Борьба с коррупцией Севастополя в 2016 году закончилась одним увольнением

За два года в правительстве и муниципалитетах Севастополя нашли только 13 коррупционеров, отчитался департамент общественной безопасности. Там разводят руками: показатели маленькие из-за того, что мало полномочий. За это же время прокуратура выявила 160 нечистых на руку чиновников, а СК возбудил не менее сотни уголовных дел на коррупционеров. В Заксобрании же считают, что в городе нет комплексной работы антикоррупционного департамента и правоохранителей.
ForPost
09.12.2016

Департамент общественной безопасности (при экс-губернаторе Сергее Меняйло — департамент по противодействию коррупции) рассказал о борьбе с казнокрадами, взяточниками и жуликами. По данным департамента, при местном правительстве создана комиссия по координации работы по противодействию коррупции, которая в 2016 году провела два заседания по семи вопросам. Есть еще комиссия по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов госслужащих, назначаемых губернатором. Подобные комиссии созданы и в муниципалитетах.

«За девять месяцев 2016 года состоялось 24 заседания комиссий по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликтов интересов. На них рассмотрены материалы в отношении 216 служащих. По результатам к дисциплинарной ответственности за совершение коррупционных правонарушений привлечено 12 служащих, в том числе один в виде увольнения в связи с утратой доверия. Для сравнения, в 2015 году состоялось только пять заседаний таких комиссий», — отрапортовал департамент общественной безопасности на сайте правительства Севастополя.

Кстати, в 2015 году к «дисциплинарке» привлекли одного чиновника, и то муниципального уровня, уточнил ForPost в департаменте общественной безопасности.

Хотя прокуратура в первой половине 2016 года в органах исполнительной власти города выявила 59 коррупционных нарушений, за их совершение к ответственности — дисциплинарной, административной и уголовной — привлечены 12 чиновников. В госучреждениях и организациях, учредитель которых правительство Севастополя, выявлено 36 коррупционных нарушений — и привлечен к ответственности 41 чиновник. За весь 2015 год в органах исполнительной власти Севастополя и организациях, учредитель которых правительство города, прокуратура выявила 246 коррупционных нарушений и привлекла к ответственности 107 чиновников.

А следственным управлением Следственного комитета по Севастополю в 2015 году было возбуждено 115 уголовных дел по коррупции, в которых фигурировали лишь чиновники.

Экс-губернатор Сергей Меняйло отказывался отчитываться о борьбе с коррупцией, у него департамент противодействия возглавлял Гай Юрченко, который сам шел против закона, совмещая госслужбу и бизнес. Юрченко в августе 2015 года сменил Юрий Шерстнев, после отставки Меняйло получивший кредит доверия врио губернатора Дмитрия Овсянникова.

Шерстнев сообщил нам, что оценивать работу департамента по противодействию коррупции за 2015 год неуместно, так как более полугода департаментом руководил Юрченко — и публичная оценка его деятельности была бы некорректной и может быть расценена как нарушение законодательства о госслужбе.

Шерстнев добавил, что управление по профилактике коррупционных и иных правонарушений официально появилось в департаменте общественной безопасности лишь 31 декабря 2015 года, а работать начало через несколько месяцев. И занималось формированием нормативной базы антикоррупционной деятельности, организовывало работу комиссии по координации работы по противодействию коррупции в Севастополе, выстраивало работу комиссий по служебному поведению в органах госвласти и местного самоуправления.

«Конечно, есть определённые проблемы и недостатки в работе, но главное, что мы их видим и стараемся устранять, — признал Юрий Шерстнев. — В целом управление по профилактике коррупционных и иных правонарушений работает в правильном направлении и его деятельность можно считать удовлетворительной».

Руководитель департамента общественной безопасности согласился, что по результатам прокурорских проверок привлекается к ответственности больше чиновников. Но, поправился Шерстнев, у прокуратуры более широкие полномочия. Да и значительная часть привлеченных прокуратурой к ответственности — работники госучреждений и предприятий, не госслужащие, и проверки в отношении их не в полномочиях департамента, полагает Юрий Шерстнев.

Он уточнил, что в 2017 году департамент ожидает существенного увеличения числа проверок, что может повлечь рост числа госслужащих, привлечённых к ответственности.

«Из отчета департамента общественной безопасности за 2016 год я увидел, что комиссии заседали 24 раза, а в 2015-м — 5 раз. Если исходить из этого, работа департамента стала значительно "эффективнее". Я еще в прошлом году сказал, что вся отчетность о борьбе с коррупцией сводится к количеству заседаний комиссий и проведенных профилактических мероприятий. В новом отчете есть профилактика коррупции среди студентов — это мне напоминает "патриотическое воспитание" детей "Ночными волками", столь же бессмысленное мероприятие», — сказал депутат законодательного собрания Севастополя Сергей Кажанов.

По его мнению, у департамента нет достаточно полномочий, чтобы бороться с коррупцией, есть более серьёзные организации – ФСБ, прокуратура, Следственный комитет, с которыми надо вести комплексную работу: информация из департамента должна поступать к ним, и правоохранительные органы должны реагировать. Но «активность наших следственных органов, к сожалению, невысокая».

«По моей инсайдерской информации, севастопольские судьи искренне удивляются уровню дел, которые поступают к ним от правоохранителей, — малозначимых. Серьёзных дел нет. Но значит ли это, что коррупции нет?» — уточнил Кажанов.

Он добавил, что многие горожане вообще не знают об антикоррупционной деятельности или сомневаются в том, что такая работа ведется, — люди признают, что коррупция никуда не делась. Депутат полагает, что, во-первых, конечно, нужна эффективная антикоррупционная профилактика; во-вторых, надо информировать общественность, куда им обращаться, если они столкнулись с коррупцией; в-третьих, все случаи пойманных за руку чиновников надо выносить в публичную плоскость — «по крайней мере, это усложнит жизнь коррупционеров».

«А сегодня мы знаем, что некоторые госслужащие имеют крупные фирмы, записанные на жён, детей и прочих родственников. Об этом знает весь город! И никакой реакции абсолютно нет», — констатировал Сергей Кажанов.

Алексей Лохвицкий