратилась в крупнейшего должника мира. Внешний долг страны увеличился до 220 млрд долларов:165 млрд долларов составили долги государства, 30 млрд долларов - банков, которые не смогли вернуть валютные займы, 25 млрд долларов – долги компаний, получавших кредиты на международном рынке. Эта сумма в пять раз превышала доходы казны за год и составляла почти 147% ВВП страны.

Рубль прекратил падать по отношению к доллару лишь к концу 2002 года. С августа 1998 года доллар подорожал по отношению к нашей национальной валюте в пять раз.

Нас – Россию – спас рост цен на нефть на мировом рынке. В начале 2000 годов экономика на росте цен на нефть начала подниматься, и уроки кризиса были быстро забыты. Если вообще кто-то делал выводы из того кризиса, кроме населения.

Самый главный урок не извлекло само правительство – оно уверовало, что мировое потребление нефти будет расти бесконечно. Значит, будет расти цена нефти, а вслед за ней – доходы бюджета.

Но сейчас мы имеем нефть по цене примерно около 45-50 долларов за баррель, и вряд ли цена вернется к 100 долларам в обозримом будущем. Это надо принять и научиться жить по-новому.

Люди уже как-то приспособились, сделав основной вывод – в стабильность рубля верить не стоит, и государство все равно тебя где-то, но обманет. А вот на что надеется государственная машина страны?

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev