Убить за Инстаграм

Можно ли сажать человека за репост? А стрелять в голову за политические реплики на Фейсбуке? А насиловать за Инстаграм? Ответы на эти вопросы не так просты, как кажется. Сеть формирует новые, отличные от реальных, нормы поведения, нравственности и морали. Пришла пора подумать, стоит ли их разделять.
Елена Алешечкина

В ночь с 22 на 23 января студент «Бауманки» Артем Исхаков который, по его собственному признанию, употреблял наркотики, посещал психотерапевта, и задумывался над убийством человека, зверски убил свою подругу Татьяну Страхову, с которой они вместе снимали квартиру, а затем дважды занялся сексом с еще не остывшим телом. Все происходившее в ту ночь в квартире парень подробно описал в своем прощальном письме, после чего — свел счеты с жизнью. Причиной убийства стала неразделенная страсть.

Казалось бы, девушке и ее семье можно только посочувствовать. Но в Сети нашлись те, кто стал оправдывать убийство, отзываясь о жертве в жестокой и унизительной манере: Татьяна выкладывала откровенные фото в Инстаграм, значит, она была шлюха и заслуживает смерти. В ответ женщины бросились постить сиськи с хештегом #этонеповодубить — как будто тут вообще стоит что-то доказывать, с сиськами или без.

[[incut? &ids=`18503`]]Общество все чаще пытается судить о людях по их страничкам в соцсетях. Уже никого не удивишь историями из области кадровой политики, когда кого-то не берут на работу или увольняют за фото или неуместный комментарий. Но насилие за высказывания в Фейсбуке для нас пока еще за гранью, хотя на той же Украине — уже нет.

Судя о людях по их сетевому поведению, мы забываем, что наши собственные профили — лишь эрзац, некий ментальный слепок, зачастую игра. Со времен начала массового Интернета мы привыкли думать, что в сети нам позволено немного больше, чем в реальной жизни. Именно поэтому многие жалеют и считают «политическими» осужденных за репост.

Если сегодня мы склонны обвинить женщину, проявившую излишнюю смелость во время фотосессии, в развращенности (ведь по улицам у нас в трусах пока еще никто не ходит), пора задуматься над разницей между моралью реальной жизни и сетевой. Если ее нет, то всех, кто глумился над фото убитой студентки, стоит считать потенциальными убийцами, насильниками и домашними тиранами — и уже сейчас заниматься ограничением их свободы и вправлением мозгов.

Если же разница есть, то давайте не будем столь серьезно относится к фейсбукам и инстаграмам — в конце концов это часть личной, неприкосновенной жизни. Хоть и выставленная напоказ.