О вине и простой человеческой жадности

Тем, что цены на привозные товары в Севастополе выше, чем на материке, мало кого удивишь. Но вот то, что некоторые продукты местного производства у нас дороже, чем за пределами Крыма, вызывает недоумение. Среди таких продуктов — и крымское вино.
Ольга Соловьева
23.10.2015

Цены на крымские вина вообще растут как на дрожжах. Причем речь идет далеко не об авторском виноделии, где цены зависят от имени винодела, и не о премиальных линейках винного масс-маркета. За год даже заурядные вина «Массандры» и «Инкермана» подорожали более чем в два раза. Да, экономика у нас рыночная, и никто вам не запретит устанавливать ту цену, которую люди готовы платить, но готовы ли?

Как выяснили «Примечания», разница в цене за одну и ту же бутылку между материком и Крымом доходит до 200 рублей — и не в пользу последнего.

Вот, например, мускат Esse. В супермаркете Нижнего Новгорода он стоит 399 рублей. 

А вот та же бутылка в севастопольском магазине — 480 рублей.

 

И это при том, что нижегородский дистрибьютор, покупая партию вина в Крыму, вынужден закладывать в цену доставку — а она весьма дорогая, учитывая, что только переправить одну фуру паромом через Керченский пролив стоит 20 тыс. рубей. По крайней мере, так нам — крымчанам и севастопольцам — объясняют, когда мы  спрашиваем, почему у нас идентичные продукты в магазинах настолько дороже, чем в соседнем Краснодаре.

Но ведь это вино производят в Крыму, и сложную логистику в его стоимость закладывать не нужно. Откуда же берется такая цена?

Связавшись с дистрибьютором Esse в Севастополе, «Примечания» выяснили, что отпускная цена этого муската — 330 рублей за бутылку. При покупке большой партии дают скидку от 5 до 10%. Очевидно, что материковые сети закупают именно крупные партии, иначе это просто теряет смысл. Вычитаем 10% от 330 и получаем 297 рублей. Выходит, накрутка новгородского магазина с учетом всех транспортных издержек — 102 рубля за бутылку. А в севастопольском магазине — 183 рубля, то есть почти в два раза больше. И это при ничтожной стоимости доставки. Значит, дело вовсе не в заговоре поставщиков, а в простой человеческой жадности.

Похожая ситуация и с массандровскими креплеными винами — портвейнами, мадерой, хересом и т. п. Даже в весьма непрезентабельных магазинах Севастополя они стоят как минимум столько же, сколько в московской сети супермаркетов «Перекресток», ориентированной на средний класс, где наценка не самая низкая по столице.

Очевидно, что такой неадекват снижает туристическую привлекательность Севастополя, усугубляя негативный эффект от санкций и транспортной блокады. Если уж мы оказались во многом в положении Приднестровья — то пусть хотя бы местный продукт у нас стоит так же дешево, как там. Кто был в Тирасполе, подтвердит, насколько там доступны вина и замечательные коньяки Kvint, до которых крымским — как пешком до Керчи.

У нас же вместо того, чтобы завлекать туристов более доступным, чем на материке, вином, продавцы ставят двойную накрутку, делая его покупку невыгодной. Многочисленные органы госрегулирования, где кормятся стада чиновников, эта проблема не волнует — они работают только по отмашке, а ее нет.

Но если полюбившееся вино материковый россиянин может найти в родном городе, да еще и дешевле, то зачем покупать его здесь?