Во что превратились наши врачи

В подмосковной больнице крымчанку не пустили к умирающему сыну, попеняв ей, что она не приехала раньше. Позже женщине не дали проститься с ним в морге. Мотивы врачей неизвестны. Но скорее всего это обыкновенная бессердечность, которую в них пестует система здравоохранения.
Василиса Михайлова

Приморские города Крыма оживают только в летний сезон, зимой найти стабильный заработок, например, в курортной Феодосии, живущей за счет туристов, - сложно, так как в городе практически нет крупных предприятий. Поэтому 35-летний Владимир еще четыре года назад отправился в Санкт-Петербург. Там работал автослесарем, но в поиске перспектив решил переехать в Москву. Связь с матерью всегда поддерживал, обещал, что насобирает денег и вернется, но случиться этому было не суждено.

В феврале этого года Смоленцев заболел. Его госпитализировали в Мытищинскую горбольницу с двухсторонним воспалением легких. Две недели под капельницами особых результатов не дали. Владимир просил мать забрать его.

[[incut? &ids=`31055`]]62-летняя Марина Леонидовна собирала деньги на транспортировку лежачего сына — болезнь довела Владимира до истощения: он уже не мог вставать. Так как сама пенсионерка не справлялась, к сбору подключились крымские общественники. Те в свою очередь, пытались привлечь к оказанию помощи республиканские власти, но не дождались.

В марте, когда нужная сумма все же была собрана, Смоленцева купила билет на автобус и отправилась в Москву.

«10 марта я приехала в Мытищи, — рассказала «Примечаниям» пенсионерка. — Но к сыну, который лежал в обычной палате инфекционного отделения,  меня не впустили. Медсестра мне сказала, чтобы я приходила завтра. Благо, я додумалась позаглядывать в окна первого этажа и увидела своего Володю».

От былого Володи остались только кожа и кости. Он практически не мог шевелиться, но собравшись с силами, помахал матери. По ту сторону закрытого окна пенсионерка успокаивала сына и обещала, что уже скоро они полетят домой, просила подождать и держаться.  Вот только слышал ли ее Владимир? По телефону они общаться уже не могли, так как еще в начале марта у больного его украли.

Этим вечером женщина отправилась переночевать к знакомой, а рано утром в больнице ей сообщили, что ночью ее сын скончался. Подыскивать слова сочувствия врач, сообщивший  о смерти единственного ребенка, не стал: «Его врач Виктор Васильевич Сухобоков, практически  улыбаясь,  сказал, что у Володи все плохо, и он умер, — вспоминает мать. — Спросил, что же я раньше не приехала. Когда я сказала, что ждала пенсию и собирала деньги на поездку и транспортировку сына домой, он мне поставил упрек:  «Что ж вы в своем Крыму клад не нашли».

Диагноз обеспокоенной матери врачи не назвали. С ним она ознакомилась благодаря справке о смерти, в которой сухо указано: двухстороннее воспаление легких с осложнением. По словам женщины, даже фамилии медиков ей стали известны лишь после того, как она стала им говорить, что накажет их за бесчеловечность — будет писать во все инстанции, вплоть до приемной президента Владимира Путина.

Марина Леонидовна решила кремировать тело сына, чтобы похоронить в Крыму, рядом с могилой ее матери. Московские волонтеры собрали дополнительные 60 тысяч рублей на кремацию и обратный путь Смоленцевых домой.

С безразличием пожилая женщина столкнулась позже в морге. Там, перед отправкой тела в крематорий, Смоленцевой даже не дали попрощаться с сыном.

У частников все проще, чем в госучреждениях: в крематории убитую горем мать оставили рядом с сыном и напоследок дали «поговорить». Урну Владимира Марина Леонидовна заберет только завтра. Она сядет на свой автобус и приедет в Крым. А дальше похороны. Женщина верит, что тело, а точнее прах, необходимо все равно предать земле.

«Примечания» попытались связаться с лечащим врачом Владимира  — Виктором Сухобоковым, но застать его на рабочем месте на момент написания материала не удалось. Коллеги медика остались немногословны: они лишь подтвердили, что Владимир лечился в их больнице и посоветовали звонить в понедельник.  

Безразличие врачей – явление уже довольно привычное. И дело не только в том, что отстраняться от пациентов и горя родственников требует профессия.

Просто для современной российской медицины врач — бездушная машина по оказанию медицинских услуг. Он не должен сострадать пациенту, думать о его благополучии. Он даже не должен лечить. Он должен зарабатывать деньги — для себя и толпы администраторов, жирующих за счет его бедности. Врачи, зажатые системой, вынуждены ей подчинятся. Потому что штрафуют их буквально за все.