Винодел Павел Швец: Сейчас виноградники можно застраивать и продавать

Владелец винодельческой компании «Терруар» (UPPA Winery), сопредседатель Севастопольской «Деловой России» Павел Швец, выпускающий вина премиум-сегмента, рассказал о приезде премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, злободневных проблемах отрасли и будущем севастопольского виноделия.
Нина Авдеенко
25.06.2015

Павел, какие ожидания были от приезда Дмитрия Медведева? Какие оправдались?

— Ожидания, конечно, самые смелые. Мы озвучили премьер-министру ряд проблем, затрудняющих развитие отрасли на данный момент, теперь ожидаем, что будут предприниматься меры по поиску их решений. А какие ожидания оправдались — увидим уже по работе профильных министерств. Я видел, с каким энтузиазмом, интересом Дмитрий Анатольевич вник в эти проблемы, как он хорошо разбирается в теме. Самое главное теперь, чтобы соответствующие структуры занимались решениями, создавали комиссии, прорабатывали пути развития отрасли.

— Поднималась ли тема концепции развития виноделия Севастополя? Что по этому поводу говорил присутствующий на встрече губернатор Севастополя Сергей Меняйло?

— Тема концепции поднималась два раза: первый раз — на винограднике, когда премьер спросил, какие дальнейшие планы по развитию отрасли — я подробно рассказал всю суть концепции. И второй раз — во время совещания в Ялте, где я официально представил концепцию Дмитрию Анатольевичу. Она была воспринята положительно, все признали, что это действительно тот самый верный путь, по которому необходимо идти, развиваться. Далее документ будет изучать министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

Самое главное, что был поднят очень важный и сложный вопрос, который необходимо решать уже сейчас, на него пока что не смогли дать ответа ни губернатор, ни федеральные политики. Дело в том, что вся земля Севастополя сегодня относится к категории земли населенного пункта, потому что мы — город федерального значения. Соответственно, внутри населенного пункта не может быть земли другой категории, в частности и земли сельскохозяйственного назначения. И те земли, которые действительно являются землями с\х назначения, автоматически перешли в категорию земель населенного пункта. На территориях, где сейчас, к примеру, выращивается виноград, через некоторое время может появиться все что угодно, земли можно будет застраивать, продавать.

Правительство Севастополя сейчас не может решить, какой же статус присвоить этим землям: либо только с\х, либо оставить их в категории населенный пункт с разрешенным видом использования в сельском хозяйстве.  Поэтому в рамках реализации концепции необходимо в первую очередь перевести в срочном порядке земли с\х назначения, которые были при Украине, в категорию с\х земель на территории города федерального значения Севастополь.

— На пути к вашему предприятию Дмитрия Анатольевича настигла непогода, и машинам пришлось пробираться через размытую поселковую дорогу. Как он отнесся к таким неудобствам?

— Он сам сел за руль. Я говорю: «Дмитрий Анатольевич, у вас машина на летней резине, давайте пересядем на наш джип на грязевой резине», он ответил, что «нет, доедем нормально», и действительно, вырулил нас из этой трясины.

— Продегустировал ли премьер вино? Какое особенно полюбилось?

— Продегустировал Riesling 2014 года, Gewurztraminer Muscat 2014 года и Pinot noir 2013 года, который мы разлили буквально две недели назад с виноградника Nummulite. Сказал: «Здорово!» Вообще человек действительно разбирается, вдумчиво пробует вино. Те люди, которые с ним общаются на эту тему, рассказывали, что он пьет очень хорошие вина, понимает все тонкости. Поэтому мне было, конечно, очень приятно услышать такую высокую оценку своему продукту.

— Какие ключевые слова Дмитрия Анатольевича вы выделили для себя?

— Главное — это то, что он уже неоднократно повторял — необходимо вино передать в Минсельхоз. Но есть один важный момент — вино бывает двух типов: из винограда, который ты вырастил (это сельхозпродукт), и из виноматериала, который ты привез в цистерне и просто разлил по бутылкам. Это уже не совсем сельхозпродукт. С таким же успехом можно привезти машинное масло и разлить по бутылкам. Поэтому разделить эти два вида вина — это основная задача. Их пока что разделили по качеству, однако при этом одно и то же юридическое лицо может производить и тот, и другой вид, поэтому необходимо разделять именно юрлица: один производит из винограда, другой — из привозного материала, соответственно, и регулирование для них должно быть разное. Это мировая практика.

Немаловажна также необходимость защиты географических указаний. То есть если на этикетке написано «Севастополь», то вино сделано на 100% из севастопольского винограда. В Федеральном законе №171 очень четко прописано, что такое вина с защищенным географическим указанием (ВЗГУ) и с защищенным наименованием места происхождения (ВЗНМП). И эти категории могут существовать только внутри одного субъекта. В Севастополе делают лучшее на постсоветском пространстве вино, так сложились природные условия — это факт. Поэтому наш город всегда был сырьевой базой для Крыма — крымские предприятия на нашем материале улучшали качество своего продукта. И Крыму, конечно, теперь очень не нравится, что Севастополь будет обособленным ВЗГУ (ВЗНМП), республиканские предприятия настаивают на том, чтобы ЗГУ «Крым» распространялось и на Севастополь.

Мы категорически против этого, да и любой патриот Севастополя выступит за то, чтобы наш город не был поставщиком сырья — зачем нам продавать виноматериал за три копейки, если мы можем продать бутылку вина из этого винограда? Мы хотим делать вино из своего винограда внутри своей зоны. Лучше делать с нуля свое, чем реанимировать умирающие крымские заводы.

— Как к такой позиции относятся крупные предприятия?

— Вы знаете, по-разному. И причины у них тоже разные. К примеру, «Золотая балка» готова с нами плечом к плечу создавать, развивать, двигать бренд «Севастополь». У них свои виноградники со своим виноградом, вино делается из чисто севастопольского материала.

У «Инкермана» — другая история. У них есть виноградники в долине Качинской в Севастополе, их завод марочных вин тоже в городе, а уже на территории Крыма находится предприятие «Черноморец». То есть этим законом их разрезали пополам — здесь ты можешь производить одни вина, а здесь — другие. Поэтому «Инкерман» против обособления Севастополя.

Другой пример — «Шато Люсьен». Ребята, не зная, что будет такой закон, вложились в предприятие в Крыму, в то же время виноградники у них — в Севастополе. Делать из севастопольского сырья в Крыму они смогут только столовое вино, а не ВЗГУ (ВЗНМП).

Крупные предприятия неоднозначно воспринимают такую стратегию, но если работать на долгосрочную перспективу, развивать отрасль с отсылкой на десятки лет вперед, нужно постараться сегодня сделать так, чтобы завтра мы не страдали.

В обсуждении таких вещей должны участвовать собственники предприятий, а не руководство, потому что наемным руководителям, директорам, которые завтра могут потерять свою должность, выгода нужна именно сегодня. Только собственник заинтересован в долгосрочном развитии.

Можно, конечно, залатать дыры, но иногда лучше купить новые штаны.