Александр Железняк: Земли Балаклавы и Ласпи кто-то хотел отдать в аренду на 10 лет

23 июня на брифинге в Правительстве Севастополя городским СМИ представили Александра Железняка, который возглавил отдел развития туристско-рекреационного потенциала города. Пользуясь случаем, «Примечания» решили задать Александру несколько злободневных вопросов и поинтересоваться, почему Александр оставил должность главного редактора русского National Geographic Traveler и приехал работать в Севастополь.
Ольга Соловьева
24.06.2015

— Александр, вы объездили полмира, вас знают в России и за ее пределами как журналиста, путешественника, яхтсмена, ваши фотовыставки пользуются большой популярностью. Как вас угораздило все это оставить ради «чиновничьей» работы в нашем городе?

— Для начала, это и мой город — я родился здесь, прожил почти двадцать лет. Здесь похоронены мои деды и прадеды. А сегодня здесь без преувеличения решается судьба России, это пилотная площадка для социальных и экономических инноваций, где формируется модель будущего России. За пятнадцать лет работы в трэвел-журналистике мне довелось увидеть массу примеров, как можно развить сферу туризма в Севастополе, который достоин стать витриной обновленной России. Нам не нужно выдумывать велосипед, нужно просто применить опробованную в разных странах мира лучшую практику. Но делать это осознанно, выбирая не все подряд, а только то, что подходит именно нам, под наши условия и гигантский потенциал.

Знаете, сегодня ситуация чем-то похожа на послевоенную, когда Севастополь восстанавливали всем миром. Со всей страны сюда съехались люди, обладающие интересным передовым опытом. Создавали один из красивейших городов нашй страны.

— Ну что ж, удачи на новом поприще. А оно, судя по всему, непростое. Не успели вы приступить к своим обязанностям, как некоторые городские СМИ подняли шум вокруг планов предоставить лесные участки, где любят отдыхать севастопольцы и гости города, в краткосрочную аренду. Как и почему возникла эта идея?

— В окрестностях Севастополя есть несколько десятков лесных участков, популярных у туристов-палаточников. В первую очередь, естественно, это участки у моря — можжевеловые и сосновые рощи в окрестностях Балаклавы и бухты Ласпи. По разным оценкам, в пик сезона «дикарем» у моря останавливается от четырех до десяти тысяч человек ежедневно. Это очень серьезная нагрузка на леса. Люди оставляют там огромное количество мусора, считая, что лесники обязаны за ними убирать. Не говоря уже об опасности пожаров: несколько лет назад под Балаклавой выгорели десятки гектаров реликтовой сосны Станкевича. Но у лесников банально не хватает людей и средств, чтобы следить за всем этим.

Что делать? Либо закрывать леса, лишая севастопольцев и туристов доступа к тому, что составляет главную ценность этих мест, либо как-то регулировать и упорядочивать людской поток. Оптимальный выход — сдавать участки в краткосрочную аренду тем, кто готов их убирать, обустраивать стоянки и тропинки, обеспечивать отдыхающих дровами и водой, оборудовать костровища, поставлять и обслуживать биотуалеты, создавать прозрачную систему онлайн-бронирования мест. А главное — обеспечить свободный и бесплатный доступ на территорию. Это важно подчеркнуть: никто, включая арендаторов участков, не имеет права возводить там какие-либо капитальные строения, ограничивать подходы к берегу и лесу. Более того, наша позиция предполагает, что взимать плату с отдыхающих арендатор может только за дополнительные услуги. Скажем, если семья приехала просто позагорать и поставила палатку на несколько часов, чтобы ребенок смог переждать солнцепек, никто с них денег за это требовать не будет. А вот если человек решил переночевать, ему, за небольшую по любым меркам плату, будет предоставлено место и, при необходимости, палатка.

Сумма, которую может выручить от аренды первых шести участков город, по предварительным расчетам, составит 20 млн рублей в год. В масштабах городского бюджета эта цифра кажется ничтожной, но важно, что леса при этом не останутся бесхозными. Да и для лесничества это не такие уж маленькие деньги. Для примера: создание системы мониторинга лесных пожаров на всей территории Севастополя, которая будет действовать многие годы, оценивается в 35 млн рублей.

— Главу вашего департамента уже успели упрекнуть в «лоббировании интересов бизнес-структур». Якобы те просто хотят получить в пользование любимые севастопольцами территории: Инжир, Аязьму, Торопову дачу, Сухую речку, Скельскую пещеру, пляж «Дельфин», часть бухты Ласпи.

