Еще одну смерть в армии списали на самоубийство

Минобороны РФ создало комиссию для расследования гибели солдата Дмитрия Монастыренко, проходившего срочную службу в Оренбургской области. Ранее командование части заявило родным военнослужащего, что он покончил с собой, однако отчим погибшего солдата утверждает, что это не так.
Коммерсант
15.04.2016

О гибели Дмитрия Монастыренко его отчим Сергей Кащеев рассказал вчера в социальных сетях. Дмитрий служил в части РВСН в городе Ясный Оренбургской области. Он регулярно звонил родным и рассказывал, что служит нормально, но «его по-черному достает один офицер 26 лет».

«1 апреля он позвонил и сообщил, что завтра уходит в наряд на четверо суток. А 4 апреля мы получили звонок с извещением, что наш сын покончил жизнь самоубийством, — рассказал господин Кащеев. — А еще несколько звонков с расспросами о наших с ним взаимоотношениях, о какой-то несчастной любви». Когда родные получили гроб с телом юноши, они обнаружили следы побоев: рассечена нижняя губа, разбито ухо. «На голове вмятина и кровоподтек, — заявил Сергей Кащеев. — Такого удара достаточно, чтобы вырубить лошадь и, скрывая убийство, затолкать тело в петлю».

По словам отчима, он сообщал о жалобах Дмитрия руководству части, однако информации не придали значения. «Все сослуживцы, с которыми сумела связаться наша дочь Ольга в соцсетях, и те, кто уже отслужил, прямо высказывались о 26-летнем старшем лейтенанте как о звере», — утверждает Сергей Кащеев. По его словам, семья намерена провести независимую медэкспертизу тела. В своей записи в соцсетях господин Кащеев обращается к министру обороны Сергею Шойгу и требует провести расследование гибели приемного сына.

«Пока мы только ждем результатов, но я не выдержал и написал об этой истории. Потому что и без экспертизы видно, что Диму избили до смерти, — рассказал вчера Сергей Кащеев. — Он стремился попасть в армию и серьезно готовился к службе. Когда его не призвали весной 2015 года, я сам звонил в военкомат. Он не мог покончить с собой». По его словам, руководство части до сих пор не опросило его и других родственников о жалобах сына. «Десять минут назад мне позвонил человек, который представился полковником той самой части,— рассказал господин Кащеев. — Он начал спрашивать, считаю ли я себя патриотом и зачем я распространяю информацию о гибели сына. Потом он начал оскорблять, я бросил трубку. Я действительно патриот, я сам бывший военнослужащий и любил армию. Просто хочу, чтобы мой сын был последним, кто погиб в мирное время».

В Минобороны подтвердили, что Дмитрий Монастыренко проходил службу на ремонтно-технической базе при одной из воинских частей города Ясный и погиб 4 апреля. Структурно база закреплена за 12-м главным управлением Минобороны РФ (отвечает за ядерно-техническое обеспечение и безопасность), однако находится в оперативном управлении РВСН. По словам источника в Минобороны, сейчас специально созданная ведомственная комиссия пытается восстановить картину происшествия, допрашивая командование части и сослуживцев. Стоит отметить, что в марте 2016 года в Оренбургской области случилась похожая история: рядовой Андрей Шлычков, служивший в воинской части N12128 в поселке Тоцкое, был обнаружен повешенным. Мать заявила, что обнаружила на теле побои и синяки. Сейчас делом занимаются правозащитники.

«С 2008 года Минобороны не публикует официальную статистику по происшествиям такого рода, но по открытым источникам видно, что в российской армии гибнет один военнослужащий в два-три дня», — заявил член президентского Совета по правам человека Сергей Кривенко. «Действительно, нередки случаи, когда убийства просто списывают на самоубийства, да и к качеству военного расследования остается немало вопросов», — добавил правозащитник.