В Гатчинской епархии открестились от секты с арсеналом оружия

По информации «Примечаний», глава семейства сам принимал прихожан и получал пожертвования
Виктор Сысоев
17.12.2019

В Гатчинской епархии всячески открещиваются от семьи, главу которой накануне задержали в результате спецоперации. 

Как уже писали «Примечания», у 46-летнего Андрея Бовта изъяли груду боевого оружия. 

При этом его заподозрили в насилии по отношению к своему ребенку. Шестерых младших членов семьи пока поместили в больницу, но, как утверждает Уполномоченный по правам ребенка Тамара Литвинова, их здоровью на данный момент ничто не угрожает. Бовт, судя по рассказам соседей, сожительствовал с двоюродной сестрой, которая является матерью детей. Формальным поводом к проверке послужила информация, что отец насилует дочь. Документов у детей не было. Соседи назвали семью «очень набожной» и рассказали, что они регулярно ходят в церковь.

Руководитель информационного отдела Гатчинской епархии Николай Безуглов сообщил корреспонденту «Примечаний», что официальных комментариев в его ведомстве пока нет. 

— Прокуратура звонила нам, они у него (подозреваемого Андрея Бовта – прим. ред.) спросили о его религиозности, и он им никакой храм не назвал и сказал, что люди сами к нему приходили и ему жертвовали.  Собирал ли он вокруг себя адептов у нас точной информации нет, — сообщил представитель духовной консистории.

По его мнению, если этот человек сожительствовал с двоюродной сестрой, то он просто прикрывается своей религиозностью.

— Это нездоровая семья. Ее нельзя идентифицировать с другими религиозными семьями, — считает Николай Безуглов, — В любой нормальной религиозной семье дети ходят в школу, в кружки, а если семья изолируется от общества, то неважно религиозная или еще какая – это признак определенной ненормальности. А если просто семья сумасшедшая? Так можно вообще заявить мы — растофариане и изолироваться от общества. Это к вере не имеет никакого отношения.

По мнению церковного деятеля, прихожане – это те, кто постоянно ходят в храм. А 70% приходят только 2 раза в год, на Рождество и Пасху.

В епархии категорически против, чтобы оказавшуюся в центре скандала семью ассоциировали с православной церковью.

— У него нашли много икон и крест большой, во дворе стоящий. Но ко всему прочему у него нашли и арсенал оружия, — задается вопросом работник епархии, — Так давайте его ассоциировать с обществом охотников и рыболовов, а не с церковью. С коллекционерами оружия. Наличие икон абсолютно не единственный фактор религиозности.

Николай Безуглов полагает, что речь может идти вообще о сектантах. Чуть позже выяснилось, что семья посещала храм Покрова пресвятой Богородицы.  Священник из него рассказал о «сектантской» семье журналистам: «Постоят, потеатральничают и уйдут». Батюшка запомнил, что глава семейства старался быть похожим на царя, носил мундир. Просил называть его Николаем Вторым, а жену Светлану — царицей, священникам грубил. Супруга, по словам батюшки, в последнее время ходила в церковь каждое воскресенье, помогала, жаловалась на мужа, что с ним тяжело живется — «царь не работал и ничего не делал».

В связи с гатчинской историей вновь обострились споры вокруг законопроекта о домашнем насилии.

Как призналось корреспонденту «Примечаний» его активная сторонница, депутат Заксобрания Санкт-Петербурга Надежда Тихонова, сейчас у органов опеки без всякой ювенальной юстиции достаточно полномочий, чтобы прийти, проверить и изъять детей из семьи при вопиющих случаях. Закон же если и будет принят, то несовершеннолетних на первых порах не коснется. Общество к этому не готово. Но к европейским стандартам профилактики домашнего насилия все равно Россия придет.

— Сейчас что происходит? Даже если жертва сама придет, скажет — он меня побил или преследует. Ей ответят, что сама виновата, пока не убил — иди гуляй.  Случаев много, мы можем и вспомнить девочку с ВИЧ-инфекцией, которую родители отказывались лечить, — считает депутат петербургского ЗакСа, — В законе должны быть четко прописаны все категории насилия и будет регламент действий для всех органов. Скажем «охранный ордер», чтобы агрессор не приближался к жертве условно 30 дней. Убежище для женщины, матери с детьми, чтобы они могли на 2 недели туда уйти от агрессора. Во всех странах работает, а у нас не будет?  В Германии женщина может без всяких документов получить убежище на 24 часа с фиксированием побоев, где она может жить с ребенком, а с агрессором в это время ведется психологическая работа

Следственные действия с потенциальным насильником, «вторым маньяком Менсоном», как его уже окрестили, сейчас работают в Следственном комитете, арсенал оружия изъят. За детьми присматривают врачи и психологи. Также известно, что они проживали в доме ученого – доцента- химика, 62-летнего Виктора Демидова. Мать «маньяка» тоже была связана с наукой. Напомним, что в доме были изъяты два автомата Калашникова, автомат «Кедр», ручной пулемет Калашникова, гранаты, гора патронов 7,62, а также бронежилеты ФСБ. Известно, что Андрей Бовт в 90-х занимался бизнесом (под фамилией Лобадюк): он был руководителем и учредителем компании «Андрей Первозванный», которая специализировалась на производстве деревянных статуэток из дерева, мозаики, шкатулок, футляров для ювелирных изделий или ножей, а затем руководил компанией «Азъ и Веди».