Финалист шоу «Главная сцена» Олег Сидоров судил севастопольских конкурсантов

28 апреля в Севастополе впервые состоялась «Студенческая весна» — демократичная, как говорят организаторы, не элитарная «фабрика звезд».
Юлия Бучина
29.04.2015

В России она проводится в этом году уже 24-й раз, а до нас дошла лишь сейчас. Специальными гостями в составе жюри неизменно становились знаменитые шоумены, журналисты и певцы, такие как Иосиф Кобзон, Александр Песков, Олег Газманов, Михаил Швыдкой и другие.

В Севастополе специальным гостем стал Олег Сидоров — финалист проекта «Главная сцена» и солист группы Point Charlie. Нашему корреспонденту удалось взять у Олега интервью.

— Нам известно, что ты впервые приехал в Севастополь. Расскажи о своем впечатлении о городе.

— Любой город, который не является Москвой, — для меня большое открытие. Самое главное для меня — чувствовать себя комфортно везде, даже после такой большой и шумной столицы. А в Севастополе я чувствую себя прекрасно. Это именно та отдушина, которая мне была нужна долгое время. Классные люди, теплая погода, море — делают свое дело, не то, что грустная Москва. Да и весело наблюдать за вашими патриотами в футболках Путина.

— Ты бы купил себе такую футболку? И какую предпочтешь — из севастопольского ларька или ГУМа?

— Однозначно купил бы. Насчет того, где именно: в ларьке или ГУМе — для меня разницы  нет никакой. Одежда — она везде одежда. Когда я ношу какую-то вещь, меня не просят показать ярлычок. Естественно, я бы не пошел на Черкизовский рынок, но соотношение цена/качество явно должно быть. Zara, Bershka, Calvin Klein — для меня разницы нет.

— Расскажи о том, как ты вообще узнал про «Студенческую весну».

— Дело в том, что в Севастополе живет моя старая знакомая, которую я знаю с младых ногтей, — Вероника Аксютина, она же исполнительный директор севастопольской «Студенческой весны». Вероника внезапно мне написала и сказала, что у вас здесь проходит такая движуха, и позвала выступить на сцене. Я долго думал, а потом сказал «Почему бы и нет?». Очень нужна была эмоциональная разрядка после четырех непрерывных месяцев репетиций.

— А группу почему не взял с собой? Или это они тебя отправили в «свободное плавание»?

— Почему не с Point Charlie?. Потому что они все учатся, ходят исправно на пары, а я… я в Севастополе. Это отчасти командировка, отчасти — отдых. Но думаю, я возьму ребят, и мы дадим здесь небольшой концерт.

— Скажи, а для тебя есть разница: выступать на большой сцене, которую покажут на федеральных каналах, или на нашей скромной сцене в СевГУ?

— В принципе, разницы никакой. Если ты хочешь называться профессионалом и жить сценической жизнью, то тебе должно быть все равно, какая сцена и где. Сложнее даже выступать не на шоу перед десятками камер, а перед родными людьми. Лично я начинаю сильно переживать, если в зале сидят родители или близкие. И не важно, сколько в зале человек — 15 или 4000, твой взгляд все равно упадет на то место, где сидят именно они. И просто очень хочется их в такие моменты не подводить.

— 27 апреля была генеральная репетиция гала-концерта «Студенческой весны», на которой ты также присутствовал и послушал всех наших ребят. Что можешь сказать об уровне их подготовки?

— У каждого, безусловно, свой уровень подготовки. Кто-то самоучка, кто-то каждый день занимается в музыкалке. У всех разные стили. В этом катастрофы никакой нет, но есть большой и важный момент — это выбор песни. Те песни, которые мы поем в душе — надо оставить для себя любимых. Для подобного мероприятия нужно подбирать песни к своему тембру голоса или стилевой картинке. Если мы этого не будем делать, то никто не увидит наши лучшие сценические качества.

— Ты давал мастер-класс в Севастополе, где учил ребят, как правильно подать себя. Когда ты понял, что можешь и должен передавать свои знания другим ребятам?

