Технократ победил политика. Россия потеряла еще один шанс на развитие

«Алексей Чалый невольно занял какую-то важную нишу в общественном сознании России, и никем другим эта ниша занята в ближайшее время быть не может», — комментирует уход Чалого с поста спикера заксобрания Севастополя российский политолог Борис Межуев. «Я очень надеюсь, что он вернется в политику, потому что такие честные и благородные люди там очень нужны», — говорит общественник Владимир Гарначук. «Еще один из символов Русской весны "ушел со сцены"... Достали, вынудили», — пишет координатор помощи ополченцам Донбасса Александр Жучковский.
Борислав Кашихин
29.12.2015

«За этот год мне удалось пообщаться с ним дважды, — пишет Межуев о Чалом. — Мы опубликовали интервью с Алексеем Михайловичем на "Русской идее" по итогам беседы в январе. Но летний разговор с Чалым на меня произвел более сильное впечатление.

Алексей Михайлович был довольно откровенен и, кажется, впервые и единственный раз позволил себе выразить что-то вроде политико-философского кредо, а именно сказал, почему в современной российской политике большую роль должны играть заксобрания. Почему субъективность ЗС имеет важное значение для развития региона. Почему там где ЗС подчинен исполнительной власти, там рано или поздно появляются люди из ФСБ или СК.

Видно было, что Чалому тяжело дались эти слова — он человек технократической культуры, далекий вообще-то от любви к парламентаризму и гражданскому обществу. Тем ценнее было его признание и его понимание смысла представительства, которое он попытался выразить в своем, менеджериальном, языке.

Я обрадовался тому, что Чалый стал говорить все-таки немного как политик, что он понимает: невозможно победить местных бюрократов, сросшихся с разного рода кланами и структурами, оставаясь только деятелем регионального масштаба. Его сила была именно в федеральной поддержке. В том, что он невольно занял какую-то важную нишу в общественном сознании России, и никем другим эта ниша занята в ближайшее время быть не может. Такой стопроцентный либерал и в то же время стопроцентный патриот. Не придерешься ни с какой стороны.

Но, увы, по моему далее технократ победил политика. Дай Бог, если я не прав. Меняйло, конечно, никуда не уйдет, никто никуда не уйдет. Все останутся на своих местах. Только Россия потеряла еще один шанс на развитие — политическое даже в большей степени, чем технологическое», — резюмирует Межуев.

«Чалый поступил как настоящий самурай, это благородный поступок, совершенно нетипичный для российской власти, — считает общественник, борец с незаконной застройкой Крыма и Севастополя Владимир Гарначук. — После нашего обращения работала большая комиссия, которая на 95% подтвердила все, что мы писали. Но конкретных действий не последовало, ситуацию фактически "замылили". Но Чалый не такой человек, чтобы делать вид, будто ничего не происходит, он не будет играть по чужим правилам и работать, когда работать не дают, поэтому и ушел. Я очень надеюсь, что он вернется в политику, потому что такие честные и благородные люди там очень нужны, жители города аплодируют его решению».

«С большим сожалением узнал об отставке Чалого, — признается известный ополченец, координатор российской добровольной помощи Донбассу Александр Жуковский. — Еще один из символов Русской весны "ушел со сцены"... То, что Чалый ушел сам, ничего не меняет — значит просто достали, вынудили».

«Это, скорее всего, спонтанное решение, потому что у Алексея Михайловича много планов и нереализованных задумок осталось, но он человек эмоций, такой у него характер, — поясняет собеседник «Газеты.Ру». — Так же было и в прошлый раз, когда ему предлагали быть губернатором, а он отказался».

«Просто Чалый — честный и искренний человек, к тому же порядочный, а нельзя быть порядочным наполовину — он публично заявлял, что уйдет с поста, если не сможет реализовать задуманное, вот и ушел, — говорит глава «Деловой России» Севастополя и сторонник Чалого Олег Николаев. — Даже полномочий спикера заксобрания не хватило, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки — программа развития Севастополя осталась на бумаге, исполнительная власть ничего не сделала, чтобы она была реализована».