Я пережила войну и голод. И бандитов обязана пережить

Куда обращаться, если соседи превратили твою жизнь в ад, возведя под окнами пристройку? Пенсионерка Нина Нехуженко обошла все инстанции. Все они признали строение незаконным — но судья упорно выносит решения в пользу нарушителя. Как в Севастополе добиться справедливости?
Евгений Фишблат
20.11.2015

Нина Дмитриевна Нехуженко — врач с 55-летним стажем, хирург, долгие годы работала в 1-й Горбольнице. В доме на Гагарина 22а она проживает в течение 44 лет. Новые хозяева квартиры № 1 на первом этаже возвели пристройку на ее глазах.

Квартиру № 1 Дышловая Надежда со своей дочерью Осташко Еленой купили в декабре 2011 года. А в начале апреля 2012 года началось строительство. «У нас здесь был газон. Виноград рос, гранат. Мы за ними ухаживали. Я 30 марта тут убрала, цветы посадила. А уже 3 апреля с работы шла — они тут все перевернули», — рассказывает Нина Нехуженко.

Когда пожилая женщина начала задавать вопросы, соседи ответили, что на строительные работы есть разрешение. Но это вызвало у нее сомнения — ведь с ней самой, как с живущей в непосредственной близости, никто строительство не обсуждал. Нина Нехуженко решила жаловаться в соответствующие надзорные органы. Первым делом она дала телеграмму в ГАСК на имя начальника.

И получила ответ: никаких разрешительных документов на строительство не выдавалось. Узнав об этом, женщина стала обращаться во все инстанции: в милицию и администрацию, КП «Жилсервис» № 5. Соседи ведут стройку, притом незаконно — Нина Дмитриевна считала, что просто обязана пресечь нарушение.

После этих жалоб Дышловая и Осташко стали угрожать пенсионерке, дважды обрезали ей телефонные провода. К тому же стройка мешала женщине спокойно отдыхать у себя дома после рабочего дня в поликлинике. Два месяца бригада из 6-7 человек работала на объекте целыми днями. Крышу покрыли мягкой кровлей, которая с наступлением жары начала плавиться, а битумные испарения — поступать в квартиру Нехуженко. У женщины случился приступ аллергии и с отеком Квинке, скорая забрала ее в больницу.

Летом 2013 года, устав от постоянных приступов аллергии, Нина Дмитриевна вызвала СЭС.  Специалисты нашли в квартире формальдегиды. Крыша в то лето расплавилась настолько, что дала течь. Работы по перекрытию начались вновь. Женщина снова попала с аллергией в больницу. Ей пришлось искать временное жилье, чтобы дождаться, пока проветрится ее квартира. Летом 2014 года пенсионерка несколько месяцев вынуждена была снимать квартиру, чтобы спастись от запаха гудрона.

Кстати, крыша пристройки находится непосредственно под окнами Нехуженко, открывая любому желающему доступ в квартиру. Дышловая и Осташко даже не предложили пожилой женщине установить ей решетки.

Еще в июне 2012 году КП «Жилсервис» №5 подал на хозяйку квартиры Надежду Дышловую в суд. В июне 2013 года судья Гаврилова принимает решение в пользу Дышловой. Суд признал пристройку незаконной, построенной со значительными нарушениями - но так как КП «Жилсервис №5» не является уполномоченным контролирующим органом, в сносе было отказано. Сама ответчица в суд ни разу не явилась.

С незаконной пристройкой пытался разобраться и ГАСК. Делом занималась судья Лугвищик. Комиссии, приходившие по адресу, хозяева пристройки к себе не пускали. Суд длился до ноября 2014 года и вынес по делу заочное решение, вступившее в силу 30 декабря 2014 года: незаконную пристройку снести.

Нина Нехуженко оформила исполнительные листы, не раз ходила к приставам. Но исполнение приговора так и не увидела. В феврале 2015 года она пошла в очередной раз в Гагаринский районный суд и выяснила, что решение по делу не может быть приведено в исполнение: ответчик своей копии так и не получила. Оказалось, что решение не было отправлено ответчице почтой.

Исполнительный лист Нехуженко выдали только в июне 2015 года. И сразу же она отправилась к приставу Бойко Наталье Борисовне. Долгое время по делу не было никаких подвижек.

Когда Нехуженко в очередной раз посетила службу, Бойко спросила ее: «А вы знаете, что Осташко (дочь хозяйки квартиры с пристройкой — прим. Авт.) принесла на вас заявление?».

В тексте заявления соседка написала, что Нина Дмитриевна психически больной человек и нуждается в принудительном лечении. Заявление подкреплялось подписями соседей.

В ответ на это заявление Нехуженко собрала целую кипу опровержений. И в каждом из них соседи пишут, что либо вообще не подписывались под бумагой, либо подписывали документ с другим текстом.

Все эти доказательства Нина Дмитриевна предоставила во все инстанции: обращалась к участковому, в прокуратуру с заявлениями об угрозах и подделке подписей. Но никакой реакции не последовало.

Нехуженко также получила в психиатрическом диспансере справку о своей полной вменяемости.

Но давайте разберемся с точки зрения закона: а какое вообще отношение имеет вменяемость соседки к законности возведения пристройки?

Площадь самовольно возведенного строения — 50 кв. м. Пристройка возведена на сваях прямо над газораспределительным узлом. В квартире сделана перепланировка, кухня превратилась в комнату, а все коммуникации выведены в пристройку. Пробив фундамент дома, хозяева провели к комнатам канализацию, поставили электроплиты, на которые не рассчитаны электросети дома. По словам Нины Дмитриевны в пристройке оборудованы комнаты, которые хозяйка сдает отдыхающим летом, и постоянным жильцам — зимой.

