За закрытой дверью врача-психолога. Как лечат зависимых в Севастополе

Практикующий психолог Виктория Шелест рассказала «Примечаниям» о психологической помощи в деле борьбы с алкогольной и наркотической зависимостью.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
20.05.2015

«Примечания» уже писали о том, как помогают избавиться от наркотической зависимости в реабилитационных центрах. Теперь мы поговорили с практикующим психологом Викторией Шелест о важности и нюансах психологической помощи зависимому человеку.

Итак, с чего начинается лечение больного алкоголизмом? «Если человек хочет лечиться, если он сам пришел к такому решению — это уже большая удача и большая редкость. Для того чтобы начать лечение, в первую очередь нужна консультация нарколога. Пациент выполняет его рекомендации, а дальше может подключаться психолог, и тогда мы работаем в команде с врачом, где каждый специалист выполняет свою задачу», — говорит Виктория.

Работа идет с психологической зависимостью, которая лежит в основе любой химической зависимости. Обязательное условие, которое выставляет психолог — минимум 7-10 дней трезвого состояния после детоксикационной «чистки». Помощь психолога нужна, если человек осознает внутреннюю проблему, душевные переживания, с которыми сам справиться не в состоянии.

Бытует мнение, что многочисленные частные психологи «за лечение берут деньги, а потом двери закрываются, и там за ними ничего не происходит/неизвестно, что происходит». Мы попросили Викторию Шелест описать, как проходит психологическая консультация.

«У меня есть две авторские программы по работе с зависимыми и созависимыми (родственниками), — рассказывает специалист. — Они очень обширны, насыщенны и включают в себя множество новейших разработок и психотехнологий для борьбы с этим недугом. В первую очередь мы работаем над формированием мотивации к лечению, человек должен знать, для чего ему бросать, иначе ничего не получится. Мы делаем различные упражнения, выполняем техники, я обязательно даю домашние задания. Потом очень важный этап — с помощью психотехнологий (в частности, НЛП) мы облегчаем тягу к алкоголю, человек обретает бессознательные механизмы, помогающие ему справиться с тягой. Сознание буквально перепрограммируется».

Чаще всего за помощью обращаются родственники. Звонит мама или супруг. Говорят о том, что проблема назрела и нужна помощь. Психолог уточняет: «А хочет ли человек лечиться?» Родственники почти всегда отвечают положительно, хотя на практике искреннее желание — большая редкость.

Что касается причин зависимости, то они могут быть разные. Это и желание понравиться противоположному полу, компании. Например, человек после принятия «дозы» приобретает уверенность в себе или успокаивается. Или алкоголь упрощает общение с близкими. Или помогает забыться. Родственники часто винят телевизор, плохие компании, свободную продажу алкоголя. Но это только повод, средство. Истинные причины лежат глубже.

Не секрет, что алкогольное и наркотическое опьянение — это распространенный атрибут проведения досуга, например, в ночных клубах. «Это опять же только усугубляющая среда, — считает Виктория. — Человек находит хороший способ реализации своих наклонностей, тяги. Решения своих проблем. А остальное — вторично. Хотя не стоит умалять роль «дилеров», продающих алкоголь и наркотики, объясняющих, что это осознанный выбор. К зависимости ведут какие-то психологические травмы, внутренний конфликт, а значит, выбор не совсем осознан».

Психолог работает с биографической историей. Ищет причины возникновения зависимости. И зависимый должен понимать, что ему придется очень тяжело душевно трудиться, для того чтобы борьба с алкоголизмом закончилась победой человека.

В беседе мы коснулись темы созависимости. Специалист поясняет, что созависимость — это синдром, набор черт характера. Обычно это близкий человек. Зависимый и созависимый подходят друг другу как пазлы, они не просто так встречаются. В парах созависимых «дети-родители» к алкоголизму часто приводят определенные системы воспитания.

«Это люди властные, деспотичные, эгоцентричные в смысле «я все на себе тяну!!!», контролеры. Их пугает момент потери контроля, приводит к неврозам и тревожности. Созависимый подавляет зависимого, это может привести к усугублению недуга. Созависимый чаще всего первый поднимает вопрос лечения: «Беда! Нужно спасать близкого!» Но в психологическом смысле им гораздо сложнее, чем самому наркоману или алкоголику», — рассказывает Виктория.

Работа идет в три этапа. Во-первых, психолог старается облегчить стресс. Человек, живущий с алкоголиком, испытывает страшное давление, тревогу. И ему нужна поддержка.

Во-вторых, существует система правил поведения с человеком зависимым. Как обычно созависимые ведут себя? Это бесконечные морализаторские беседы, выяснения отношений, постоянный контроль. А требуется прямо противоположное поведение. Человек должен научиться следовать правилам в любой ситуации. Тут тоже есть свои «срывы»: часто после купирования запоя и более-менее трезвой жизни пациента, близкие забывают о правилах и начинают снова оказывать сильное давление на алкоголика или наркомана, приводя его в лапы «дурмана».

И самый сложный третий этап — преодоление созависимости. Специалист помогает разобраться в причинах поведения созависимого, в его внутреннем настрое. Чтобы он не просто выполнял правила, но делал это искренне, от души, реально понимая свою роль в жизни зависимого. Психолог подчеркивает, что созависимые могут обращаться за помощью сами, даже если их партнер еще не готов лечиться. Это благотворно повлияет на их отношения и подтолкнет зависимого к излечению.

Отдельно мы поговорили о доступности психологической помощи. «Есть разные варианты. Ко мне, как к частному психологу, приходят люди, имеющие средства на лечение. Есть реабилитационные центры, психологи, работающие при больнице, социальные службы. Вам обязательно помогут, если есть желание лечиться, но нет средств», — объясняет Виктория.

Однако среди специалистов, осуществляющих лечение наркомании и токсикомании, есть мнение, что пациент должен все-таки платить за помощь. Потому что наркоманы — это чаще всего люди безответственные. И если лечение бесплатное или его оплачивают родственники, то пациент относится к нему несерьезно. «В моей практике масса таких случаев, — сетует психолог. — Пропуски встреч, срывы, откровенное нежелание работать. Есть коллеги, которые устанавливают плату за работу, равную цене необходимой дневной «дозы». То есть вместо покупки наркотиков, ты отдаешь эти деньги врачу или психологу. Правда, в наших условиях эта система не срабатывает, люди и так практически разорены их близкими-зависимыми... Так что важно просто, чтобы оплата психологу была для человека весомой, чтобы он имел возможность расставить в своей жизни приоритеты. Тогда эффект обязательно будет».