«Я буду выносить сор из избы, потому что это и мой город тоже»

Суд о закрытии ресторана Олега Николаева по иску Роспотребнадзора перенесли на пятницу. Накануне глава местной «Деловой России» дал интервью «Севинформбюро», где рассказал о дружбе губернатора с «Островом», о том, почему Меняйло вдруг разлюбил заведение, и о том, что отпугивает от города инвесторов с материка.
НТС
16.09.2015

— Олег, буквально недавно прошла пресс-конференция председателя закосбрания Севастополя Алексея Чалого, в ходе которой он заявил, что губернатор осуществляет давление на вас и на ваш бизнес. О чем идет речь?

— Давление заключается в том, что мой ресторан «Остров» пытаются закрыть. Причем всеми способами, какие только возможны. И даже снести здание, которое я арендую. Выражается это в следующем. Нам стало известно, что еще полтора месяца назад начала проверку военная прокуратура, по зданию. Чем она закончилась, неизвестно. В момент сбора подписей (под обращением севастопольцев к президенту РФ, кампания была организована инициативной группой «Служу Севастополю!», куда вошел Олег Николаев. — Прим. ред.) к нам приехал помощник прокурора на черном «Мерседесе» тонированном, и с ним три женщины из местного Роспотребнадзора. Они предъявили предписание о проверке «ресторана Остров», хотя такого предприятия не существует — существует предприятие «Остров Крым». И начали проверку. На вопрос, что же послужило причиной вот такого внимания повышенного к нам, — а всем известно, что сейчас в России действует мораторий на проверки бизнеса, — было сказано, что некая гражданка Кодола обратилась с заявлением. Сути заявления нам так и не сказали.

— Хотя в принципе обязаны уведомить, да?

— Обязаны. Мы уже два раза обращались в прокуратуру, и в районную Ленинскую, и в городскую, с просьбой предоставить нам заявление этой гражданки, или хотя бы попросить ее зайти к нам, чтобы объясниться, чтобы понять суть претензий: в чем они состоят. То ли это зонтики не того цвета, то ли ее плохо обслужили, то ли она отравилась. Но это так и осталось тайной. Прошла проверка, и теперь Роспотребнадзор обратился в суд о закрытии ресторана.

— Вот так сразу?

— Вот так сразу. Причем суд принял решение это дело рассмотреть в ускоренном темпе.

Ну и, кроме того, всем известна нашумевшая история, такая смешная, по поводу установки шлагбаума при въезде на Исторический бульвар, под знаком «Въезд запрещен». Почему-то все правительство города и губернатор создали специальную комиссию, куда вошли и главный архитектор города, и начальник городского хозяйства, и другие главы департаментов — и все это по поводу установки какого-то шлагбаума. Три раза они пытались этот шлагбаум установить, на третий раз удалось поставить оранжевый столбик — самой палки нет, машины как проезжали, так и проезжают. Но причина такого повышенного внимания мне непонятна, как и всем горожанам.

— Вы связываете использование административного ресурса лично с губернатором Сергеем Меняйло. Скажите, а он знает вообще о существовании ресторана «Остров»?

— Конечно знает. Он очень часто обедал у меня и даже полтора месяца был на спецобслуживании. Очень часто он бывал в ресторане. И, кстати, когда он там бывал, почему-то никаких вопросов не возникало. Ни по зданию, ни по качеству еды.

— И вдруг все резко не понравилось.

— Да, вдруг все не понравилось. Кстати, то, что это давление лично от губернатора исходит, подтверждают и работники правительства. Они, не скрывая, говорят о том, что Сергей Иванович Меняйло приказал это сделать. Вот так.

— Действительно, вы стали объектом повышенного внимания сразу со стольких сторон. Нам интересны причины.

— Причина — это моя гражданская позиция. С момента моего переезда в город, а переехал я сюда четыре года назад, я пытаюсь относиться к Севастополю как к своему дому. Начал с того, что создал общественное движение «За чистый Севастополь». Сейчас оно объединяет очень много людей, мы каждую последнюю субботу месяца проводим субботники, пытаемся это делать в веселой открытой атмосфере. Кроме того, мы пишем жалобы на свалки, которых сейчас уже у нас в городе, к слову сказать, больше тысячи. Еще я создал сайт Zastroiki.Net, где каждый житель города может поделиться информацией о незаконной застройке. Сейчас на сайте более двухсот таких объектов.

— Я думаю, что очень многие вас поддерживают. Какова ситуация сейчас? Ваша позиция, ваша дальнейшая стратегия поведения?

— Я уверен, что все будет хорошо, что у нас все законно, что ресторан продолжит работу.

— Пока все, что вы описали, похоже на какое-то соцсоревнование: «Я закрою ресторан за месяц» — «А я закрою его за три недели».

— Ну да, это очень смешно выглядит, и любому человеку понятно, что это, конечно же, очень предвзятое отношение. Ведь ресторанов в нашем городе много, но почему-то именно ко мне вот такое повышенное внимание.

Но еще стоит упомянуть, конечно, о сборе подписей под обращением к президенту. Потому что давление усилилось именно тогда, когда мы начали собирать подписи.

— Горожане недовольны ситуацией в Севастополе. Как они это недовольство могут выразить? Только выйдя на митинг или собрав подписи? Это два оставшихся в России законных способа выразить свой протест? С митингом затея не удалась, поэтому было принято решение собирать подписи. И одна из жалоб ключевых — это было качество государственного управления в городе. На ваш взгляд, в чем заключается недостаток сложившейся системы управления? Что не так?

