Журналисту грозит срок в семь лет за статью на 2 страницы

Светлана Прокопьева из Пскова стала фигурантом уголовного дела.

В свой день рождения в facebook Светлана опубликовала пост о том, что главным событием ее жизни стало уголовное дело за две страницы текста.

Вот за что хотят посадить Светлану Прокопьеву

Как пишет сама девушка, ее могут осудить на семь лет за «оправдание терроризма». Она просит все СМИ, которые придерживаются демократических взглядов, рассказать о ее деле и дать максимальную публичную огласку.

Все произошло почти год назад в Архангельске, когда у здания УФСБ России 17-летний Михаил Жлобицкий подорвал себя прямо у входа. В предсмертной записке молодой человек написал, что идет на самоподрыв, потому что «ФСБ оборзело, фабрикует дела и пытает людей».

Прокопьева написала об этом в своей авторской колонке на радио «Эхо Москвы в Пскове» и дала двухстраничному тексту заголовок «Репрессии для государства». Через месяц от Роскомнадзора в адрес редакции поступили предупреждения, было заявлено, что в тексте содержатся «признаки оправдания терроризма». Суд оштрафовал СМИ на 350 тысяч рублей, а псковский следственный комитет начал проверку по статье 205.2 УК РФ — в отношении Светланы лично. «Отчетливо замаячила перспектива уголовного дела, но мы смеялись и покручивали у виска пальцем», — пишет Прокопьева.

6 февраля 2019 года в доме журналиста прошли обыски. 

«Обыск — мерзкая и унизительная процедура. Одни незнакомые люди роются в твоих вещах, другие безучастно за этим смотрят. Старые записи, кассовые чеки, письма с иностранными штампами — все вдруг приобретает подозрительный, криминальный оттенок, все требует объяснений. Твои вещи, самые важные и необходимые — ноутбук, телефон — становятся «вещественными доказательствами». Твои коллеги и родственники теперь запросто могут оказаться «соучастниками», — рассказывает Светлана.

В своем открытом «праздничном» письме она вспоминает о том, как у нее изъяли «три ноута, два телефона, диктофон, флешки», а через полгода заблокировали банковские счета и внесли в список действующих экстремистов и террористов Росфинмониторинга. В настоящее время она не может завести банковскую карту на свое имя, открыть депозит или оформить ипотеку. «Государство вычеркнуло меня из нормальной экономической жизни», — пишет журналист. 

20 сентября 2019 года Светлана Прокопьева официально стала обвиняемой в преступлении по части 2 статьи 205.2 УК РФ — оправдание терроризма с использованием средств массовой информации. Теперь ей грозит штраф до миллиона рублей или лишение свободы сроком до семи лет.

Светлана не признает вину и считает свое уголовное дело «банальной местью обиженных силовиков» за тот текст в авторской колонке на «Эхе», в котором она возложила ответственность за произошедшее на государство и, в частности, правоохранительную систему.  

«Заблокированные законные пути выталкивают энергию протеста вот в такое, общественно опасное, русло. Многолетнее ограничение политических и гражданских свобод создало в России не просто несвободное, а репрессивное государство», — написала она.

«Это кулак в лицо каждому журналисту нашей страны»

Светлана говорит, что по-прежнему так думает и государство подтвердило ее тезисы. 

«Я не оправдывала терроризм. Я анализировала причины теракта. Я пыталась понять, почему молодой парень, которому жить и жить, решился на преступление. Возможно, я ошиблась в реконструкции его мотивов — и хорошо, если ошиблась! — но никто этого не доказал. Обвинение вместо обсуждения — это, знаете ли, довольно примитивная и грубая позиция. Это кулак в лицо в ответ на устное замечание», — пишет Светлана Прокопьева. 

В письме она пишет о том, что нельзя конструировать преступника из человека, который просто сделал свою работу. По такому же принципу можно выдумать уголовное дело из любого острого текста, для этого достаточно найти людей, которые будут готовы сотрудничать с органами. 

«Зная об этом, возьмете ли вы в работу проблемную тему? Поставите ли вы вопросы, которые наверняка выбесят власть? Решитесь ли уличить в преступлении того, кто носит погоны?», — спрашивает Светлана.

«Мое уголовное дело — это убийство свободы слова. Имея перед глазами мой пример, десятки и сотни других журналистов не решатся вовремя сказать правду», — завершает Прокопьева.

Тет-а-тет 

В разговоре со Светланой Прокопьевой «Примечания» узнали, что в этом непростом деле ей оказывает помощь международная правозащитная группа Агора и Центр защиты прав СМИ, в настоящее время ведется активная информационная работа по привлечению общественного внимания к «Прокопьевскому делу», а сама она не падает духом, но «старается быть реалисткой».

«Мое дело не похоже на «Московское», тут задета честь «конторы» (говорит о ФСБ – прим. редакции), не думаю, что они отпустят меня из своих цепких лапок. Все идет к тому, что они доведут дело до конца, будет ли реальный срок, я не знаю, могут штраф назначить. Возможно, суд будет милостив ко мне, но в нашей стране ничего нельзя исключать. Следователь обещал на прошлой неделе закончить дело и направить материалы в прокуратуру, ну а как там оно до суда дойдет, я не знаю, может прокуратура вернет его, найдет какие-то несостыковки», — сказала Светлана Прокопьева.

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev