«Мне интересно разбивать дорогие машины»

О выборе профессии и кинематографической рутине рассказывает севастопольский каскадер Игорь Буяновер.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
26.07.2015

Крым — невероятно популярная площадка у российских кинематографистов. Ежегодно несколько съемочных групп приезжают в Севастополь,  чтобы отснять очередной сезон сериала или масштабный отечественный блокбастер. И если актеры первого плана приезжают на съемки из столицы, то массовку и эпизодические роли агенты предпочитают набирать на месте. Есть в Севастополе и профессиональные каскадеры. 

Игорь рассказывает, как он попал в профессию: «В Севастополе не нужно думать, как сняться в кино. Возможностей много. Огромное количество людей ежегодно участвует в массовых сценах. Наши актеры театров принимают участие в проектах. Я жил в Питере и работал на «Ленфильме». Когда переехал в Севастополь, то долго не был занят в кино, но занимался экстремальными видами спорта. Потом встретил знакомого постановщика трюков, и меня пригласили уже здесь. В последние шесть лет очень мало проектов, которые снимались в Крыму и где я не был задействован в исполнении или подготовке трюков».

Каскадер — это не только непосредственно трюковая работа, но и подготовка, не для себя, а, например, для актера. «Есть ошибочное мнение, что каскадер — это человек, который прыгает с пятого этажа головой в асфальт, встает и идет. На самом деле у нас задача — максимально предусмотреть возможную опасность и максимально ее предотвратить», — рассказывает Игорь. Если удается подготовить трюк настолько безопасно, чтобы его мог сделать сам актер — это наибольшая удача в работе постановщиков трюков и каскадеров.

Дублер — своеобразная разменная монета. Ведь любой кинематографический проект — это месяцы, а то и годы подготовки, в которой задействовано огромное количество людей. «Интересно наблюдать за массовкой, тем более за начинающими — каждый стремится попасть в кадр, повернуться лицом. Мы лицо всегда прячем. Чем меньше примелькался в кадре, тем больше сцен ты можешь дублировать. При этом, если каскадер получил травму, то его с легкостью могут заменить. Когда трюк неудачно выполнил актер, съемочный процесс может остановиться на недели, пока у него заживет, к примеру, нос. А это гигантские неустойки, вся съемочная группа остается без работы. Поэтому стараемся сниматься аккуратно, чтобы как можно больше работать, и актерами главных ролей не рискуем», — поясняет Игорь нюансы работы.

Работа каскадера — это еще и невероятное количество случайностей. В тонущей машине заклинивает двери, при съемке горения вспыхивают посторонние предметы, ломается оборудование. Счет идет на секунды, и важно вовремя принять нужное решение, чтобы не только спасти свою жизнь и жизнь тех, кто с тобой в кадре, но и сам кадр.

Все каскадеры могут падать, прыгать, драться. Есть специализации, например, фехтование, падения с большой высоты, падения в воду. Чтобы выполнить горение, нужны не только определенные навыки, но и правильное оборудование. 

Бывают неожиданные ситуации. Игорь рассказывает, что однажды знакомый постановщик трюков предложил сняться в эпизоде, когда дублера сбивает машина. Отправившись утром на съемочную площадку, каскадер рассчитывал увидеть дорогу и «какие-нибудь "жигули"». Но машина — не «жигули», а УАЗик —  в сцене неслась просто с горы, а актер стоял на подготовленном взрыве. За доли секунды до взрыва Игорю нужно было запрыгнуть на капот автомобиля. Задумка сцены заключалась в том, что армейский товарищ спасает своего сослуживца, наступившего на растяжку, сбивая его. Эта сцена невероятно популярна у современных кинематографистов и непременно вызывает улыбку у профессиональных пиротехников. Пришлось прыгать с полной армейской выкладкой. Кадр был удачным. За рулем находился постановщик трюков, он так обрадовался, что забыл затормозить и въехал вместе с Игорем в высокие колючие кусты, из которых потом пришлось выбираться.

Конечно, интересно спросить завсегдатая съемочной площадки об общении со звездами. Игорь сдержан и корректен: «Я не буду называть имен. Мы редко общаемся с теми, кого принято называть «звездами», но и не бываем где-то в стороне. Звезду приглашают в кадр именно к моменту съемок. Сразу после человек уходит в свой вагончик или к месту отдыха, и мы почти не пересекаемся. Да, иногда перебрасываемся парой слов, но в основном обсуждаем, как лучше снять трюк».

Гораздо интересней наблюдать за работой режиссеров. Каждый ведет съемочный процесс по-своему. Один долго выверяет сцены, проводит репетиции, рассчитывает и затем снимает в один дубль. Другой сделает десятки попыток в надежде выбрать лучшую для крошечного эпизода в двадцать секунд. Есть режиссеры, которые до последнего не знают, что хотят видеть в кадре. У таких написание сценария — процесс в реальном времени. Множество раз трюки, сцены, диалоги меняются в зависимости от настроения, видения и уже отснятого материала. С такими Игорю тоже интересно работать — можно проявить не только умение, но и творческое начало, актерские амбиции.

Еще Игорю нравится знакомиться с необычной техникой — редкими или очень дорогими машинами и мотоциклами. Посидеть за рулем, проехать, сделать какой-то сложный трюк на эффектном автомобиле — это, конечно, мечта. Но, как у всякого мальчишки, есть после съемок какое-то сожаление... Мы спросили: «Какая машина, по твоему мнению, самая  безопасная?» — «Та, за рулем которой я сам», — смеется Игорь.

Интересно участвовать в масштабных проектах, таких как «Викинг», «22 минуты», «Иван Поддубный» с многолюдными сценами, костюмами и специально изготовленными декорациями для трюков. Каскадер признается, что свои фильмы он специально не смотрит — интересны только сложные трюки или игровые эпизоды. «Тогда смотрю, конечно, чтобы понять, как отыграл», — признается Игорь.

Иногда приходится выполнять личные просьбы режиссера, реально понимая, что трюк может закончиться тяжелой травмой. Игорь рассказывает, как однажды он снялся в сцене: человек падает со скалы в море под идущий катер. Снимали у скал, где глубина едва ли достигает полутора метров. Игорь попросил, чтобы арендовали лодку с водометным двигателем. Но утром, приехав на площадку, увидел катер с огромным винтом. «Режиссер попросил, очень, говорит, надо, попробуй прыгнуть. А вел судно его хозяин, человек, который к кино никакого отношения не имеет. Я прыгнул, залег на дно. А он вдруг решил, что меня винтом задел. И остановился, заглушив двигатель. Сцена испорчена, надо переснять. Долго объясняли мужику, что работаем до команды «Стоп!» Отсняли второй дубль, я прыгнул, но зацепиться за дно мне не удалось, потоком меня развернуло и шарахнуло о дно», — рассказал Игорь о работе в одном из проектов.

По словам Игоря, попасть в кино не сложно, имея определенную подготовку. «Иногда по просьбе агентов мы привлекаем наших севастопольских спортсменов, людей, которые умеют работать с веревками, с оружием. В «Викинг» искали местных ребят, у которых есть навыки обращения со средневековой амуницией. То есть грамотные исполнители всегда нужны, но есть и определенная конкуренция», — резюмировал Игорь.