Петербургский музей обвинили в сцене насилия над детьми

Как выяснила детский омбудсмен, речь идет о манекене ребенка
24.12.2019

Петицию с требованием запретить детский манекен «Я наказан» запустила возмущенная жительница города на Неве. Кроме этого, женщина высоких моральных принципов обратилась к Уполномоченному по правам ребенка.

Как сообщили корреспонденту «Примечаний» в аппарате омбудсмена, в жалобе сказано, что «петербургский музей использует в своей экспозиции сцены насилия над детьми!».

На самом деле речь идет про макет в одном из музеев современного искусства. При этом сам макет к таковым не относится, а лишь сообщает юным посетителям требование не прикасаться к настоящим экспонатам, и что непослушных могут поставить в угол.

Детский защитник Светлана Агапитова наотрез отказалась расценивать такой макет как посягательство на детскую психику.

— Это шуточный способ, к которому пришлось прибегнуть дирекции музея, чтобы привлечь внимание гостей к важному правилу: макет нельзя трогать руками – сделали вывод в аппарате омбудсмена посетив музей.

У заявительницы совсем иная логика: «Такая воспитательная мера, как поставить ребенка в угол, является эмоциональным насилием. Ответственность за нарушения ребенка в рамках общественного учреждения несет взрослый. Пусть взрослый и стоит в углу! В административном кодексе или в другом законодательном акте не дается право устанавливать наказания для детей. Этот экспонат надо запретить!»

Светлана Агапитова согласна, что ни в одном законодательном акте РФ не упоминаются наказания в отношение детей. До сих пор не принято и единого определения жестокого обращения. При этом дать детскому макету оценку как оскорбляющему чувства ребенка, защитница несовершеннолетних не смогла.

— Во многих странах существуют четкие правовые понятия, которые позволяют оценить, имело ли место жесткое обращение, например, у европейских соседней в законе об охране ребенка прописан запрет на любые виды наказаний, а также на эмоциональное насилие, – считает Светлана Агапитова,  – Однако в контексте экспозиции определить содержание жанровой сценки «Мальчик в углу» как сцену насилия над ребенком представляется не вполне корректным.

Тем не менее детский омбудсмен все же намерена довести обеспокоенность чувствительной петербурженки до руководства музея.