Все инстанции проверили правомерность подведения инженерных сетей и коммуникаций и вынесли свое решение: незаконно! Нина Дмитриевна обращалась также в Миндоходов Украины. Факт сдачи жилья внаем также подтвердился, и Дышловую обязали платить с доходов налоги.

Кстати, а платит ли хозяйка этого теневого хостела налоги сегодня? Вопрос интересный, особенно учитывая, что Госдума и правительство РФ запретили в России все хостелы, расположенные в жилых домах.

Когда ответчица Дышловая, наконец, получила решение суда по своему делу — она 2 ноября подала апелляционную жалобу в городской суд. Теперь Осташко, представляющая свою мать Дышловую, утверждает, что эта пристройка была возведена в 2009 году. Все документы, в том числе на землю, были получены. В 2011 году они якобы купили эту квартиру с пристройкой, а в 2012 они просто вставляли в окна стеклопакеты. В документах БТИ, которые есть в деле, пристройка не числится.

Нехуженко обратилась с заявлением в кадастр, чтобы выяснить законность существования пристройки. Но ответ по своему заявлению до сих пор не получила. Сначала он был отправлен на чужой адрес. В этом ответе представители кадастра сообщают, что продлили срок рассмотрения на 30 дней. А теперь пенсионерке сообщили, что этим вопросом занимается Департамент земельного контроля, и ответ она получит 27 декабря 2015 года.

Нарушен водосток, повреждена отделка фасада

А пока длится разбирательство, Осташко развернула травлю своей старенькой соседки, видимо, решив свести ее в могилу. И делается с такой бесстыдной наглостью, со столь неприкрыто сфабрикованными бумагами, что просто диву даешься.

Выбрав момент, когда пенсионерки не было дома, — она поехала на кладбище помянуть своего мужа — Осташко заявила в полицию, что Нехуженко, якобы находясь в невменяемом состоянии, повредила ее автомобиль Subaru Impreza 2005 года, стоявший во дворе. В качестве доказательств она предоставила результаты экспертизы, проведенной 24 марта 2015 года – экспертизу почему-то проводил предприниматель из Волгограда. Нине Дмитриевне Осташко прислала телеграмму с приглашением на эту самую экспертизу — но прислала ее она спустя четыре дня после самой экспертизы.

В документах волгоградского «эксперта» перечислены все мелкие повреждения на кузове машины. Никаких доказательств, что их причина — именно Нехуженко, а не десятилетнее пользование автомобилем, истица суду не предоставила. При этом ей отказали в возбуждении уголовного дела и полиция, и прокуратура, признав отсутствие состава преступления. Однако суд на голубом глазу выносит решение в пользу Осташко: Нехуженко должна возместить ей почти 40 тысяч рублей за ремонт. «Бедная» Осташко якобы не имеет никаких доходов, а находится на иждивение мужа с зарплатой в 10-12 тысяч рублей.

Чтобы описать гадливое изумление, которое вызывают наглая бесчеловечность хозяев пристройки и поведение судов, трудно подобрать слова. Эти люди откровенно глумятся над законом. Что-то или кто-то позволяет им так вести себя. Что, и кто?

А Врач Нехуженко сегодня живет на скромную пенсию. С работы она уволилась в феврале 2015 года. Из сбережений у Нины Дмитриевны — 400 рублей на карточке. Судебные тяжбы забирают из ее бюджета последние средства. Откуда у пенсионерки деньги, чтобы погасить ущерб? И вот суд налагает арест на ее квартиру — единственное жилье.

Еще раз обратите внеимание: все городские службы не могут добиться сноса незаконной пристройки в суде много лет — решение по делу о якобы поцарапанной машине принято за два заседания в двухмесячный срок.

Нина Дмитриевна подает апелляцию. И апелляционный суд снял арест с квартиры, но оставил под арестом имущество пенсионерки.

Интересно, какое имущество имеется в виду? В квартире чисто, но обстановка говорит даже не о бедности, а о нищете. Мебель 70-х годов, советский ремонт, старенький телевизор — вот так сейчас живет врач, отдавший медицине 55 лет своей жизни.

В суд подано заявление на отмену решения по этому делу в целом. Нина Дмитриевна считает себя невиновной в порче чужого имущества и собирается доказать это. Разбирательство состоится в декабре 2015 года.

Государственный жилищный надзор выступает третьим лицом в судебном разбирательстве о сносе незаконной пристройки в квартире, принадлежащей гражданке Дышловой. Рассмотрение апелляции ответчика назначено на 17 декабря в апелляционном суде.

«Я сама из Белоруссии, войну пережила и голод. Над нами фашисты так не издевались... Я и этих бандитов должна пережить», — с горечью говорит пенсионерка.

Она по-прежнему надеется на справедливость, несмотря на угрозы со стороны соседей. По словам Нины Дмитриевны, Осташко не только предупреждала ее о последствиях словесно, но уже неоднократно пугала ее на улице, вплотную подъезжая к пенсионерке на своей машине, угрожая сбить ее.

Давайте скажем это еще раз: органы исполнительной власти Севастополя не могут призвать к ответу гражданку, нарушающую закон. Государственный жилищный надзор, Департамент архитектуры и градостроительства, Земельный надзор, Горгаз, Водоканал, ГУПС «Стрелецкая бухта» — все признают, что Дышловая и Осташко возвели пристройку незаконно и с нарушениями. А суд раз за разом выносит решения, которые либо противоречат законодательству, либо не исполняются вовремя.

И тут мы — бинго! — снова обращаемся к губернатору Сергею Меняйло. Сергей Иванович, вы у нас главный защитник стариков. Может, обратите внимание на это вопиющее безобразие? Тем более, что однажды на личном приеме вы уже обещали Нине Нехуженко заняться этим вопросом.