— Начнем с того, что об Инжире речи не шло и не идет — это охраняемая заповедная зона. По остальным объектам позиция заместителя губернатора Игоря Шаповалова была подана некоторыми СМИ радикально неверно. Игорь Владимирович изначально выступал против передачи лесных и прибрежных участков в долгосрочную аренду. Конкретнее: он ссылается на статью 14.1 вводного закона к Лесному кодексу о запрете на любое предоставление (в том числе аренду) лесных участков до утверждения лесохозяственного регламента. Если бы в свое время Шаповалов не проголосовал против этой идеи, то уже на этой неделе мы могли бы увидеть решение правительства об аукционе на аренду этих земель, причем сроком на 10 лет. Вот это была бы действительно не очень приятная перспектива для города и отдыхающих. Нельзя просто «раздавать» землю города без жестких требований и четко прописанной процедуры возврата земли в случае их нарушения. Шаповалов настаивает, что если и разрешать выделение участков в аренду, то только по временному регламенту (до утверждения лесохозяйственного регламента) на 1-2 года, в отличие от сроков, установленных федеральным законом — 10, 20, 49 лет.

— Если на один и тот же участок подадут заявки, скажем, спортивно-оздоровительный центр и закусочная — у них будут равные шансы получить его?

— Согласно идее департамента, для каждого участка будут заданы собственные правила использования и обозначены четкие ограничения по деятельности. Арендатор должен ясно понимать и соблюдать правила: что разрешено и что запрещено ему делать на данном участке земли, а главное — ясно понимать свои обязанности.

— Можете предварительно сказать, что точно будет запрещено арендаторам земли?

— Мы настаиваем на том, чтобы на этой земле не возводили никаких капитальных строений, территория будет использоваться только для палаточного и кемпингового отдыха, без прокладки коммуникаций. Например, деревянная беседка, стоящая на земле, — не капитальное строительство. А та же беседка на бетонном фундаменте, углубленном в землю на метр — это уже запрещено.

— Какие объекты департамент хотел бы видеть на этой земле?

— Никаких. Там не будет ни одноэтажных, ни шестнадцатиэтажных гостиниц, не будут прокладываться дороги, подводиться водопровод, прокладываться канализация. Мы видим использование этих территорий только для «зеленого» и «дикого» отдыха. Максимум — это деревянные беседки, палатки, биотуалеты, ограждение костровищ и опасных мест вдоль обрывов.

— Каковы будут обязательства арендаторов?

— Однозначно — запрет на любое капитальное строительство, береговые и укрепительные работы. Например, несколько лет назад знаменитая Долина гейзеров на Камчатке пострадала от оползней, которые уничтожили несколько гейзеров. Представители турбизнеса предложили расчистить завалы и искусственно восстановить ландшафт. Но ученые посчитали, что это будет вмешательством в жизнь природы. В итоге гейзеры очистились сами, и даже появились новые. Надо понять и принять тот факт, что осыпи и оползни на диком побережье — естественный ход вещей. Который, разумеется, не должен становиться предлогом для начала строительных работ.

Среди обязанностей арендаторов — оборудование сети тропинок, поддержание существующих грунтовых дорог в надлежащем состоянии, чтобы могла проехать «скорая» или пожарная машина. Каждый арендатор обязан обустроить теневую площадку для детей, организовать пожарный пруд, регулярно убирать мусор за собственный счет. Среди обязательных новшеств — создание и продвижение веб-страницы кемпинга с функцией онлайн-бронирования и возможностью оплаты по безналичному расчету. И главный, ключевой, момент — каждый арендатор обязан обеспечить свободный доступ к арендуемой территории всем желающим. Контроль за соблюдением правил и обязательств ляжет на лесничество.

— Не боитесь ли вы, что отдыхающие начнут втихаря рубить дрова, а не покупать их у арендатора участка?

— Рубка леса была и остается запрещенной. Нарушители будут преследоваться по закону. Тем более что у лесников появятся для этого время и силы.

— Вы представите проект на обсуждение севастопольцам?

— Да. Все концепции, которые разрабатывает департамент, в частности в сфере туризма, проходят и будут проходить общественные слушания. Мы учтем мнения историков, экскурсоводов, представителей малого туристического бизнеса и всех, кто пожелает высказаться.