Политика — грязное дело? Игорь Соловьев о ротации в политсовете севастопольского отделения «Единой России»

Многие еще в городе думают, что «Команда Чалого — Единая Россия», как было написано на некоторых бигбордах времен выборов. Так вот, с конца января 15-го года это не так.
ForPost
06.04.2015

Некоторые бывшие товарищи как бы намекают, что, дескать, Соловьев в политсовете ничего не делал, связь утратил и т.д.

Что же делал Соловьев в Региональном политсовете Единой России за прошедший год? Что ж, стоит, думаю, рассказать, что же я сделал за прошедший год в партии.

Началась моя деятельность в Региональном политсовете ЕР с допущенной серьезной ошибки. Ошибка эта заключалась в надежде на равноправное сотрудничество членов политсовета с Беликом и чрезмерном, просто фантастическом, доверии Колесникову. Как следствие в дальнейшем в политсовет вошли Корюкин и Черников, и на все ключевые посты в исполкоме были рассажены представители «Молодых Регионов». Это начало особо настораживать тогда, когда один из них спокойно рассуждал при мне на тему «прикормленности» (это из его лексикона) избирательных участков.

Впрочем, я быстро реабилитировался, вскрыв манипуляции с предварительным внутрипартийным голосованием (так называемое «праймериз») в пользу наших политически опытных товарищей. В результате чего все эти товарищи вышли из доверия большинства членов политсовета и не попали на выборы от партии вообще. Часть из них пошла самовыдвиженцами.

По всей видимости, нас, новичков от политики, опытные товарищи видели разве что в качестве «подтанцовки», и такого поворота событий не ожидали.

Все это время я привлекал в партию людей, участвовал практически во всех заседаниях Регионального и местного политсоветов. Партийных мероприятий тогда почти не было по объективным причинам: шло становление партии, приходило большое количество людей, денег было мало, помещение, по сути, было одно, да и выборы были на носу — на них и была сосредоточена партийная жизнь в тот период. Таким образом, во всём, в чём можно было участвовать — участвовал.

Далее началась предвыборная кампания, и она заняла практически все мое время и внимание. Все-таки мажоритарка требует большого количества сил, особенно когда у тебя такие серьёзные соперники. Работа на победу на выборах — тоже партийная работа, так что и тут как член политсовета я делал своё дело.

Затем началась депутатская работа, что тоже является частью партийной деятельности — все-таки я депутат от партии. Партийные мероприятия, которые стали появляться после выборов, старался посещать, хотя и не всегда получалось, плюс вёл приём граждан в офисе партии. За год пропустил всего три политсовета, но предупреждал о причинах отсутствия заранее.

То, что сейчас меня и Тимофееву вывели из Регионального политсовета в рамках ротации, есть не что иное, как устранение «самых буйных» за все то, что я описал выше. Как это стало возможным, спросите вы, ведь еще недавно мы шли на выборы под лозунгом «Единая Россия — команда Чалого» (были и такие бигборды)?

А вот так: в конце января Генсовет Единой России принял решение о расширении Регионального политсовета с 25 до 35 человек, после того как стало понятно, что добиться такого решения от самого политсовета не удастся. Кроме того, для утверждения этого решения была созвана майская конференция, которая созывалась еще тогда, когда в партии было всего 270 человек (сейчас почти в 10 раз больше). Та конференция уже не отражала реального положения дел в партии, но это никого не смутило. В результате в политсовет были введены нужные люди, и «чаловские романтики» оказались в меньшинстве, а «опытные политики» в большинстве. Видимо, с опытными политиками работать удобнее или привычнее.

Зачем я вообще пошёл в партию, на что рассчитывал, ведь политика — это «грязное дело»? Действительно, любая власть и деньги притягивают приспособленцев и карьеристов, которые постепенно имеют все шансы вытеснить идейных.

Я хотел, чтобы Севастопольское Региональное отделение Единой России явилось тем лифтом, который бы поднимал бы во власть настоящих патриотов города и страны, оставляя за бортом карьеристов и приспособленцев. 
На мой взгляд, шансов на это практически не осталось.

Игорь Соловьев