Социологи: 84% севастопольцев — пассивные материалисты

С января по май 2015 года НКО «Верное решение» провела в Крыму и Севастополе на гранты президента России комплексное исследование гражданского общества. И порвала шаблоны.
Коммерсант
27.08.2015

Это были кабинетные исследования открытых источников (СМИ и блогосфера, в том числе Украины), социологические исследования в Севастополе (300 респондентов) и в Крыму (850), экспертные интервью (23 эксперта и активиста) и фокус-группы (лоялисты и оппозиционно настроенные группы, крымские татары, социальные активисты и пассивные граждане), сообщает «Коммерсант».

Ожидания жителей полуострова окрашены как нейтрально-позитивные. «Готовы терпеть ради перспектив развития полуострова», однако «первоначальная эйфория себя исчерпала, на ее место пришло разочарование», «нет позитивной повестки дня», делает выводы «Верное решение».

Конфликтогенный потенциал общества (русские выражают недовольство «особым статусом» татар, украинцы жалуются на бытовую ксенофобию) назван умеренным, поскольку большинство сохраняет ощущение сплоченности, актуализированное «Крымской весной», патриотические настроения и устойчивую идентичность.

Большинство в Севастополе (51%) и Крыму (62%) готово поддержать партию или кандидата, которые выдвигают лозунг «сильное государство, заботящееся о своих гражданах», и только 1% и 2% соответственно — тех, кто ориентируются на Запад. Молодое поколение спокойнее относится к «украинизации», чем старшее.

Исследование установило, что социальная мобилизация общества слаба: высокой степени социальной ответственности жители полуострова не ощущают, за исключением парадигмы дом-двор.

На периферии активности находятся 60% в Севастополе и 62% — в Крыму.

Приоритетными для граждан являются проблемы заработка, занятости и безопасности. В Севастополе таких «материалистов» подавляющее большинство (84%), а в Крыму — 50% опрошенных (здесь еще 18% называют важным самореализацию и активность в обществе).

При этом социологи зафиксировали в Севастополе большую, чем в Крыму, тенденцию к «отказу от участия в жизни общества».

Одним из самых серьезных рисков является закрытость власти, отсутствие диалога с населением, ограничение свободы информации. Механизмы гражданского общества не отстроены. Общественную палату многие «воспринимают как декоративную» (70% в Севастополе и 80% в Крыму о таком органе не слышали вообще), практически нет работающих НКО: из 600 и 300 зарегистрированных в Крыму и Севастополе НКО реальную деятельность ведут только пять.

В то же время крымчане и севастопольцы дают высокие оценки вниманию, уделяемому полуострову федеральным центром, изменениям, произошедшим за год после воссоединения с РФ, политической обстановке в стране (экономическую обстановку большинство оценивает умеренно).

Вместе с тем эксперты зафиксировали и мнения о том, что общественная деятельность на полуострове отслеживается силовыми структурами, при этом регистрация НКО бюрократически заторможена.