— Каждый из нас видит, что делается в городе. А не делается ничего. Дороги как не ремонтировались, так и не ремонтируются, их качество хуже. С мусором беда: у нас количество свалок не уменьшается, а растет. Сергей Иванович говорит: зачем нужно так кричать, зачем нужен митинг, для чего писать обращения к Владимиру Владимировичу — давайте придем и договоримся.  Так вот, мы приходили и пытались договариваться с Сергеем Ивановичем. И я — в том числе. Но все договоренности не работают, поэтому обращение к президенту это вынужденная мера.

— То есть суть проблемы — в отсутствии коммуникации?

— Абсолютно верно. Но вот еще одна проблема, очень серьезная. Мы говорим в обращении о катострофической ситуации в сфере ЖКХ. Здесь был заместитель губернатора Денис Добряков, который пытался эту проблему системно решать. В итоге его взяли и уволили. Вместо него теперь Олег Казурин, который устанавливает шлагбаум на историческом бульваре, убивая свое рабочее время. А когда я подошел к нему и спросил: «Олег, а что ты здесь делаешь так долго? Неужели это так важно для города — поставить шлагбаум на въезде в Исторический?». На что он мне ответил: «Я здесь просто прогуливаюсь». Ну, вот это что? Это же очевидная ложь.

И так во многом, во всем. Например, если мусор есть — то он есть. А если мы об этом говорим — то мы почему-то считаемся «пятой колонной».

Да, еще. На вопрос «Газеты.Ру», существует ли личный конфликт Алексея Михайловича (Чалого. — Прим. ред.) и Сергея Ивановича (Меняйло. — Прим. ред.), я ответил, что это не личный конфликт, это конфликт философий. Вот есть философия жизни в феодальном обществе, которое, как мне кажется, Сергей Иванович у нас в Севастополе пытается построить, и есть стратегия построения современного общества, которое пытается построить Алексей Михайлович здесь. Поэтому это не личный конфликт, наверное, а это конфликт двух подходов. Двух подходов к будущему Севастополя. Либо мы уйдем в прошлое, либо мы будем развиваться.

— Если конфликт существует, нужно искать пути выхода. Какова ваша дальнейшая стратегия?

— Состоится суд и, я думаю, суд примет законное решение. Никаких оснований для закрытия ресторана нет. Потому что, как я уже говорил ранее, ресторан это… Это… Мне тяжело говорить по поводу своего собственного ресторана. Мы старались сделать лучший ресторан в Крыму. Многие люди говорят о том, что нам это удалось. Это не только крымчане и севастопольцы — у нас даже есть люди, которые специально прилетают из Москвы, из Санкт-Петербурга, чтобы, например, попробовать новое осеннее меню. Кстати, я вас тоже приглашаю, приходите.

— Спасибо, если бы не повод такой грустный был… Давайте шире взглянем на проблему. Ведь дело не только в ресторане — сейчас закладываются основы взаимоотношений между обществом и властью, внутри самой власти закладываются эти основы. Насколько позитивные или негативные тенденции мы сейчас наблюдаем?

— Крайне негативные. Потому что я председатель «Деловой России», и я вообще-то объединяю предпринимателей города. Если давление осуществляется на мой бизнес, то представьте, что будет, например, с инвесторами. Ко мне вчера приехали люди из Сибири и спрашивают: «Олег, а куда ты посоветуешь нам вложить деньги? Вот мы тут думаем, например, построить битумный завод или пивоварни поставить небольшие чешские». А я говорю: «Знаете, ребята, завтра у меня суд по закрытию моего собственного ресторана». Они были шокированы. Сказали: «Давай мы сначала дождемся, что с тобой произойдет, а потом уже будем принимать решение, вкладывать сюда деньги или нет».

— А зачем вы отпугиваете инвесторов, выносите сор из избы? Это внутренние проблемы города, региона. Нужно решать их на местном уровне, правда?

— Я буду выносить сор из избы. И что бы ни произошло, я все равно продолжу относиться к Севастополю как к своему собственному дому. Сор этот я буду выносить до тех пор, пока он в избе будет. Я добьюсь, чтобы сора этого не было.

— Хорошо, а какие пути развития существуют у Севастополя на данный момент?

— Все описано в программе, которую Алексей Михайлович подготовил вместе со всеми, в том числе и со мной. Это программа стратегического развития Севастополя. Она была одобрена Владимиром Владимировичем Путиным, по этой программе было выдано пять поручений, она была одобрена губернатором Севастополя Сергеем Ивановичем Меняйло. Что он произнес в своей речи, когда его выбирали и голосовали за него депутаты? Он четко произнес, что он будет неукоснительно следовать этой программе. И также это была предвыборная программа «Единой России». В итоге мы ни на йоту не продвинулись сейчас в выполнении этой программы. Хотя она абсолютно реальна. Что бы ни говорили злые языки по ее поводу, она абсолютно реальна. Я вас уверяю как человек, который занимается бизнесом с 1988 года, что там все абсолютно реально. И что через пять лет Севастополь действительно может превратиться в город с профицитным бюджетом.

— Очень бы хотелось на это надеяться.

— Я, кстати, призываю всех севастопольцев ознакомиться с этой программой. Просто почитайте, это не так сложно. Там все понятно изложено.