Севастопольские частные детективы — о пропавших КамАЗах и компаниях-мошенниках

«Если бы я работал так, как показывают в кино — на третий день практики уже сидел бы в СИЗО», — говорит частный детектив Вадим Агафонов о своей работе.
Таисия Ястремская
07.07.2015

Вадим Агафонов приехал в Крым не так давно из Томска. Рассказывает, что там люди чаще обращаются к частным детективам с просьбой помочь с решением каких-то вопросов. Для крымского и севастопольского обывателя обращение к детективу — пока что-то из ряда вон выходящее. «Люди не привыкли. Обращаются, конечно, но пока намного меньше», — делится Вадим.

По его словам, у людей есть определенные ассоциации с работой детектива, сформированные фильмами. «Если бы я работал так, как показывают в кино  — на третий день практики уже сидел бы в СИЗО», — уверяет Вадим. Мужчина объяснил, что реальная работа частного сыщика намного отличается от «киношной». Тут нет перестрелок, погони за подозреваемыми, только сбор информации.

Мы спросили детектива, часто ли к нему обращаются с просьбой выяснить — изменяет ли вторая половинка? Ответ нас удивил. Вадим уверяет, что на самом деле частные детективы стараются не лезть в личную жизнь клиентов, а слежка за людьми и вовсе запрещена, если вы не правоохранитель.

Детектив поделился с нами несколькими историями из своей практики, которые показывают, с какими вопросами можно прийти к частному сыщику.

 

О проверке партнера 

 «У меня был очень наглядный момент почти с начала карьеры. На меня выходит директор сети магазинов, приглашает, разговариваю с ним», — делится Вадим. Бизнесмен рассказал детективу о том, что на его складе (судя по всему, достаточно большом) каждый раз во время инвентаризации недостает приблизительно двух «камазов» продукции.

«Я, говорит, хочу установить видеонаблюдение, пропускной режим, нанять охрану — все это. Я говорю: вы примерно смету прикидывали? Вы же директор. Да, отвечает он. Дорого, очень дорого. Но это дешевле двух "камазов" продукции», — озвучил частный сыщик свой диалог с работодателем. После этого была проведена тщательная проверка всего персонала, работающего на складе. «Выяснилось, что две трети сотрудников ранее судимы за кражи, мошенничество, растраты, присвоение», — рассказал Вадим Агафонов о том, какой неожиданный поворот обрела эта история.

 

О недобросовестном работодателе 

Детектив рассказал, что уже в Севастополе к нему достаточно часто обращаются с вопросами о потенциальных работодателях. «Вы не сможете мне подсказать, вот есть компания — они меня приглашают на работу. Нужно пройти вот это, заплатить вот это и приобрести вот это», — поделился Вадим рассказом обратившегося к нему в Интернете. Он спросил, сильно ли обратившийся хочет на эту работу, на что получил ответ «так себе». «Тогда, говорю, не ходите. По российскому законодательству при приеме на работу нет никаких оплат. Даже прохождение медицинской комиссии там, где это необходимо в структурах, (в общепите, в школах, там обязательное наличие медицинской книжки) оплачивает предприятие, куда вас принимают», — говорит Вадим, отмечая, что существуют недобросовестные предприниматели, которые говорят: приходи, приноси, мы подумаем и, может быть, вернем деньги. Это незаконно.

 

О супружеской верности

Насмотревшись фильмов, к детективам часто обращаются «по делам сердечным». «Однозначно, с этим приходят. Есть несколько вариантов: а можете отследить телефон или, а можете проследить за моей супругой неверной. Кстати, за мужьями не реже, иногда даже чаще», — рассказывает Вадим, уточняя, что выяснением подробностей частной жизни сыщики не занимаются. Детектив поделился интересной историей, которая однажды произошла в его практике. К нему обратилась женщина с просьбой выяснить, что происходит у нее на даче. Вроде кто-то ходит, предметы двигаются в ее отсутствие, по огороду топчутся. «Начали работать, а это муж приезжает... не один. Ну естественно, мы сделали отчет, что не переживайте, никаких хищений не происходит. Сделали такое мероприятие, чтобы он больше туда не приезжал с этими целями», — поделился Вадим, еще раз подчеркнув, что вопросами личной жизни детективы не занимаются. В отчете написали: «никто из посторонних людей туда не проходит», ведь, действительно, посторонних на даче не было.

Вадим Агафонов рассказал нам еще несколько историй из своей детективной практики, о них которых мы расскажем в другой раз.