Возвращать Донбасс пока некуда

Даже теоретическая возможность реализации Минских соглашений по Донбассу просматривается только в двух случаях. Это признание Киевом своими территорий, которыми он реально управлять не будет. И смена власти на Украине на такую, под контроль которой Кремль был бы готов вернуть Донбасс. Пока этим даже не пахнет.
Страна

Минские соглашения по Донбассу уже два года находятся в глубоком тупике.

Киев настаивает на полном прекращении огня, выводе в Россию тяжелых вооружений армии ДНР и ЛНР, передаче ему контроля над границей между Россией и Донбассом, и только после этого обещает подумать над реализацией политической части Минских соглашений. Москва настаивает, что сначала Украина должна провести на Донбассе выборы, амнистировать всех участников боевых действий, закрепить в Конституции особый статус для «особоых районов Донецкой и Луганской областей», и только потом Киев сможет получить контроль над границей с РФ.

На последних переговорах Киев на это не согласился и ужесточил блокаду непризнанных республик, Донецк и Луганск в ответ взяли под свой контроль предприятия украинских олигархов, на фронте началось обострение, ситуация зашла в тупик.

О выходе из него вновь заговорили на прошлой неделе после встречи президентов США и России и назначения американского спецпредставителя по вопросам Украины Курта Волкера. Его визави станет советник президента России и неформальный куратор Донбасса Владислав Сурков.

Если намерения администрации Трампа наладить отношения с Россией серьезны, то Вашингтон может надавить на Киев с целью принятия Минских соглашений. Но эксперт украинского издания «Страна», близкий к проблематике контактной группы в Минске, настроен скептически. Противоречия между РФ и Украиной в трактовке Минских соглашений — лишь вершина айсберга, говорит он.

«Допустим даже, что каким-то образом Запад сможет убедить Киев принять российскую трактовку и реализовать политическую часть, — рассказал эксперт издания. — Но тут же возникает куча проблем, о которых в Минских соглашениях вообще не говорится.

В меньшей степени это касается экономических вопросов. Если Украина реализует политическую часть, то, думаю, Россия быстро даст команду вернуть Донбасс в гривневую зону, а предприятия — прежним собственникам. Эти заводы самой России не нужны. Тут все более-менее понятно.

Куда меньше ясности с вопросом безопасности. Ключевой вопрос — что делать с вооруженными подразделениями "ДНР/ЛНР"? Их хоть и переименовали в "народную милицию", существование которой предусмотрено Минскими соглашениями, но понятно, что это никакая не милиция, а полноценные армейские корпуса, с тяжелым вооружением. Что с ними делать? Если их разоружить, то совершенно очевидно, что Украина (по крайней мере при нынешнем руководстве), тут же введет войска на территории с "особым статусом" и с этим статусом покончит в течение 24 часов, чтобы ни было записано в Конституции. Будут арестованы все, кто так или иначе был связан с сепаратистами и объявленная амнистия в этом не поможет. Если же армейские корпуса сепаратистов оставить как есть, то это будет означать, что ВСУ на данные территории зайти не смогут, а значит украинский суверенитет над ними будет лишь номинальным.

Далее. В минских соглашениях записано, что суды и прокуратура формируется местными органами власти. Но в какой степени они подчиняются Киеву? Будет ли иметь право, например, генпрокурор Украины отдать приказ задержать кого-либо на территориях с особым статусом или нет? Можно ли будет оспорить решения местных судов в порядке кассации в Верховном суде Украины? В общем, много вопросов, ответов на которые нет.

Можно констатировать, что даже теоретическая возможность реализации на практике Минска-2 просматривается только в двух случаях. Первое — согласие Киева на легализацию в украинской юрисдикции территорий, которыми он реально управлять не будет. Второе — смена власти в Украине на такую, под контроль которой Кремль был бы готов вернуть Донбасс не только-де-юре, но и-де-факто. И если второй вариант — пока еще гипотетический, то по первому мне вообще трудно представить какой степени и тотальности давление должно быть оказано на украинские власти, чтоб они на такой сценарий согласились».