Истек срок для возбуждения уголовного дела по инциденту с журналистом Ириной Остащенко

О том, что у следственного комитета по городу Севастополю есть три варианта начала уголовного дела: через три дня, через десять, через тридцать порталу «Примечания» - рассказывал Александр Гофман, редактор интернет-издания, где работает Ирина Остащенко.
12.05.2015

 О том, что у следственного комитета по городу Севастополю есть три варианта начала уголовного дела: через три дня, через десять, через тридцать  порталу «Примечания» - сообщал ранее Александр Гофман, редактор интернет-издания, где работает Ирина Остащенко.

«С 11 апреля до 11 мая они имеют право не возбуждать уголовное дело, а вести оперативно – следственные действия. В три дня он не успели, в десять они тоже не успели», — сказал Гофман, подчеркнув, что тридцатидневный срок — последний шанс.

Напомним, в ночь с 9 на 10 апреля севастопольские интернет-порталы распространили информацию о госпитализации журналиста Ирины Остащенко в нейрохирургическое отделение военного госпиталя с сотрясением мозга и открытой черепно-мозговой травмой: рубленная, рваная и скальпированная рана лобной и теменной части головы. Как позже выяснили журналисты, «шрам около 15 см ото лба и почти до темени».   

Одним из первых позвонивших в редакцию портала, где работает журналист, стал губернатор Севастополя Сергей Меняйло. Он выразил обеспокоенность случившимся и сообщил, что произошедшее является беспрецендентным случаем для города, и будет рассматриваться правоохранительными органами в особом порядке. Губернатор взял расследование под личный контроль.

Через двенадцать часов после происшествия руководитель интернет-издания обратился в полицию. Промедление родных и коллег Александр Гофман объяснил нежеланием Ирины Остащенко беспокоить свою мать, которая недавно перенесла инсульт. Женщина была первой, кто обнаружил журналиста, лежащую в луже крови в коридоре собственной квартиры. Сразу после происшествия Ирина Остащенко сообщила всем, что получила бытовую травму. По этим же причинам не было проведено освидетельствование травмы,  журналиста осматривали врачи скорой помощи и приемного покоя в военном госпитале. Они также не обратились в полицию вопреки требованиям инструкций.

«Это не бытовая травма, это может быть, в принципе, за ее профессиональную деятельность. Второй вариант — может быть, просто уголовное преступление: грабеж, например, кража. Нам угроз никаких не поступало. В ее адрес тоже» — подчеркнул Александр Гофман, комментируя свое заявление в правоохранительные органы о нападении на Ирину Остащенко.

Редакция «Примечаний» обратилась в следственный комитет по городу Севастополю с вопросом о ходе проверки по заявлению, поданному 10 апреля в правоохранительные органы. В пресс-службе ведомства пообещали предоставить ответ на письменный запрос.