Севастопольцы, защитите медиков!

Их все чаще избивают, оскорбляют и убивают. Медики призывают граждан проголосовать за принятие закона, приравнивающего их к работникам оперативных служб.
Ольга Соловьева
22.07.2015

В российских СМИ все чаще появляются сообщения о чудовищных преступлениях, совершаемых в отношении представителей одной из самых благородных профессий — врачей. Полосы газет и интернет-изданий пестрят заголовками:  «В Череповце жестоко избили врача скорой помощи», «Родственники умершей роженицы избили врачей роддома», «В Екатеринбурге медиков "скорой" избили за неумение воскрешать мертвых». В ежедневных «схватках» с пациентами и их родственниками, медработники теряют достоинство, здоровье и даже жизнь.

В последнее время градус отношений «врач-пациент» повысился и в Севастополе. Статьи и телепередачи рассказывают жителям нашего города о том, что мы неуклонно движемся к счастливому медицинскому будущему. Пациенты ждут качественной и доступной медицинской помощи, забывая о существующем в медицине понятии «стандарта». И начинают требовать: иногда цивилизованными методами, а иногда — оскорблениями и рукоприкладством. И, несмотря на абсурдность и экспрессивность действий и выражений, виноват в конфликте всегда врач. Пациент болен, а значит, находится в заведомо беспомощном, зависимом и неадекватном состоянии.

Корреспонденты «Примечаний» отправились на передовую — в севастопольскую службу «Скорой помощи», чтобы спросить, как часто выездные бригады сталкиваются со случаями насилия со стороны пациентов и их родственников.

Поговорить с работниками «скорой» — задача трудновыполнимая. Бригады на подстанции невозможно застать ни днем, ни ночью. Все на вызовах, интервью — на бегу. Фельдшер выездной бригады: «Вот был случай, выезжали на вызов — тут у нас есть дом такой неблагополучный — на повод «ножевое ранение». Помощь оказывали конкретному больному, а вокруг толпа пьяных. И непонятно откуда вдруг у одного в руке нож. Врач отпрыгнул, а фельдшер-девушка стоит. Там секунда уже… и она будет с ножевым тоже. Доктор ее хватает и они убегают. Хорошо, закончилось в этот раз без травм. Но бригада не должна об этом думать, о том, откуда нож и что там у них в голове».

Диспетчер тоже жалуется: «Постоянно оскорбляют, унижают, угрожают. Даже на вопросы "что случилось?" толком не отвечают, а тут же начинают кричать». По словам работников «скорой», к угрозам они серьезно не относятся, понимают, что люди ругают медиков от отчаяния. «Не привыкли еще, что по стандарту мы должны разделять вызовы на экстренные и неотложные», — разъясняют специалисты.

Каждый человек в болезни думает, что именно его случай самый экстренный. Узнав от диспетчера, что пациент ожидает уже давно, бригада отправляется в квартиру, как на каторгу.  «Уже знаем, что будут ругать. Встречают в дверях с мобильным телефоном, снимают, задают вопросы. Угрозы такие: «Были бы вы у нас в городе, вы бы после работы домой не дошли». Кричат: «Я знаю, где ты живешь, я тебя найду!» Иногда приходится перезванивать на вызов со своего личного мобильного телефона, рабочего у нас нет, чтобы встретили в частном секторе, например. А потом начинаются звонки в два часа ночи, в три часа ночи. Звонят, сбрасывают, знают, что это личный номер медика и набирают», — рассказывает фельдшер.

Часто скорую помощь вызывают наркоманы, чтобы разжиться дозой сильнодействующих препаратов, которые входят в укладку. «Приехал на вызов один. Меня обступили. В квартире человек, по виду которого я могу предположить, что он употребляет. Точнее сказать не могу, я его вижу первый раз, диагноза не знаю. У него абстинентный синдром, ему нужно принять дозу. Родственники перекрыли мне выход из квартиры и сразу, прямым текстом попросили отдать им препараты. Я  выкрутился тем, что сказал, что я студент и мне такие препараты не доверяют», — рассказывают свою историю другой медик.

В последнее время опасной становится и родная для медиков подстанция скорой помощи. «Могут вызвать из домов, которые рядом находятся, а когда бригада долго не едет, приходят к нам во двор. Я сижу в диспетчерской, на вызовах, и тут мне в окно вот такой вот камень бросают, кричат, что все окна повыбивают. Видят во дворе машины, которые на ремонте стоят, на них бригад нет, а думают, что мы тут чай пьем. Приходят с просьбами полечить, руку зашить, а это не экстренные состояния, диспетчер помощь оказывать не может и не должен», — рассказывают в диспетчерской.

«Мы любим свою работу, тут по-другому невозможно. Кто хотя бы год отработал, тот уже навсегда остается, но, выходя на смену, какое-то напряжение чувствуешь, готовишься к таким конфликтам. А что изменится?  Даже если его задержат, он может сказать: «Я был пьян и ничего не помню». И его не накажут. Это же смягчающим будет, да?» — спрашивает работник «скорой» у журналиста.

Врачи ежедневно оказывают помощь людям в алкогольном и наркотическом опьянении, страдающим психическими заболеваниями или попросту обезумевшим от боли и немощи пациентам. При этом у медиков нет средств самозащиты, к каждой бригаде не приставишь охрану. В случае угрозы работники «скорой» могут вызвать наряд полиции, но время, потерянное на ожидание представителей закона, может стоить кому-то жизни.

Российские врачи взывают к депутатам, умоляют защитить их. Единственный  путь, который может сделать работу медика чуть более безопасной, — это закон, приравнивающий врача к работникам оперативных служб. Тогда оскорбление и попытка применить методы физического воздействия по отношению к медработникам при исполнении будут грозить обидчикам реальными сроками.

Кардиолог из Санкт-Петербурга Ярослав Андреев создал на сайте Российской общественной инициативы петицию о принятии соответствующих актов. Сбор подписей открыт, необходимое количество — 100 тысяч человек. Ресурс очень серьезный — чтобы подписать, необходимо зарегистрироваться. Но вся процедура вряд ли отнимет у вас больше 10 минут.

Принятие закона сохранит десятки жизней, сделает работу врачей более комфортной и эмоционально безопасной, ведь главной причиной профессионального выгорания врачи называют не низкие зарплаты, не скудное обеспечение, не жесткий рабочий график, не плохое оснащение, а неадекватное, агрессивное, неуважительное отношение пациентов. Россияне, защитите медиков, иначе завтра вас лечить будет некому.