Сносить «Диалог» будут через суд

По словам директора департамента архитектуры и градостроительства Севастополя Александра Моложавенко, сейчас идет сбор документов для подачи иска о сносе трех этажей скандального недостроя.
Андрей Лучников
11.04.2017

О том, что торговый центр на Большой Морской, 23 и ныне там, хотя решение о сносе в ноябре 2015 года утвердил градсовет, Моложавенко напомнил депутат Вячеслав Горелов.

«Что касается «Диалога», мы сейчас проектную документацию собираем и все возможные сведения, которые у нас есть по этому объекту, будем готовить требования о сносе этого объекта, — сказал Моложавенко. —Оснований достаточно для того, чтобы такую процедуру запустить. Мы говорим, что это самовольно построенный объект, и уже в процессе судебного разбирательства может быть принято такое решение».

Напомним, еще задолго до начала строительства торгового центра на его месте находился внутридомовой сквер. Несколько позже там появился бар, постепенно превратившийся в двухэтажное здание. В середине 2000-х годов владельцы тогда ещё двухэтажного здания приняли решение возвести монументальный торговый центр в семь этажей, что, безусловно, идёт вразрез с нормами этажности на территории исторического центра города. Как вспоминают жители близлежащего дома — подписи о согласии на начало строительства бизнесмены буквально «выменивали» у пенсионеров на булку хлеба и бутылку молока.

[[incut? &ids=`15643`]]Однако и на этом история нарушений строительства торгового центра не прекращается: так, например, на сегодняшний день фактическая высота здания уже превысила 10 этажей.

Более того — в ходе работ застройщиком была уничтожена городская собственность— лестница, соединяющая Центральный холм и улицу Большую Морскую, а также закрыт общественный туалет в торце здания.

В августе прошлого года застройщик начал восстанавливать проход к городской лестнице. Тогда владелец здания Александр Приходько сообщил «Примечаниям», что все работы по сносу пристроек будут закончены через месяц — то есть к сентябрю 2016-го года.

Но этого не случилось — срезана была лишь часть бетонных конструкций, и доступа к лестнице нет до сих пор.