Брусчатка или подвеска?

Старинное брусчатое покрытие, оставшееся в Севастополе на считанных улицах, раздражает многих автомобилистов, заставляя их снижать и без того невысокую из-за пробок и ограничительных знаков скорость. Дай им волю, «автомобильное лобби» с радостью заменило бы брусчатку асфальтом. Но не слишком ли много места в нашей жизни стали занимать машины? И что тогда останется от истории нашего города?
Нина Авдеенко
24.07.2015

В туристических городах брусчатку — историческое наследие, создающее неповторимую атмосферу старинных тесных улочек — бережно хранят и тщательно ремонтируют при малейших признаках повреждений. В Севастополе дела с ней обстоят гораздо печальнее.

Драгоценного покрытия осталось совсем немного. На спуске Котовского мощение сняли, нет его больше и на ул. Адмирала Октябрьского. Небольшие кусочки истории, оставшиеся на улицах Кожанова, Советской и Кучера, уже давно не ремонтируются, расползаются и трескаются.

«Примечания» постарались взвесить плюсы и минусы мощения, проследить судьбу севастопольской брусчатки и ответить на сакраментальное «Что делать?».

По словам историка, автора серии книг по истории Севастополя, депутата Заксобрания Екатерины Алтабаевой, сохранить брусчатку — чрезвычайно важно.

«Сохранение любого объекта исторического наследия всегда требует дополнительных средств — будь то старинное здание или кусочек мощеной дороги. Но оно того стоит, потому что это и есть наш код, это часть нашей истории, без которой город перестанет существовать. Ведь даже фильмы о Севастополе снимаются по большей части на улицах с брусчаткой. Это замечательный фон, срез времени», — говорит Алтабаева.

Историк рассказала, что мостить город начали после Крымской войны. После того как Россия потерпела в ней поражение, по Лондонской конвенции иметь флот на Черном море России запретили, и Севастополь перестал быть военно-морской базой. Четверть века город был совершенно «мертвым»: средств не выделяла ни государственная, ни городская казна. Переломным моментом стал 1871 год, когда Россия добилась отмены запрета на флот. Севастополь вернул себе особый статус, вышел из состава Таврической губернии, а руководить городом стал градоначальник, подчинявшийся непосредственно императору. Это позволило Севастополю получать финансирование из государственной казны, город начал отстраиваться.

В 1875 году Севастополь стал коммерческим портом, пошлина от пришедших в гавань кораблей стала идти в городскую казну. В этот же год здесь появилась железная дорога. И уже в 1880-1890 годы город становится красивой южной столицей на Черном море. Само мощение в Севастополе началось по инициативе предпринимателя Лукомского, который получил подряд на мощение центральной части города.

«Сохранившаяся брусчатка — не просто часть истории Севастополя, это символ его возрождения. Такие вещи нельзя уничтожать. Было бы замечательно центральный городской холм сделать пешеходным», — говорит историк.

Основным минусом брусчатых дорог принято считать их пагубное влияние на подвеску машин. Однако тут мнения автомобилистов разошлись.

По словам одного из участников опроса, дело не в самой брусчатке, а в том, как ее укладывали: «Отремонтированные, правильно расположенные брусчатые камни куда лучше асфальта —  они долговечны, при профессиональной подгонке не вредят подвеске, способны выдержать высокие нагрузки. Кроме того, это красиво. Но этим надо заниматься, а наша власть не готова. Положить асфальт ей намного проще».

Другого автомобилиста брусчатка раздражает. «По ней приходится ползти, иначе она убивает машину. Брусчатка красивая и атмосферная, но она уместна как памятник или элемент декора, но не как часть городской дороги».

«Брусчатку есть смысл оставлять только в пешеходных зонах или старой части города, — говорит третий водитель. — С городских дорог ее лучше убирать, так как она портит автомобиль, а зимой становится причиной ДТП».

Владельцев машин, конечно, можно понять. Но, во-первых, еще неизвестно, что больше раздражает жителей нашего битком набитого автомобилями города  — страдающая подвеска или тряское брусчатое покрытие. А во-вторых, история города, которым мы так гордимся, — это не только памятники, но и те самые камни под нашими ногами, с которых 150 лет назад начинал восстанавливаться Севастополь.

Сохранить то немногое, что осталось — перенести в пешеходную зону или отремонтировать брусчатое полотно — очень важно. Махнуть рукой и забросить — проще всего. Но сможем ли мы тогда называть себя севастопольцами?!