Правительство Севастополя снова срывает реконструкцию парка Победы

Вице-губернатор Илья Пономарев заявил об ответственности депутатов, «подконтрольных олигарху Чалому», за срыв реконструкции парка Победы к 9 Мая. Речь идет об отказе заксобрания согласовать перевод 205 млн руб на достройку скандального парка с других объектов городской культуры. Депутаты отвечают, что правительство не предоставило им никаких обоснований для перераспределения этих немалых средств.
ForPost
03.04.2019

Деньги эти, как сообщил замглавы департамента финансов Михаил Ноздряков, в прошлом году были возвращены в федеральный бюджет как неосвоенные. Теперь их предстоит получить назад, и Правительство РФ это якобы обещало — но только после того, как власти Севастополя снимут 205 млн с других объектов и направят их на парк Победы. Тогда, уверил Ноздряков, эти деньги будут Севастополю компенсированы. Однако внятных доказательств этих заверений депутаты не увидели. Зато раньше им приходилось видеть многочисленные примеры того, как правительство Севастополя вводит их в заблуждение.

«Если вы посмотрите текст поправок, предложенных правительством, там написано так: снять средства с объекта капитального строительства по департаменту культуры и направить на объект капитального строительства по управлению по делам молодёжи и спорта. Какие это объекты, совершенно непонятно. Я уже говорил и ещё раз повторю: это кот в мешке, - цитирует ForPost главу бюджетной комиссии заксобрания Вячеслава Аксенова. - Мы попросили перечень конкретных объектов, конкретных мероприятий и обоснований — почему с одних объектов деньги снимают, а на другие направляют. Но эту информацию мы так и не получили».

«Это не вредность — это желание понимать, откуда мы снимаем средства и куда направляем их и почему, — поясняет депутат Вячеслав Горелов. — Чтобы разобраться в поправках правительства, нами была выполнена большая работа. Проведённый анализ поправок разъяснил судьбу 400 с лишним миллионов рублей, но в окончательном письме правительства стало понятно, что перераспределяются 542 млн. Судьба ста с лишним миллионов оставалась непонятной. И, конечно, принимать такие поправки мы не могли».