Как возник «снежный картель» в Питере, и что будет с Рублевским

«Примечания» обсудили с экспертом перспективы уголовного дела на экс-главу Комитета по благоустройству
Виктор Сысоев
16.12.2019

Пока ФСБ и следователи ищут зацепки для возможного ареста бывшего главы Комитета по благоустройству, «Примечания» выяснили у экспертов, что собой представляла «авторитарная» система управления, приведшая к снежному коллапсу прошлой зимой и готовая аукнуться своему создателю сегодня.

Общественным членом комиссий по закупкам и их контролю был известный в Петербурге специалист по садово-парковому хозяйству Владимир Верховых — внештатный советник руководителя ГУ «Центр комплексного благоустройства».

— Началось с того, что я от имени горожан подал в Куйбышевский и Приморский суды на Комитет по благоустройству по проблемам в садово-парковой отрасли, там были конкретные негативные примеры, когда сыпали много соли. Почти на 50 миллионов рублей тогда погибло деревьев, по нашим подсчетам, на Московском проспекте. Непосредственные исполнители «соления» ссылались на указание сверху. А сыпать или нет, им самим все равно. Мы с депутатами обратились в экологическую прокуратуру. Та дала представление Полтавченко, а он уже приказал Рублевскому – не солить! И город не солили три года. А сегодня все вернулось на круги своя, — рассказывает Владимир Верховых.

При этом, по воспоминаниям эксперта, до Рублевского чиновники были вообще не восприимчивы к призывам общественности «не пересаливать»: «Я им говорил, вы топите снег чтобы не вывозить, это вредно для деревьев, для экологии, а он мне говорят: «ты соль ешь?» Ем. Значит она безвредна!».

Сыпать соль перестали, Рублевский «построил» всех подрядчиков, повесили замки на ангары с солью. Выдавали ее только по его личному указанию.

— В снежные коллапсы я по поручениям контролировал стоки, когда выпадает 40 см снега, а потом температура переходит в плюс, чтобы все было открыто, и вода стекала. Сегодня технология уборки от снега такова, что с проезжей части снег сдвигают к обочине. Там и образуется снежный вал, который закупоривает ливневки. Чуть не успели, сразу возникают огромные лужи, тротуары не проходимы. На районных предприятиях «Спецтранс» я видел неисправную технику, да и механизаторов не хватало всегда, — вспоминает Верховых, — А город у нас большой, в один день разный климат в разных частях города. Но у Рублевского все по команде. Но разве можно руководить из одного кабинета? Вот и участились «дни жестянщика» и все кивали, вот Рублевский не дал команду. Руководители районных предприятий боясь увольнения, выполняли любые указания Рублевского, но сами ничего не делали, оказались полностью лишены инициативы.

С техникой, с механизаторами и с выделением средств возникли проблемы. При этом, по словам эксперта, есть технологии, не меняющиеся 80 лет. В том числе — и расчетов за выполненные работы. Старую технологию используют и по сей день, когда чистят территорию у самого Смольного. Прекрасно чистят! Если взять эту советскую систему и перенести на весь город —  будет чисто как перед Смольным, — считает Владимир Верховых. — Сначала в городе должна поработать армия «ручников» как их называл тот же Рублевский, кто работает руками, дворники. Уже потом приезжает техника, за которую быстро расплачиваются.

Таким образом, опытных руководителей районных «Спецтранс», знающих, когда и где (например, на съездах с мостов) сыпать соль, Рублевский самостоятельности лишил.

А дальше возникла версия про саботаж. И Беглов, тогда врио губернатора, потребовал разобраться. С участием ФАС выяснили, что есть определенный сговор предприятий «Спецтранса».

— Но у нас без сговора даже саженцы не покупают, — утверждает специалист по ландшафту, лично участвовавший в контроле закупочных процедур, — Приходилось вместе с работниками садово-паркового хозяйства поначалу читать закон, потому они в глаза его не видели. И вот на всех этих закупочных комиссиях я пришел к мнению, что все «играется» под конкретных поставщиков. Как и кто получали деньги, я, естественно, не видел. Но я видел, как, садово-парковым предприятием закупались, например, черенки гвоздик в тепличный комплекс на 1,5 млн рублей, на 1,5 млн семена и еще что-то на 1,5 млн. А в реальности это были все те же черенки от одного и того же поставщика. Более того, все фирмы, участвовавшие в аукционе, были с одним «хозяином».

С уборкой было еще хуже, считает эксперт. Если черенки были на самом деле черенками, то уборка была «авторитарная». Все было закрыто на складах. Взять соль можно было только по указанию главы Комблага. Идиотизм доходил до бесконечных ночных совещаний, участники которых расходились лишь с утренней зарей.

— Да, они там что-то хитрили. «Спецтранс» — это же акционерное общество, у которого получение прибыли – задача №1. А когда Рублевский стал сам, один, рулить, он мог делать все, что хочет, — считает специалист-«ландшафтник», — Сейчас пытаются доказать корысть, но это будет сложно. В Комблаге есть ревизионный отдел, который регулярно проверяет предприятия, очень следит, чтобы все бумажки были правильно оформлены и, если что-то не нравится, они быстро приводят в их порядок.

Владимир Рублевский — не первый за последние дни крупный руководитель, которым после претензий Смольного заинтересовались силовые структуры. Ранее обыски и задержания прошли в питерских «Метрострое» и «Водоканале». Директора этих организаций Николай Александров и Евгений Целиков были взяты под стражу.