Как живет без света бизнес в Крыму

Магазины и рестораны тратят на топливо для генераторов десятки тысяч рублей в день, но цены из-за этого не повышают: они в Крыму и так высоки, а зарплаты маленькие, пишет РБК.
РБК
30.11.2015

Некоторые торговые точки используют генераторы, завезенные сразу после присоединения Крыма из Сочи. Судьба всех «сочинских» дизель-генераторов весьма туманна, пишет РБК. «Из генераторов, завезенных полтора года назад, больше половины не подключена, — рассказывает глава Ассоциации «Торговля Крыма» Сергей Макеев. — Проблема в том, что их распределяли нерационально. Тогда пришло 1245 генераторов в Севастополь. Я на тот момент работал одним из руководителей сети супермаркетов «Фуршет». Мне позвонили из Минтопэнерго спросили: «Ребята, сколько вам надо генераторов?». Мы взяли пять, распределили по регионам, где у нас магазины, но подключили только два — в Симферополе и Севастополе». Макеев говорит, что даже для больших супермаркетов мощность «сочинских» генераторов в 750 кВт избыточна — один кВт обходится слишком дорого. Плюс подключение такого генератора обходится владельцу примерно в $10 тыс, а еще издержки на солярку и оплату специалиста, который его обслуживает.

Владелец севастопольского ресторана «Остров», глава местного отделения «Деловой России» Олег Николаев высказывается более категорично. «В итоге из всех этих генераторов, как писали журналисты, исчезло около 800. И пока свет был, никто особенно не переживал. Сейчас спохватились — а их нет».

В штабе ЧС судьбу сочинских генераторов не комментируют.

В новостях сообщают о поставках новых генераторов из России, их распределяют по заявкам учреждений, но бизнес обходится своими силами, вкладываясь в покупку собственных агрегатов. В зависимости от масштаба бизнеса покупаются устройства разной мощности. Для небольшого магазинчика достаточно генератора на 5-10 Квт. Стоимость такого аппарата начинается от 80 тыс. руб., говорят владельцы магазинов. Повышенный спрос привел к росту цен на генераторы — пожалуй, это единственный товар подорожавший в Крыму за последнюю неделю. Маломощный генератор может обеспечить питание для кассы и свет для пары-тройки лампочек в торговом зале. От холодильников, где хранилась заморозка, торговцы отказываются. Макеев говорит, что они «едят» слишком много энергии — от 100 КВт в супермаркете.

В самом большом ялтинском супермаркете — «Фуршет» на выезде из города, куда местные жители ездят закупаться продуктами впрок, в обесточенных холодильниках стоят ряды пластиковых бутылок с водой. Директор магазина Сергей Чубенко грустно улыбается — «пришлось всю заморозку убрать — мороженое, пельмени, кондитерку собственного производства, часть мяса, рыбу живую, тут у нас плавала — рассказывает он. — На 120 тысяч рублей товара списал, а что делать, все равно испортится. Вот с поставщиком пельменей, правда, договорился, что заберут на переработку, хоть что-то».

Кроме «заморозки», все остальное в магазине есть — большинство товаров в «Фуршете» — те же, что и в московских магазинах. Но Чубенко ассортиментом все равно не доволен. «Раньше наш магазин считался дорогим, престижным, много было импортного товара, средний чек был под 1,5 тысячи, сейчас стал меньше, товары в основном российские. Я ничего против не имею, но вот к качеству есть вопросы, — рассказывает он. — Колбаса, сыр, которые к нам приходят из России — разве это высокое качество?» На этих словах в торговом зале происходит обыденное: полностью гаснет свет и магазин погружается в кромешный мрак — «государственный» свет закончился на ближайшие шесть часов. Зажигаются фонарики мобильных телефонов. «Не беспокойтесь, — говорит Чубенко застывшему у витрины покупателю. — Сейчас генератор подключим. Буквально полминуты». Через полминуты в зале действительно загораются неяркие лампочки, а где-то за стенкой начинает тарахтеть дизельное чудище. Но никто и не волнуется, здесь все уже привыкли.

Цены на продукты в крымских магазинах с начала блэкаута не выросли, рассказали РБК в «Фуршете» и в конкурирующей сети «Сiльпо». Цены на продукты здесь итак довольно высокие — литр молока стоит около 70 руб., килограмм колбасы хорошего качества в районе 400 руб. «Здесь сложнее логистика и недостаточная конкуренция, — объясняет Сергей Макеев из ассоциации «Торговля Крыма». — К тому же выросла наценка ритейлеров — при украинской власти наценка составляла 17-18%, сейчас 40%». При этом покупательная способность местных жителей не так высока: крымчане, с которыми пообщался корреспондент РБК, говорили, в основном о зарплате в 10-15 тыс. рублей По данным Росстата, средняя зарплата в Крыму в I полугодии 2015 года составляла 20,2 тыс. рублей — это один из самых низких показателей по России.

Опрошенные РБК бизнесмены говорят, что основные издержки, возникшие из-за блэкаута, связаны с покупкой и обслуживанием генераторов. Но эти расходы некритичны. «Теперь нам приходится ежедневно сжигать по тонне солярки», — рассказывает замдиректора хозяйства Игорь Сердюк. Исходя из нынешних крымских цен, Alma Valley ежедневно «сжигает» около 37 тыс. рублей, но, по словам виноделов, повышать цены они не планируют.

Алексей Гринцевич, глава ялтинской компании «Центринвест», специализирующийся на девелоперских проектах и курортной инфраструктуре, тратит на поддержание своего ресторана «Фабрикантъ» 22 л сорярки в час — то есть около 20 тыс. рублей в день. По его словам, в этих условиях предприятие работает «в ноль», но даже временно прикрывать бизнес, который не приносит прибыли он не видит смысла. «Даже если мы работаем в ноль, закрываться все равно нет смысла, на предприятии работают люди, их не отправишь в оплачиваемый отпуск, к тому же в открытые заведения приходят люди переждать всю эту ситуацию», — говорит Гринцевич.

По словам Гринцевича, хуже дела у строителей. Стройки, по его словам, после отключения электричества в основном заморожены. «Есть заключенные контракты с субподрядчиками, где зафиксированы обязательства и сроки, но это форсмажорные обстоятельства и я уверен, что не возникнет штрафных санкций к подрядчикам, которые, к примеру, сорвут сроки, — говорит бизнесмен. — Для девелопмента остановка сейчас — это конечно плохо — зима в Крыму активный строительный сезон — летом активно строить нельзя — это мешает отдыхающим».

«Знаешь, что у нас тут изменилось за эти полтора года после присоединения к России? — спрашивает владелец севастопольского «Острова» Олег Николаев. — Эндорфины из крови ушли. Многое, на что надеялись, не сбылось. Но мы не сдаемся, главное — Севастополь на Родине».