Женщины против секса

Мы не будем размениваться по мелочам и объяснять, как за нами нужно ухаживать, мы раз и навсегда запретим мужчинам вообще нас хотеть. А для этого мы будем постить в Инстаграме сиськи. Мужчина? Значит, виноват. Смотри и мучайся.
Елена Алешечкина

Женские кампании против домогательств, набирающие обороты на Западе и зарождающиеся у нас, по сути своей ничуть не менее аморальны, чем сами домогательства. Это травля исподтишка. Женщины, малодушно не решившиеся вовремя сказать «нет», просят общество ограничить мужчину в его естественном сексуальном поведении. Хором навязывают ему чувство вины за собственную комплексы и страхи.

Не хочу обидеть жертв насилия реального — с избиением, психологическим давлением, издевательствами. Я говорю об историях, когда она сама знала, к чему идет, но не решилась отказать, а потом почувствовала себя униженной и использованной — только потому, что сама природа определила, который из полов будет «сверху».

Женщины объясняют: от несговорчивости могла разрушиться карьера. Бывает. Но что если прямо сказать «нет»? Женщина делает выбор сама, а потом начинает переживать. И когда начинается очередная травля мужчин – с радостью примыкают к хору «говорящих правду», требуя у мужчин сатисфакции.

Все эти «откровенные разговоры» о домогательствах ведут прямиком в ад похлеще того, о котором рассказывают настоящие и мнимые жертвы домогательств.

Теперь в Швеции перед соитием мужчина должен заручиться письменным согласием партнерши. Для уголовного суда это будет аргументом, но учтет ли его суд общественный? Что мешает женщине сначала подписать бумагу — из любопытства, чувства вины («сама пришла»), страха или желания получить от мужчины какую-то выгоду в обмен на секс. А потом, спустя время, обвинить его в домогательствах и принуждении — просто потому, что он мужчина, а значит, априори виноват?

Часть мужчин, наверное, убежит от всего этого к проституткам и латексным куклам. Но большинство будут все так же желать обычных женщин, испытывая непроходящее чувство вины и страха – «просто потому, что я тебя хочу».