День в истории. Заложен военный бриг «Меркурий»

28 января 1819 года в Севастополе был заложен военный бриг русского флота «Меркурий». Тогда никто и представить себе не мог, что он станет легендой, будет удостоен кормового Георгиевского флага, экипаж знаками отличия, а в память о подвиге, в котором бриг сыграл решающую роль, в городе русской славы установят первый монумент. Надпись на памятнике гласит: «Казарскому. Потомству в пример».
Мария Волкова
27.01.2015

Строительство и назначение

Строительство брига велось на Севастопольской верфи под руководством Ивана Яковлевича Осминина. Основной материал — крымский дуб. Строили судно для разведки и дозорной службы на Кавказском побережье. Вооружение состояло из 18 пушек для ближнего боя и двух переносных пушек, имевших больший радиус действия. «Меркурий» отличался от других бригов русского флота меньшей осадкой и наличием весел. К 7 мая 1820 года все работы были завершены, и бриг торжественно спустили на воду.

У «Меркурия» довольно внушительный послужной список: борьба судами контрабандистов, участие во взятии крепостей Варна, Анапа, Сизополь, Бургас, сопровождение фрегата «Флора» с императором Николаем I на борту. Но главное событие в военной карьере брига произошло в 1829 году.

Подвиг брига «Меркурий»

Русские корабли постоянно дежурили на выходе из Босфора, чтобы своевременно обнаружить турецкий флот. 14 мая 1829 года свое боевое задание в водах пролива несли три парусных судна: два брига — «Меркурий» с «Орфеем» — и фрегат «Штандарт». На рассвете они заметили шесть линейных кораблей врага. Команды принимать неравный бой не было, и судна поспешили с вестями в сторону Севастополя.

«Меркурий» не отличался быстроходностью, установка всех парусов и работа на веслах не помогли. Турецкому командованию показался этот тихоходный корабль легкой добычей, и за ним пустили вдогонку два фрегата – «Реал-бей» и «Селимие».  

Бой был неизбежен: турки были уверены, что после первого же залпа от русского судна не останется и следа, русские моряки же были намерены сражаться до последней капли крови. Экипаж «Меркурия» под командованием Александра Ивановича Казарского решился на крайние меры. Если не удастся отбить корабль, то взорвут, подойдя ближе к противнику. Силы были неравны. Против 18 пушек, которыми был оснащен бриг, и 115 человек личного состава – 184 пушки на двух турецких фрегатах и 1200 человек. Казарский хорошо знал свой корабль — он был тяжел на ходу. Спасти людей и судно могло только искусное маневрирование и меткая стрельба.

Первым потерял скорость после повреждения и больше не мог продолжать преследование фрегат «Селимие», вскоре был подбит  и «Реал-бей». За три часа сражения потери «Меркурия» составили 4 убитых и 6 раненных. Бриг получил 22 пробоины в корпусе и 297 повреждений, но при этом сохранил плавучесть. Спустя сутки с гордо поднятым флагом корабль присоединился к остальному флоту в Севастополе.

За проявленную воинскую доблесть весь личный состав был награжден знаками отличия, двойным пожизненным пенсионом, Александр Казарский стал лицом, приближенным к Государю, а бриг «Меркурий» получил кормовой Георгиевский флаг и вымпел, став вторым кораблем в истории русского флота (после «Азова»), который удостоился такой чести.

Маринист Иван Константинович Айвазовский написал несколько картин о подвиге брига «Меркурий». А три военных корабля Черноморского флота поочерёдно носили название «Память Меркурия».