— Когда я рассказываю что-то, я просто делюсь опытом и своими собственными мыслями. Все эти мастер-классы — это жесткий субъективизм. Потому что те вещи, которые мне нравятся и которые я пропагандирую, могут быть неприемлемыми для других. Я не давал как таковых наставлений в стиле: «Ребята, нужно делать вот так и никак иначе». Лишь помогал советами тем, кому это было нужно.

— Ты вырос в маленьком городке под Москвой. После проекта «Главная сцена» горожане начали относиться к тебе по-другому?

— Да, город у нас очень маленький, где все друг друга знают. Безусловно, взглядов стало больше, улыбок при встречах. О себе напомнили все те ребята, с которыми долгое время не общались. В целом я не считаю, что какие-то достижения должны менять отношение к человеку. Ну вот был этот проект, завтра его уже нет. А человеком нужно оставаться всегда.

— Через пару дней ты возвращаешься в Москву. Есть какие-то планы на ближайший год и как на них повлияла поездка в Севастополь?

— Планов нескончаемое множество. После проекта «Главная сцена» открылись новые горизонты. В августе я со своей группой Point Charlie буду представлять Россию на конкурсе «Новая волна». И именно сейчас тот период, когда счет идет на минуты и даже секунды. Севастополь дал мне возможность прийти в человеческий облик. После полугода беспрестанных репетиций, концертов и всего такого очень сложно находиться в спокойном состоянии. Это нервы, срывы, подкошенное здоровье, синяки под глазами и слова друзей, что я выгляжу как панда… Планов много, но рассказывать о них не буду, боюсь сглазить (стучит по дереву).

— Вы репетируете каждый день?

— Практически да. Можем репетировать ночью, можем сорваться с обеда и помчаться в студию. Кому-то звонят на телефон, и мы уже в дороге. Но это здорово показывает дух нашей команды. Никто никогда не отлынивает и не прогуливает. Я сам по себе вою от неактивной жизни. Стоит мне пару часов ничего не делать, и я начинаю сходить с ума. В этом плане репетиции очень спасают.

— Есть какая-то определенная цель, к которой ты стремишься? И хочешь ли ты остаться в группе или начать сольную карьеру?

— Лет в 11 у меня появилось две призрачные и очень странные мечты: «Оскар» за лучшую музыку к фильму и «Грэмми» за лучшую песню. Насчет карьеры: одно другому не мешает, но я осознаю, что чувствую себя комфортнее в составе группы. Но, естественно, будет парочка ванильных текстов, не подходящих под формат группы, которые будет жалко кидать в стол, поэтому я еще ни раз запишу что-то сольное.

— Насчет ванильных песен, есть та, кому ты посвящаешь свои песни?

— Честно, это бывает очень редко, чтобы я посвятил песню кому-либо. Чаще всего это негативные или позитивные моменты, которые просто хочется зафиксировать на бумаге или даже в аудиозаписи. А вопросы о личной жизни я стараюсь не поднимать никоим образом, потому что хочется уберечь близких мне людей от грязи и дальнейших последствий.

— Но ты же понимаешь, что СМИ все равно докопаются до истины?

— Пример, который мне всегда ставили родители, — Дмитрий Маликов. Будучи уже взрослым, я прочесал весь интернет и не нашел о нем ни единой плохой статьи. Так что тут все зависит от того, как себя подать.

— Кто является для тебя кумиром?

— В Севастополе, я думаю, надо говорить «Владимир Путин»? (смеется) А если серьезно, то, как говорится: «Не создавай себе кумира». И я не создаю.

— И последний вопрос. На что ты потратил свой первый заработок?

— Честно говоря, уже не помню. Но есть два самых значимых заработка для меня. Первый — в 2003 году. Мне тогда было 10 лет, и я стал лауреатом одного из конкурса и выиграл стипендию. На нее я купил себе синтезатор. А второй — в 2009 году. Я подрабатывал пианистом в ресторане. Накопив нужную сумму, я побежал в музыкальный магазин и взял себе электрогитару. Покупка синтезатора позволила мне заниматься аранжировками, а после покупки гитары — нашел себя в рок-музыке. В общем, потратил на себя любимого.