Севастополь тогда и сейчас: как выглядел послевоенный город

Дальше Пожарова в одну сторону и Супруна — в другую не было ничего. Никаких построек, зданий, домов.
Анна Данилова
28.07.2015

В предыдущих частях мы рассказывали вам о том, как жил послевоенный Севастополь и во что играли дети 50-х. На этот раз «Примечания» спросили старожилов, как выглядел город в те времена.

Валентина Михайловна Торопова, 62 года

Я родилась в 1953 году, в роддоме, который в то время находился рядом с Дворцом детства и юношества. 

Тогда все крутилось вокруг Центрального кольца города. Дальше Пожарова в одну сторону и Супруна — в другую не было ничего. Никаких построек, зданий, домов.

Троллейбусы ходили от Центрального рынка до площади Восставших, и люди, в основном, ходили пешком. 

На площади Восставших уже тогда была больница, был стадион «Чайка». 

Рынка в городе было всего два — «Центральный» и «Хитрый», что тянулся по улице Толстого вплоть до троллейбусного депо. Работал этот рынок всего три дня в неделю.

Аквариум на Приморском был уже тогда. Но нижняя площадка вдоль моря между ИнБЮМом и Дворцом детства и юношества была городским пляжем. Все было оборудовано для купания: лесенки, раздевалки. По Приморскому бульвару ходили в купальниках. А в районе памятника Затопленным кораблям располагался детский пляж — там был песочек, дети приходили с ведерками, играли, купались.

Из Артбухты на Учкуевку ходили катера, мы с мамой часто ездили на море. И каждый, без исключения, катер, сопровождал косяк дельфинов, люди, помнится, подкармливали их хлебом — бросали прямо с катера.

Пляжи были на Приморском бульваре, в Балаклаве и на Северной стороне, а вот пляжем Омега никто не интересовался, никто вообще о нем не знал: это место, как и Парк Победы, совершенно не было освоено и там нечего было делать.

Кстати, своими пляжами и рыбой Балаклава славилась уже в те времена.

Летом на набережной продавали газировку и севастопольское мороженое: пломбир, сливочное, шоколадное в стаканчиках, эскимо и фруктовое. К мороженому давали палочку, чтоб удобнее было есть.

Был еще летний кинотеатр на Приморском бульваре, где показывали всегда два сеанса — утренний и вечерний. Люди приходили туда смотреть фильмы и наслаждаться морским воздухом.

Артбухта не была так застроена, как сейчас, на «Хрусталке» не было никаких строений, только дикий обрыв и камни внизу. 

А вот все здания в районе нынешнего ГУМа стояли уже тогда.

Там, где не так давно был Макдональдс, в те времена располагался обувной магазин «У Абрама». Был такой местный бизнесмен — директор магазина по имени Абрам. Обувь в том магазине продавалась очень дорогая и модная. Импортная, кожаная. Женщины задолго занимали очередь, помню, как говорили тогда: «У Абрама такие босоножки выбросили!». Кстати, очень популярной в те времена была обувь белого цвета.

В 1958-59 годах на Большой Морской, там, где дорога из брусчатки — подъем на улицу Советскую, был гастроном. В этом гастрономе стоял автомат, в котором можно было купить хлеб: кидаешь туда монетку, и автомат «выплевывает» батон. Помню, как в детстве любила покупать хлеб в этом автомате, постоянно просила у мамы деньги. Можно было купить его и обычным способом, но так — быстрее и интереснее. 

На Большой Морской, там, где сейчас пиццерия «Челентано», располагались два очень похожих между собой магазина – гастроном и мясной, в народе их называли «близнецами». 

Помещения, что сбоку от здания городской администрации, а точнее, весь его первый этаж, занимал гастроном. 

Окрестности Панорамы не были ухожены — все было в диком виде, нетронуто людьми.

По тропе с Исторического бульвара народ спускался на вокзал.

На Историческом был еще один летний кинотеатр, где каждый день показывали разные фильмы. К слову, тогда бульвар был одним из самых оживленных мест в городе: там люди отдыхали, гуляли, ходили в кино.

Выше Исторического, на ул. 4-й Бастионной, располагался стадион КЧФ, который считался тогда культурным центром — каждые выходные на стадионе проводились разные мероприятия.

Детьми мы бегали туда играть, и нас пропускали без билетов. Сейчас вряд ли пустили бы: отношение к детям было совсем другое.

Покровский и Владимирский соборы тогда были разрушены и не действовали. Единственная действующая церковь находилось на Пожарова, возле кладбища. А дальше от Пожарова города не было — разве что около Херсонеса стояло три или четыре жилых дома. На Острякова домов тоже не было, здания стояли до улицы Супруна, а дальше — ничего. Таким маленьким был город.

Нина Николаевна Дмитриева, 71 год

Купаться можно было везде, где хочешь, пляжей почти не было. Просто море, никаких благоустройств. Только потом стали обустраивать места для купания.

Я тогда жила на Корабельной стороне. Хорошо помню, как строился кинотеатр «Севастополь».

А на улице Розы Люксембург еще долго потом стояли разрушенные дома. Восстановили их поздно. Сейчас Севастополь уже не узнать.